4424

Мапачо и икарос. Как Индейцы шипибо-конибо открывают внутреннее зрение

«После того как ты делаешь пару глотков из деревянной рюмки с аяуаской, начинаешь видеть в темноте. Аяуаска - церемониальный напиток, который перуанские шаманы-курандерос приготавливают из листьев местного растения чакруна. Это не алкоголь и не наркотик, но пара глотков этого древнего отвара открывает особые двери и позволяет плавно воспринять переход в священные для индейцев миры. 

Ты лежишь на матрасе, среди экзотических звуков влажной амазонской ночи, а потом вдруг, внезапно оказывается, что ты неплохо видишь почти что в полном мраке. И даже если твои глаза закрыты…»

Такие ощущения в джунг­лях Амазонки испытала Юлия Грабарь, профессиональная путешественница, ведущая авторской программы «Путешественник» на телеканале ВОТ («Ваше общественное телевидение» в С.-Петербурге), координатор этнографической экспедиции при поддержке Русского географического общества, целью которой является изучение наследия индейских шаманов в племенах, проживающих на берегах Амазонки центральной части Перу. Недавно она побывала в этом удалённом от мест массового туризма регионе Южной Америки и поделилась впечатлениями с «АиФ». 

- В тех местах, где мы оказались, хватает не только настоящих шаманов, но и псевдошаманов. Желающие пообщаться с шаманами Амазонки добираются до самых отдалённых уголков Бразилии и Перу, ну и, естественно, люди с хитрецой делают на этом бизнес. Случается так, что никакими волшебными способностями лжешаман не обладает, но тем не менее может провести «туристический ритуал» для легковерных паломников.

Однако нам повезло. После трёх дней путешествия на катере вверх по Амазонке мы оказались в деревне племени шипибо-конибо, которое славится среди других племён своими шаманами-травниками - курандерос, как здесь их называют.

Шипибо-конибо, по сути, представляет собой союз племён. Эти индейцы численностью около 30 тыс. человек населяют амазонскую сельву на территории Перу и зарабатывают на жизнь рыболовством и обслуживанием перевозок по рекам. И знамениты, кстати говоря, не только своими шаманами: из рядов шипибо-конибо вышел, например, известный перуанский художник Пабло Амаринго.

Шаман, или курандеро (от испанского глагола «курар» - «лечить»), в первую очередь лекарь. Много веков, а возможно тысячелетий, курандерос накапливают свои знания в сельве и лечат с помощью растений, среди которых живут. Это люди природы, люди леса, знахари-травники, обладающие особым «магическим» знанием, которое они получают в процессе обучения, проходящего в изоляции в джунглях. Они, например, утверждают, будто слышат растения по голосам - каким голосом говорит пальма, а каким - чак­руна. «Растения-учителя» - так формулируют шаманы.

У шамана дона Хильберто большая семья.
У шамана дона Хильберто большая семья. Фото: Юлия Грабарь

Белые колдуны

Многие из курандерос вообще не знакомы с современной медициной. Однажды у одного из участников нашей экспедиции заболела голова, и поэтому он отказался от участия в шаман­ской церемонии. А потом спросил у шамана: «Можно я съем таблетку?» Тот удивился: «А что это такое?» - «Таблетка от головной боли». Шаман удивился ещё больше: «Зачем это нужно?! Мы сделаем тебе настой из пиньон негро (мест­ный кустарник), и боль исчезнет». И действительно, заварили в тазике какие-то листья с маленькими чёрными шишечками, опрокинули этот тазик на голову нашему коллеге, он посидел с мокрыми волосами с полчасика... и голова прошла.

В этой деревне жил известный на всю округу курандеро - белый колдун. А неподалёку, в соседнем посёлке, проживал брухо, то есть ведьмак, колдун чёрный. Очень удобно: если кому-то из индейцев надо навести порчу на своего врага, он идёт к брухо, а тот, на кого порчу навели, если у него что-то пошло в жизни не так, отправляется к белому колдуну...

Дом шамана.
Дом шамана. Фото: Юлия Грабарь

В один из дождливых дней вождь племени привёл нас к шаману. Шаман сам вышел навстречу из своего бунгало: пожилой дядечка, ростом около 1 м 60 см, с некоторым даже пузцом, чуть усталый, но глаз острый, одет в простые холщовые штаны и рубашку х/б. Он поклонился: «Будьте, пожалуйста, нашими гостями!» Все индейцы называют его Папа (с ударением на последнем слоге), хотя официально его зовут дон Хильберто. На шаманскую церемонию он пришёл в тех же холщовых брючках, рубашечке и кепке. Ничем волшебным от него не веяло: обычный дедушка. Сел, достал трубочку, не спеша набил её церемониальным табаком - мапачо, зажёг свечи, разлил всем по паре глотков терпкой аяуаски - и всё, ритуал начался...

Папа дон Хильберто и вождь.
Папа дон Хильберто и вождь. Фото: Павел Берснев

Мапачо и икарос 

Курандерос курят мапачо с большим пиететом: для них это не просто табак, а дух, который помогает сосредоточиться, войти в другие миры. Церемония продолжается с 9 вечера до 2 ночи. Перед ней не кормят, чтобы ты был настроен на нужную волну. Шаманы требуют определённой диеты во всех смыслах - и в пище, и в теле (запрещено употребление соли, сахара, масла, жира, алкоголя, и никаких там драк или контактов с противоположным полом). Предписывают даже ментальную диету - ограничение в мыслях... Но вот настой выпит, и шаман начинает петь. Шаманские песнопения называются «икарос». С помощью икарос шаман управляет церемонией, общается с духами, лечит пациентов.

Невозможно передать вибрационное воздействие этих песен. Это даже и не песни в буквальном смысле. Шаман может петь басом, а может - фальцетом. Он словно «пропевает» тебя на разных частотах: можно сказать, своим голосом выбивает из тебя какие-то проблемы, лечит таким образом больные органы, голосом воздействуя на организм, и ведёт тебя в волшебном едином поле. 

В какой-то момент церемонии дон Хильберто сказал мне: «Эта зона у тебя стала проб­лемной с 4 лет, сейчас будем с ней работать». И слышу, что он поёт уже на другой частоте. А потом спрашиваю: «Почему так?» Он ответил: «Каждый орган человеческого тела работает на своей волне, поэтому я пою так, как нужно этому органу...» 

То ли от воздействия напитка, то ли от шаманских песнопений у каждого из нас в темноте открывалось «внутреннее зрение». Как это объяснить? На каком-то «внутреннем экране» перед тобой появляется занавес, а на нём узоры. Эти узоры все участники церемонии видят одинаковыми. И более того, как выяснилось, уже много сотен лет их вышивают женщины племени шипибо-конибо - на одежде, покрывалах, салфетках и т. д. Почему мы видели именно их? Я не знаю. Но все члены экспедиции, которые, так же как и я, погружались в мир духов в процессе церемонии, во тьме различали одно и то же, разве что пульсировали эти узоры у каждого по-разному…

Продолжение рассказа о шаманах Перу читайте в одном из следующих номеров «АиФ Без границ».

«АиФ» без границ № 9 2016 г.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество