aif.ru counter
35304

«Каждый день как праздник». Три девушки и одна жена Алексея Ягудина

Татьяна Тотьмянина, Киоко Ина, Елена Бережная и Яна Батыршина.
Татьяна Тотьмянина, Киоко Ина, Елена Бережная и Яна Батыршина. © / Кадры youtube.com, Commons.wikimedia.org / Коллаж АиФ

Алексей Ягудин — олимпийский чемпион Игр-2002 в Солт-Лейк-Сити, когда под руководством легендарного тренера Татьяны Тарасовой он добился наивысшего результата в своей карьере. Но о спортивных подвигах спортсмена известно многое. Куда интереснее было узнать из автобиографической книги «НаPRoлом» о его любовных похождениях до начала официальных отношений с фигуристкой Татьяной Тотьмяниной.

Яна Батыршина

— Приблизительно в это время я увлекся Яной Батыршиной. Известная гимнастка-«художница», она завоевала серебряную медаль на Олимпийских играх 1996 года в Атланте. Случилось так, что, листая журнал, я наткнулся на ее фото на рекламной странице. У чемпиона мира есть свои преимущества, и мне не составило труда узнать номер ее телефона. Мы встретились несколько раз — для этого я специально приезжал из Питера в Москву, но у нас не было возможности познакомиться поближе, так как я улетал в Штаты для участия в соревновании профессионалов и любителей.

У меня было свободное время перед поездкой на сборы в Адлер, и я воспользовался этим, чтобы связаться с Яной. Когда мы встретились в начале года, мне казалось, что мы понравились друг другу. В турне я думал о Яне, скучал по ней и не мог дождаться, когда увижу ее вновь. После нескольких свиданий я отметил, что у нас много общего. Мы оба были неисправимыми спорщиками и старались переспорить друг друга. Наши споры доводили нас до изнеможения. Мне было грустно, когда Яна уехала на спортбазу, хотя мы оба понимали, что у нас ничего не получится. Столкнулись два сильных характера. Мы попросту не смогли бы ужиться. Каждый тянул одеяло на себя.

Елена Бережная

— Я подружился с фигуристкой Еленой Бережной. Мы виделись на разных соревнованиях и могли говорить часами. Начало нашей дружбы не предвещало ничего серьезного — мне просто нравилось общаться с ней. С течением времени мы стали видеться чаще, и мое отношение к Лене изменилось. Хотя наша дружба была чисто платонической, я спрашивал себя, не влюбился ли я в Ленку.

Встречаться с ней так часто, как мне хотелось бы, оказалось нелегко. Тогда я не был близко знаком с ее партнером Антоном Сихарулидзе и не ведал, каковы были его чувства к Лене. Антон же постоянно опекал ее и делал все, чтобы держать нас на расстоянии друг от друга.

Перед чемпионатом мира-1998 я тренировался в Финляндии, а Лена в это время была в России. За две недели я истратил 300 долларов на звонки ей по мобильному телефону. Все мои счета оплачивала мама. Когда она получила такой огромный счет, то позвонила мне: «Чем ты там занимаешься?» И я ей — единственной — рассказал о своей влюбленности. Мы с Леной не были уверены в том, что будем вместе, и условились не распространяться на эту тему.

Мои романтические отношения с Бережной продолжались преимущественно по междугороднему телефону все лето и всю осень. Встречаясь на соревнованиях и в шоу, мы редко проводили наедине более получаса. Каждого из нас занимала своя карьера. И хотя я становился все более и более уверенным в своих чувствах к Лене, она колебалась, прежде чем сказать мне «да». А я давно заметил: если не можешь чего-то добиться, то желаешь этого все больше и больше. В сентябре я наконец решился сделать Лене предложение. Я поведал о своих чувствах Татьяне Анатольевне, и мы вдвоем отправились покупать кольцо для помолвки. Знаю, это было несколько преждевременно, но желание во всем добиваться своего, которое я унаследовал от мамы, обычно берет во мне верх над рациональным мышлением.

Я собирался преподнести кольцо Лене во время финала Гран-при, который должен был состояться в Санкт-Петербурге в начале 1999 года. Однако к тому времени страсть исчезла. То, что казалось мне любовью, в конце концов оказалось лишь увлечением. Я так и не вручил кольцо Лене, а она, полагаю, даже не догадалась о моих намерениях.

Киоко Ина

— Позже, в 2001–2003-х годах, мы близко общались с Киоко Иной. Она японка по происхождению, восточная девушка, а на деле этакий микст. Америка наложила на нее свой отпечаток, и в отличие от большинства японских девчонок Киоко была вполне раскованной. Она даже несколько раз приезжала со мной в Россию. Но мы из разных миров! Ина выросла в обеспеченной семье, у нее дедушка — высокопоставленная персона. В Нью-Йорке ее квартира располагалась прямо через дорогу от бывшего дома Джона Леннона. И, когда я привозил ее к нам на дачу, где подушки и матрацы были набиты сеном, а вместо антенны у телевизора сзади была воткнута подвешенная к потолку проволока, она испытывала шок.

Мы практически никогда не жили вместе. Киоко тренировалась в Нью-Джерси, а я — в Коннектикуте. Она приезжала ко мне на выходные каждую неделю — там езды всего два с половиной часа. Но я человек непостоянный и не позволяю отношениям развиваться в серьезном направлении. Я ведь не девушка, мне рожать не надо. Могу годам к 35–40 создать семью. У меня такой взгляд на жизнь. Неудивительно, что мы с Киоко расстались, причем по обоюдному согласию. Она старше меня на семь с половиной лет и в тот период начала встречаться с другим мужчиной. Я подумал: «А нужно ли мне ее удерживать? Ей пора задуматься о будущем, а я еще молодой, у меня каждый день словно праздник».

Татьяна Тотьмянина

Рассказывая в книге о своих приключениях на любовном фронте, Алексей Ягудин не раз признавался, что для него важно было оставаться свободным. Он легко сходился и расходился с девушками. Тем удивительнее история его отношений с нынешней супругой Татьяной Тотьмяниной.

Впервые они познакомились будучи подростками — ему было 15 лет, ей — 14. Они тренировались в Санкт-Петербурге на катке Дворца спорта «Юбилейный». Возможно, регулярно пересекались на льду, но особого внимания друг на друга не обращали. Единственным связующим звеном между ними был Максим Маринин — партнер Тотьмяниной по танцам на льду. Но даже когда они пересекались втроем, особого общения между Ягудиным и Тотьмяниной не складывалось — Таня была серьезной девочкой и на тот момент о каких-то любовных отношениях не думала.

Так они и двигались всю спортивную карьеру параллельно. Второе знакомство произошло на проекте Ильи Авербуха «Звезды на льду». Ягудин и Тотьмянина стали чаще общаться, а сблизил их гастрольный тур — на тот момент оба спортсмена не состояли в отношениях. Во время командировки Алексей и Таня много времени проводили вместе — ходили изучать достопримечательности новых городов, посещали музеи. А вернувшись домой, решили жить вместе.

Дело было в 2007 году, когда после нескольких месяцев совместного проживания 27-летний Ягудин собрал вещи и съехал. Причина — неготовность к семейной жизни, о которой мечтала Татьяна.

Вскоре пресса стал писать о бурном романе Алексея с певицей Александрой Савельевой из группы «Фабрика», но продлился он недолго. Оказалось, Ягудин и Тотьмянина все еще хотят быть вместе, тем более к Алексею пришло осознание, что пора сделать окончательный выбор. И пусть не сразу, но пара обрела свое семейное счастье. Правда, для этого пришлось пройти через трагедию — мама Татьяны угодила в автокатастрофу в начале 2009 года. Она была самым близким человеком для девушки, поскольку вырастила ее без отца. К сожалению, через неделю после аварии мамы не стало. И все это время рядом с Татьяной был Алексей, оказавший полную поддержку.

В ноябре 2009 года у Алексея и Татьяны в Москве родилась дочка Лиза, а в октябре 2015-го во Франции — вторая дочь Мишель. В феврале 2016-го Ягудин и Тотьмянина официально расписались в Красноярске.

 

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы