20458

Илья Брызгалов: «В Америке, по сути, идёт гражданская война»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Что скрывают глубины морские? 28/04/2021
Илья Брызгалов.
Илья Брызгалов. / Алексей Куденко / РИА Новости

Российский вратарь Илья Брызгалов, имеющий в активе 29 игр за национальную сборную России по хоккею и многолетний опыт выступления в составе команд НХЛ, рассказал АиФ.ru, почему не считает США, где живёт больше 20 лет, сильной страной, с кем из тренеров и по каким поводам ругался, почему игры НХЛ стали скучными, по какой причине голосовал за Трампа, а не за Байдена, а также о том, вернётся ли он когда-нибудь в Россию на ПМЖ.  

Владимир Полупанов, АиФ.ru: Илья, добрый день. Хочу уточнить: вы по-прежнему живёте недалеко от Филадельфии?

Илья Брызгалов: Да. В штате Нью-Джерси.

— Какая обстановка сейчас в вашем регионе в связи с пандемией? Остались ли какие-то ограничения, которые делают жизнь некомфортной?​

— Кто-то в масках ездит в автомобиле и даже спит, кто-то живёт обычной жизнью, соблюдая элементарные требования. Надеваем маски в магазине и в других общественных местах. У нас всё работает, все услуги доступны. Дети полноценно учатся в школе. И весь детский спорт тоже открылся: секции, спортивные школы.

— Ваш 14-летний (старший) сын Владислав тоже вернулся к тренировкам?

— Да, мы тренируемся, готовимся к национальному чемпионату, который пройдёт в Далласе с 28 апреля по 2 мая.

— Вы по-прежнему тренируете своего ребёнка?

— Да. И заодно помогаю его команде. Так сказать, на подхвате.

— На общественных началах или официально?

— Я официальный тренер. Здесь неофициально нельзя работать. Иначе команду оштрафуют или снимут очки, если нет тренерской лицензии.  

— В недавнем интервью Вячеслав Фетисов сказал мне: «Наша хоккейная школа сегодня не соответствует методикам и тенденциям мирового хоккея. У нас 6-летние дети тренируются 6 раз в неделю. А к 10-12 годам они выгорают и бросают хоккей. Он им просто надоедает. К тому же мы не даём возможности ребёнку заниматься чем-то другим, полноценно развиваться как личности». Нечто похожее есть в детском хоккее в США?

— Обычно у нас 2-3 тренировки в неделю с командой. В остальное время ты можешь тренироваться индивидуально, если тебе это нужно и ты этого хочешь. Здесь дети не играют только в один хоккей, это симбиоз разных видов спорта. Кто-то совмещает хоккей с лакроссом, кто-то — с футболом, кто-то — с бейсболом, кто-то — с баскетболом. Всё время комбинируют 2, а то и 3 вида спорта. У меня сын совмещает хоккей и лакросс. Согласен с Вячеславом Александровичем: 6 дней в неделю тренироваться для 6-летнего ребёнка — это слишком много. 

— Внимания и денег футболу в России уделяют не меньше, чем хоккею. Но наши хоккеисты (Овечкин, Малкин, Панарин и т. д.) в мировой элите спорта, в НХЛ. А российских футболистов, играющих в европейских клубах, и то не в самых топовых, можно пересчитать по пальцам одной руки. С чем это связано, на ваш взгляд?

— Понятия не имею. Футболом совсем не интересуюсь. В детстве играл в футбол с друзьями летом. Он был неотъемлемой частью нашего учебного процесса. Потому что у нас в Тольятти было всего 2 катка. Нас надо было чем-то занять, и мы играли в футбол, баскетбол, гандбол. Это помогало общему развитию. Но я не смотрю и не слежу за тем, что происходит в профессиональном футболе. Меня он вообще не интересует.

— Но почему в хоккее у нас получается? Только вратарей из России сегодня в НХЛ с десяток, не говоря уже о полевых игроках высочайшего класса. Несмотря на слова Фетисова о том, что мы отстаём, наша хоккейная школа по-прежнему сильна?

— Хоккей в России развит, наверное, потому, что у нас северная страна. Исторически этот вид спорта в нашей стране всегда был в приоритете. Люди партбилеты клали на стол, если результат сборной был неудовлетворительным, или когда советские топ-клубы проигрывали в суперсерии командам НХЛ. Сборная СССР по хоккею часто добивалась высоких результатов и на чемпионатах мира, и на Олимпиадах. А наша футбольная сборная не может похвастаться большими достижениями, нет наследия.

— «Хоккей сейчас таким скучным стал. Как ни включишь НХЛ, опять там какие-нибудь „Вашингтон“ с „Филадельфией“ играют. Скукотища. Неинтересно смотреть, когда нет разнообразия», — сказали вы. Неужели всё так и обстоит или вы иронизировали?

— Ни в коем случае. Все должны понимать, что такова наша постковидная жизнь. Деньги никто не хочет терять. Поэтому что-то соорудили на скорую руку, и играют одни и те же команды между собой в одних дивизионах. У меня есть свой опыт, когда играл в фарм-клубе «Цинциннати Майти Дакс». Поскольку мы базировались далеко от восточного побережья, туда на игры приходилось добираться 13-17 часов на автобусе. Поэтому с командами с восточного побережья мы играли редко (а нужно было сыграть 80 игр за сезон). А с командами, базирующимися не так далеко, например с «Чикаго Вулвз», «Милуоки Эдмиралс» и т. д., мы играли в сезоне по 8 раз. И ещё в плей-офф встречались. Вот и выходило по 15 игр за сезон. Это, конечно, скучно и неинтересно. Ты уже всех прекрасно знал и даже ненавидел. Когда команды из одной конференции играют с командами из других конференций, это гораздо интереснее. Потому что есть разнообразие. В НХЛ команды разные: на востоке один хоккей, на западе — немного другой (философия, стиль).

— У вас были переезды по 13-17 часов на автобусе?!

— Цинциннати находится в сердце Америки. И, если оттуда ехать в Филадельфию, это занимает 14 часов. Я 4 года играл там, и 2 раза за сезон нам приходилось ездить на такие расстояния на автобусе.   

— А почему не на самолёте?

— Бюджет фарм-клуба не позволял. Но если надо было ехать очень далеко, куда-нибудь в Сан-Антонио, то мы летали, конечно. Тоже не очень удобно: в 5 утра первым рейсом. Но туда на автобусе невозможно добраться. Надо за неделю выезжать.

— То есть, играя в хоккей, вы глубинную Америку посмотрели. Что вас больше всего поразило?

— Америка очень разная, это сшитое из лоскутов одеяло. Средний Запад, Техас — это одна Америка, восточное побережье (Нью-Джерси, Коннектикут) — совсем другая, Флорида и Калифорния — третья и четвёртая Америка. Везде люди со своими взглядами, правилами, мировоззрением. Один город блестит от лоска, застроен небоскрёбами. А есть глухие провинциальные места, где стоят фермерские домики и пасутся коровы. И не факт, что там есть центральная канализация. Тут тоже хватает своих сортиров на улице, как и в России. Это разнообразие не только географическое, но и ментальное, политическое. Поэтому я не удивлён тому, что сейчас в Америке такой раскол, идёт, по сути, холодная гражданская война.

— Как вы относитесь к движению «Жизни чёрных имеют значение»?

— Сам слоган странный. По моему мнению, от него отдаёт расизмом. Жизни чёрных имеют значение, а жизни белых,  латиноамериканцев, азиатов, получается, не имеют?! Почему мы выделяем чёрных в отдельную категорию? Жизни других людей не важны?

— Когда спортсмены преклоняют колено перед матчем в знак солидарности с этим движением, вы это тоже не принимаете?

— Я бы никогда не встал. Меня из-за этого, наверное, выгнали бы из команды. Я всегда был повстанцем.

— Репортажи из Миннеаполиса поражают. Такое ощущение, что никакой власти в городе нет. Или нам тут показывают искажённую картинку? Как обстоят дела на самом деле? Вы следите за тем, что там происходит?

— Здесь сейчас только и говорят о судебном процессе над бывшим полицейским Дереком Шовином, который задушил при задержании уже немолодого чернокожего Джорджа Флойда . Вынесли решение, что полицейский превысил полномочия и виноват в смерти задержанного. Это грандиозный скандал! Одни радуются, другие считают, что вердикт несправедлив. Я не знаю, что происходило на самом процессе, какие доводы приводились. Но члены жюри (присяжные Ред.) рассказывали, что на них оказывалось давление, им угрожали. Получается, что это не суд, а судилище.

— Вводить санкции…

— Да какие это санкции?! Я вас умоляю, просто делают вид. Мне кажется, в России все смеются над этими санкциями.

— У вас бывают споры с друзьями, знакомыми, соседями на политические темы?

— Конечно, общаемся. У сына в команде есть мальчик, с мамой которого мы часто беседуем. Она вся из себя демократка, когда-то работала в администрации Клинтона, делала там много проектов. Между нами нет больших противоречий, мы понимаем, что часто СМИ раздувают конфликты. Не пытаются успокоить общество, найти компромисс, а, наоборот, сталкивают людей лбами. На какие-то вещи у нас общие взгляды. Допустим, мать-одиночка воспитывает ребенка, пытается работать, быть уважаемым членом общества. Я не против, чтобы мои налоги шли на помощь таким людям. А если человек нигде не работает, торгует наркотиками, не хочет интегрироваться в общество, почему он должен получать помощь от государства? Не хочу, чтобы на него шли мои налоги. Я против этого. Нам говорят, что таких людей маленький процент. Какая разница, какой процент? Надо разобраться, кому нужно помогать, а кому нет. А не всем безработным без разбора выделять деньги.   

— Вы признавались, что голосовали за Трампа. «Байден больше похож на членов советского политбюро», — сказали вы. Спустя время не жалеете, что отдали голос за Дональда, а не за Джо?

— Нет, конечно. Посмотрите на Байдена, ну, он же недееспособен. Мы много раз могли наблюдать, как он заговаривается, путает слова, теряет мысли, падает. Мне кажется, он вообще ничем не управляет. Им управляют. У него каждую неделю проходят брифинги, которые он проводит якобы вместе с Обамой. Так кто на самом деле в офисе сидит? Обама или Байден? Вся команда Байдена — это бывшая команда Обамы. Просто Обаме по закону уже нельзя там быть.

— Почему сильная Америка выбрала себе такого слабого и немощного президента?

— «Сильная Америка»?

— Вы сомневаетесь в этом?

— Что вы вкладываете в понятие «сильная»?

— Экономика США по-прежнему одна из ведущих в мире, доллар продолжает оставаться резервной валютой.

— Это разные вещи. Не надо путать экономику и общество. Сила в единстве. Когда общество едино и есть какая-то цель, неважно, в каком состоянии экономика. Если все члены общества смотрят в одном направлении, со временем они создадут мощную экономику. Главное, чтобы была идея, вокруг которой можно объединиться. Римская империя разделилась на две части — восточную и западную — потому, что не было объединяющей идеи.

— Россия, по-вашему, более едина?

— В России бываю от силы 2 раз в год. Но мне кажется, что в России то же самое. У нас правительство отдельно, народ отдельно, Кавказ отдельно, Дальний Восток отдельно, Север вообще никому не нужен, ну кроме ресурсов. Центр России сам по себе. Я бы не сказал, что в России есть какое-то единство. Когда смотришь телевизор, там всё красиво. А на самом деле выходишь на улицу, оказываешься среди людей и понимаешь, что всё не так, как показывают. Некоторые люди позволяют себе такие высказывания: «А зачем нам кормить Кавказ? Он нам не нужен». Да вы что, обалдели?! Что это вообще такое?! Люди на Кавказе — такие же граждане России. Да, у них другая вера, на некоторые вещи они по-иному смотрят. Проявите к ним уважение. Давайте лучше уберём тех, кто говорит, что Кавказ не нужен.

— А за российским хоккеем вам удаётся следить? Или у нас такая же скукотища, как в НХЛ?

— Про КХЛ я вообще ничего не могу сказать, не слежу. Всё, что меня в данный момент волнует, — это детский хоккей, ребята 14 лет, ровесники моего сына. Кто и за что играет сегодня в КХЛ, меня не интересует.

— Но вы как-то говорили, что, если бы хотели зарабатывать много денег, играли бы в российском чемпионате, в КХЛ. Говорили?

— Совершенно верно, были времена (в 2010-е годы), когда в России платили хорошо. А сейчас в связи с девальвацией рубля и урезанием бюджетов ситуация сильно изменилась. Допустим, подписывают контракт с игроком на 125 млн рублей. Представляете, сколько у клуба из бюджета уходит только на одного человека? Это по курсу 2 млн долларов. Разве это деньги, когда в НХЛ люди по 8 млн получают? Да, в США высокие налоги. Но все равно в Америке хоккеисты больше зарабатывают. И есть возможность себя проявить.

— На сайте sports.ru прочитал про вас такой пассаж: «Илья Брызгалов — самый кайфующий хоккеист на пенсии. Он даёт по два интервью в сутки, развлекает зрителей и игроков на Матче звёзд, стрижёт деревья в саду и критикует Путина. Всё это оплачивает „Филадельфия“, которая до 2027 года будет переводить бывшему вратарю больше 1,5 млн долларов в год, потому что однажды там дали ему большой многолетний контракт, но очень быстро поняли, что ошиблись. У хоккейных фанатов Брызгалов заработал репутацию чудика, который отхватил большой контракт, резко сдал и стремительно завершил карьеру в 34 года, довольно рано по меркам вратарей и вообще современных хоккеистов». Всё так?

— То, что я наслаждаюсь жизнью, правда. Могу быть не согласен с Путиным в каких-то вещах, это тоже правда. Я и с Трампом, и с Байденом не соглашаюсь по ряду вопросов. Это нормально. То, что выкупили мой контракт по спортивным принципам, неправда. Я играл хорошо. У нас были разногласия с менеджментом «Филадельфии», мы совершенно не понимали друг друга. И поэтому решили просто-напросто расстаться. То, что я завершил карьеру рано, в 34 года, тоже правда. Я просто устал от хоккея. Если бы у меня не было такого «золотого парашюта», может быть, я бы ещё пытался дальше играть. Но, когда у тебя есть «золотой парашют», ты устал от хоккея, живёшь в одном городе, а жена с маленькими детьми — в другом, ты начинаешь задумываться: «А зачем нужен хоккей?» То, что мне «Филадельфия» платит ежегодно 1,5 млн долларов, — это не секретная информация. Так оно и есть. По правилам выкупленного контракта сумма уменьшалась на 2/3, но увеличивалась из-за длительности погашения в 2 раза.

— Можно сказать, что вы сорвали джек-пот?

— Разве это джек-пот? Вот житель Мэриленда в январе этого года сорвал джек-пот в размере 731 млн долларов. Вот это джек-пот!

— «Если начнёшь спорить и ругаться с тренером, то ничего не добьёшься, я это проходил», — сказали вы. Можете рассказать, в каких командах и по какому поводу вы ругались? Известна история, когда в 2006 году на Олимпиаде в Турине вы поругались с Владимиром Крикуновым. А помимо этого?

— Про конфликт с Крикуновым я вообще не помню. Очень давняя история, 15 лет прошло. С Питером Лавиолеттом (тренер «Филадельфия Флайерз» в 2009 -2013 гг. – Ред.) я сильно ругался. Я ему говорил: «Не хочу, чтобы защитники блокировали броски. Потому что я теряю контроль над игрой, не вижу, что происходит». А он мне отвечал: «Я так привык, это моя философия». Мы с ним полтора года бодались, он ни в какую. В начале сезона Крис Пронгер (защитник, обладатель Кубка СтэнлиРед.) получил травму и закончил с хоккеем. И в конце моего второго сезона в «Филадельфии» пришёл на игру как болельщик и сказал тренеру: «Питер, почему у тебя защитники шайбу ловят? Они же закрывают обзор вратарям, которые не контролируют своих игроков». После этого разговора Питер на собрании объявил: «Теперь будем играть по-другому. Защитники, боритесь с нападающими на пятачке и дайте вратарю возможность видеть шайбу». Представляете, я полтора года с ним об этом же спорил. Он слушать ничего не хотел. И в один миг раз — и поменял стратегию. И какова моя реакция? Чудак ты, Питер, на букву «м». 

— Ещё одна ваша цитата, которая широко разлетелась по СМИ: «У вратаря два пути: быть героем или козлом отпущения». Вы чаще себя кем ощущали, когда играли? Героем или козлом отпущения?

— В России слово «козёл» носит негативный оттенок. В Америке слово «goat» (козёл Ред.) не является ругательным. Это и аббревиатура, которая расшифровывается так: Greatest Of All Time — «Лучший на все времена». Так что смотря в каком контексте это слово употребляется (смеётся). Хотя есть в английском и выражение «scapegoat» (козел отпущенияРед.). 

— По-моему, вы ушли от ответа.

— Судить не человеку, который играл. Это выносится на суд болельщиков, специалистов. Я могу думать про себя одно, а у людей может быть иное мнение.

— Но кем вы себя чаще ощущали?

— Я ощущал и ощущаю себя счастливым человеком. У меня любящая и любимая жена, дети. Остальное настолько всё неважно... Может, это звучит самонадеянно, неуважительно, но я настолько сконцентрирован на себе, на своей конкретной жизни, что меня не интересует то, что люди обо мне думают. Я занимаюсь детьми, домашними делами, а большие процессы меня не волнуют. Если вы хотите со мной общаться, я с радостью с вами пообщаюсь. Если вы считаете меня фриком, это ваше право.

Мне сын принёс журнал, который ему передал учитель. Там написано, что я попал в сотню лучших вратарей, которые когда-либо играли в НХЛ. Так меня оценивают другие. А самого себя оценить не могу. Я живу в хорошем доме, не голодаю. Чего ещё можно пожелать? Будем надеяться, что и в Америке всё наладится, и в России всё будет хорошо.

— В Россию, как я понял, вы уже не вернётесь?

— Я каждое лето приезжаю в Россию, на Новый год стараюсь. Просто сейчас невозможно выехать. Я же говорю, мы ребёнку не можем сделать документы.

— Я имел в виду не наездами, а насовсем на родину не вернётесь?

— У меня в России родители, сестра, друзья. Я приезжаю, чтобы их повидать. А так, чтобы приехать «насовсем» и болтаться, какой смысл? Если бы я был нужен как специалист, если бы мне предложили работу, я бы ещё подумал. А не то, что ты просто так приехал и сидишь на даче жаришь каждый день шашлык или пинаешь колёса. Какой смысл для этого возвращаться? Чтобы ещё один нетрудоустроенный человек сел на шею государства и получал пособие по безработице? Нет уж, пусть лучше эти деньги пойдут тем, кто в них нуждается.  

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы