aif.ru counter
20.06.2019 00:08
1895

Иоланда Чен: можно ли вывести нашу лёгкую атлетику из состояния комы?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. Почему мелеют российские реки? 19/06/2019
Иоланда Чен.
Иоланда Чен. © / Кадр RT

В ноябре 2015 года Международная ассоциация легкоатлетических федераций (ИААФ) из-за грандиозного допинг-скандала приостановила членство Всероссийской федерации лёгкой атлетики ­(ВФЛА). С тех пор у нас нет ни команды, ни флага, а спортсменов допускают к международным соревнованиям лишь в нейтральном статусе (сейчас этот статус имеют всего 67 человек). В июне ИААФ продлила отстранение ­ВФЛА в 11-й (!) раз. Чемпионка мира и спортивный комментатор Иоланда Чен объясняет «АиФ», почему всё это происходит. 

Виктория Хесина, «АиФ»: Последнее решение ИААФ ожидаемо?

Иоланда Чен: Для меня – да. И нет никакой уверенности в том, что что-то изменится к чемпионату мира по лёгкой атлетике (в конце сентября. – Ред.). Ситуация на политической арене такова, что нашим «друзьям» выгодно дер­жать Россию на этом поводке. С санкциями они не особо преуспели, нагадить, по большому счёту, получается только в спорте – поставить в унизительное положение, когда мы вынуждены выступать без гимна, флага, в каком-то нейтральном статусе. Думаю, они будут тянуть до Олимпиады-2020, потому что уж очень это лакомый кусочек.  

Сделано своими руками 

– Политика – очень удобный аргумент. Но ведь «допинг-плоды» продолжает пожинать только лёгкая атлетика. К остальным вопросов нет, даже паралимпийцам флаг вернули. 

– То, что мы своими руками сделали с нашей лёгкой атлетикой, – отдельная история. Вот сейчас мы отрапортовали, что все выставленные критерии по восстановлению выполнили, штраф заплатили (3,2 млн долл.). А тут вновь всплывают нарушения (среди тех вопросов, что есть сегодня к России: дисквалифицированные тренеры продолжают работать с атлетами, российские чиновники могли участвовать в фальсификации медицинских документов. – Ред.). То есть мы со своей стороны не сделали всё, чтобы заявлять: «А какие к нам претензии?». Было бы иначе – мы бы не просили и не ждали, а требовали, шли бы в международные суды, если понадобится. 

И я абсолютно согласна с Юрием Ганусом (глава Российского антидопингового агентства (РУСАДА­) с 2017 г. – Ред.), что в первую очередь надо было всё менять в нашей федерации, включая руководство. У человека есть понимание выхода из ситуации – то, что называется «дорожной картой». Так восстановили в правах РУСАДА, федерацию тяжёлой атлетики, у которой проблем было больше, чем у нас. Надо было брать эти вещи на вооружение. Но где там! Реакция на предложения Гануса по лёгкой атлетике: «Это несвоевременно». Вы меня извините, а своевременно – это когда? Да, давно пора было! На кону стоит флаг страны, чтобы выйти с ним на Олимпийских играх! 

– Двукратная чемпионка мира по прыжкам в высоту Мария Ласицкене тоже призывает руководство ВФЛА и тренеров, связанных с допингом, уйти в отставку.

– Беда лёгкой атлетики в том, что в руководстве находятся люди, не знающие этого вида спорта. Глава федерации пришёл из абсолютно иного мира – из футбола (Дмитрий Шляхтин возглавляет ВФЛА с 2016 г. – Ред.). Был эпизод: когда умерла наша великая дискоболка Фаина Григорьевна Мельник, которую знает весь мир, возник вопрос, можно ли как-то помочь с похоронами. А он спрашивает: «Кто это?» 

Как человек, который не знает ни предмета, ни людей, может на что-то влиять? И ведь есть не только официальные переговоры. Очень важны и кулуарные вопросы – та самая тайная политика. Посидеть, перекусить, переговорить – обязательно надо быть в этой тусовке, продавливать свои интересы. Сейчас же наше руководство просто присутствует на протокольных мероприятиях и выслушивает вердикты. Но присутствовать и решать –  разные вещи. 

Нас упрекают в том, что всплывают имена тренеров, запятнанных в допинге. Но я так понимаю, что руководство просто не может на них воздейст­вовать – никто не слушает, ибо авторитета не хватает. Наверное, если бы на пост главы федерации пришёл опытный человек из мира лёгкой атлетики, знающий и обожающий этот вид спорта, они бы его послушали, отошли в сторону. И я вас уверяю, что есть огромное количество людей, которые могли возглавить федерацию и помочь ей в этой ситуации.

– То есть вы предлагаете не верить заверениям ВФЛА, что проделана большая работа? 

 – Я в лёгкой атлетике, извините, с 1974 г., а папа – с 1952-го (Евгений Чен – известный советский легкоатлет и комментатор. – Ред.). Я там родилась и оттуда буду уходить, судя по всему, когда мне 100 лет исполнится. Поэтому имею право говорить об этом виде спорта всё, что думаю.

Работа? Да какая работа, если они даже не смогли проконтролировать лучшего прыгуна в высоту! (Даниил Лысенко был отстранён от международных соревнований за пропуск трёх допинг-тестов. Лысенко представил ИААФ документы, в которых говорится, что он был недоступен для тестирования по не зависящим от него обстоятельствам. Во время слушаний обнаружились расхождения между устными показаниями спортсмена и письменными доказательствами. – Ред.) Вы же сейчас свободны от какой-либо серьёзной работы, вы от всего отстранены. Что вам помешало проконсультировать парня в этих бумажных вещах, которыми он не привык заниматься, так как с детства прыгает? Почему вы для тех, кто допущен к выступлениям, выигрывает турниры и отстаивает вашу честь, не можете хоть что-то сделать? С такой ерундой не справиться и на ровном месте получить проблему! В сталинское время это называлось вредительством.

 Когда крыша улетает 

– Четвёртый год длится отстранение федерации. А на сколько лет наша лёгкая атлетика откатилась назад за это время?

 – Минимум умножайте на 2. У нас половина спортсменов, которые могли бы ещё 4 года выступать, закончили, потому что семьи на что-то кормить надо. Ситуация такая в стране, что считают каждую копейку, поэтому раздавать деньги федерации, которая нигде не выступает, никто не стремится. А готовиться за свои – не каждый на такое пойдёт. У нас тренеры начинают разбегаться – кто-то в массажисты, кто-то пошёл в футбол. Постепенно разбредаются люди, которые обожают этот вид спорта и могут делать его славу. И самое страшное, что происходит, – в лёгкую атлетику новая кровь не идёт, потому что понимают, что сейчас это бесперспективное направление. Вот в чём катастрофа.

– В катастрофе виноваты ещё и бесконечные аннулированные результаты. Согласитесь, когда вчерашние чемпионы попадают в списки допингистов, это отталкивает людей от лёгкой атлетики.

 – Естественно. Но тут во многом вина современного спортивного мироустройства. Я не понимаю, когда на свет вытаскиваются пробы 10-летней давности и на основании этого начинают аннулировать достижения. Спорт – это здесь и сейчас: выиграл, проверили, чист, наградили. И вот эти глупости, которыми занимаются ВАДА и спортивные федерации, пересматривая результаты какой-то доисторической давности. Уже и не вспомнишь, кто был первым, а кто – десятым. Ни медалей, ни премий уже никто не вернёт. Чушь всё это. Не работает абсолютно. Это вызывает лишь какое-то брезгливое отношение к мировой лёгкой атлетике. Дрязги непонятные, как стая собак грызётся за какую-то косточку.  

– Среди тех российских легкоатлетов, которых обвинили в употреблении допинга, несколько человек всё же вернули свои олимпийские медали МОК. 

– Если вернули, значит, чувствуют себя виноватыми, значит, что-то употребляли. Человек, честно получивший медаль, никогда её не отдаст. Ему будет всё равно, что там в пробе нашли, какие царапины на колбе были. Знаете, есть притча. Отец дал сыну задание заработать рубль. Сын у кого-то этот рубль выпросил, принёс отцу, а тот его в печь бросил. Сын посмотрел – ну и ладно.  Второй раз такая же ситуация. Опять выпросил рубль, опять отец рубль – в печь. Обидно, конечно, но ничего. А третий раз сын заработал сам, по копеечке насобирал. И вот когда отец бросил и эти деньги в печь, то сын голыми руками начал их выгребать из огня. Тут то же самое. То, что заработано потом и кровью, зубами будешь выцарапывать.

– Мы много сегодня говорим про нулевую терпимость к допингу. Но вот, например, высказывание бывшего главы ВФЛА Валентина Балахничёва: «Призовые никто не отменял. Когда прилетают шальные шестизначные суммы, не у всех крыша может удержаться». Прав ведь?

 – К Валентину Балахничёву мы по-разному относимся: за что-то очень ругали, за что-то хвалили. Но он человек как раз из лёгкой атлетики, это не отнять. И прав он абсолютно: да, улетает крыша. А что, только у спортсменов улетает? А ФСБ, МВД, Захарченко? Люди с такими званиями начинают сходить с ума от денег и творить чудеса. Так чего же требовать от спортсмена, у которого век короток и очень хочется заработать? Но я вам ещё раз скажу: лёгких побед не бывает. Никакой допинг ничего не решит, хоть с утра до вечера его жрите. Пахать надо в любом случае. И к допинговой политике сегодня очень много вопросов. Потому что без медицины спорт обойтись не может. Но где заканчивается медицина и начинается допинг? Там настолько границы размыты. С этим тоже надо что-то делать, идти в ногу со временем. Только на одних запретительных мерах, нулевой терпимости далеко не уйдёшь. 

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество