aif.ru counter

Рекордные дозы. Сколько денег рядом с допингом?

«АиФ» решил изучить коммерческую составляющую главного спортивного вопроса — 2016 и выяснить, кто зарабатывает на запрещённых препаратах, позволяющих улучшить результаты на аренах.

Врач-дилер

О космических прибылях, которые приносит допинговый бизнес, «АиФ» рассказал предприниматель, попросивший не называть его фамилию: «С середины 1990-х на заводе в подмосковной Старой Купавне мы выпускали анаболический стероид метандиенон (увеличивает мышечную массу, повышает выносливость. — Ред.) Оборот нашего маленького предприятия достигал примерно 350 млн долл. в год, мои сотрудники постоянно меняли машины и квартиры. При себестоимости упаковки 50 центов продавали мы её по 100-150 долл., то есть прибыль составляла 3000%. Вообще же в этом бизнесе норма прибыли от 1000%. Продавали наши стероиды в Штатах, куда их доставляли дипломатической почтой, причём организацией экспорта занимались наши американские партнёры. Правда, ни один наш дилер в США больше 8 месяцев не мог продержаться — садился в тюрьму, а вот в России проблем не было, потому что мы платили всем, кому нужно. В 2002 г. мы этот бизнес прикрыли — нас начали сильно теснить дешёвые китайцы...»

Согласно исследованию Алессандро Донати, посвящённому мировому обороту допинг-веществ (опубликовано в 2007 г.), объём мирового рынка допинга превышает 50 млрд долл. Производство препаратов поделили между собой Китай, Индия, Таиланд, Пакистан и Узбекистан — страны, каждая из которых имеет более-менее развитую фармацевтическую промышленность и дешёвую рабочую силу. «При этом самая высокая прибыль у американских и британских компаний, которые являются собственниками патентов на эти вещества», — говорит Давид Мелик-Гусейнов, директор ГБУ НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы.

Допинг регулярно употребляют 15,5 млн человек, из них треть — спортсмены, остальные — любители-качки. Но точно оценить объём этого рынка не может никто. «Допинг-индустрии как чего-то совершенно отдельного не существует, — отмечает Давид Мелик-Гусейнов. — Часто производители допинга — это обычные фармкомпании, а “запрещённые вещества” вне спорта и физкультуры являются лекарст­вами».

В России ни разработчиков, ни производителей допинга нет — нам досталась роль транзитного коридора для переправки его партий на Запад; периодически наши пограничники и таможенники перехватывают такие грузы. В Штатах разработкой новых допингов занимаются сотни небольших фирм, которые потом продают права крупным производителям. Изготавливают препараты для профессионалов в лабораторных масштабах. Создание же наиболее сложных веществ — прерогатива секретных лабораторий Пентагона.

Самый популярный допинг — анаболические стероиды. Подобную массовую продукцию сбывают через интернет-магазины (годовой доход может достигать 40 млн долл.) или фитнес-центры, где в роли дилеров выступают тренеры. А на профессиональном рынке розничную торговлю ведут «чёрные» врачи, которые зарабатывают на одном атлете от 30 тыс. долл. Здесь популярны совсем иные препараты, вроде DeltaG, разработку которого заказало Минобороны США для увеличения боеспособности солдат. Основной его компонент — кетоны, которые вырабатываются в организме человека, когда он голодает или на диете. В видах спорта, требующих выносливости, это «лекарство» может сильно приблизить атлета к медали. Существуют и другие «нехимические» допинги — так, рост работоспособности вызывает переливание крови и её компонентов.

Неофициально спортивные медики признают, что допинг используют 80% профессионалов. В первые месяцы подготовки к соревнованиям спортсмену хватает собственных ресурсов, затем он принимает курс препаратов, заранее заканчивает его и на контроль выходит чистым. В таких случаях положительный анализ — это просчёт врача.

Золотой антидопинг

Обогатиться можно и на борьбе с допингом. Доход приносит всё — от ассигнований на исследования до взятия проб у атлетов. Одна допинг-проба в зависимости от сложности стоит от 200 до 850 долл. А если умножить это на количество спортсменов, проверок, соревнований? По данным Международного олимпийского комитета (МОК), участники последней Олимпиады в Рио сдали более 5 тыс. проб. Значит, на анализы только за эти две с лишним недели потрачено от 1 млн до 4,2 млн долл.

ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство) ежегодно обновляет список запрещённых препаратов. Он также позволяет заработать — если не деньги, то политические очки. А потому там не брезгуют помощью людей даже с подмоченной репутацией. Достаточно вспомнить главного обвинителя России Григория Родченкова (экс-директор московской антидопинговой лаборатории), который сам признавался в том, что снабжал спортсменов допингом. Более того, на его родную сестру было заведено уголовное дело за распространение стероидов, т. е. она зарабатывала на тех самых качках в спортзалах.

На одних только заявлениях Родченкова ВАДА построило свою теорию о том, что допинг в России поддерживается на государст­венном уровне. Между тем интересный комментарий для британской «Таймс» дал Виктор Конт, экс-глава американской фирмы, снабжавшей допингом титулованных спортсменов: «Я полагаю, что во многих странах мира практикуется допинг, спонсируемый государством». Конт привёл следующий пример — перед Олимпиадой 1988 г. у десятков американских спортсменов обнаружились положительные допинг-пробы, но им разрешили участвовать.

Полная победа над допингом невозможна в принципе, вынуждены признать эксперты: в этой сфере крутятся огромные деньги и затронуты интересы государств, поэтому антидопинг всегда будет на шаг отставать от допинга. К слову, производители допинга иногда сами «сдают» свои препараты антидопинговым лабораториям. И пока лаборатории с усердием ищут то, что им «сдали», спортсмены используют совсем иные средства.

«Думаю, рано или поздно спорт придёт к разделению на две ветви, — считает Мелик-Гусейнов. — Первая — чистый, может быть, любительский, без призовых, полностью свободный от допинга. Вторая — тот, где соревноваться будут не спортсмены, а фармацевты».

Как обманывали допинг-контроль

Подсыпали ферменты (протеазы) в анализы, которые уничтожали следы употребления.

Накладной пенис с чистой мочой - этот трюк для анализов использовал Майк Тайсон.

Прятали контейнер с чистой мочой в прямой кишке.

Капали машинное масло в анализы. Это затрудняет выявление стероидов.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что случилось с Анастасией Заворотнюк?
  2. О чем фильм «Капкан»?
  3. Что известно об актере Викторе Власове?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ