aif.ru counter
25.08.2016 14:06
1039

«Мы все пришли с улиц», или Дрэг-рейсинг по-русски

Евгений Муругин / Dragtimes LLC

«У тебя есть беруши?» — спрашивает один из автомобильных журналистов, завсегдатаев самых разнообразных гонок, когда мы стоим на старте, чуть позади двух автомобилей, готовых сорваться с места и унестись вдаль по прямой на скорости 350 километров в час.

«Нет. Зачем они? Я на «Формуле-1» без беруш почти у борта стоял — ничего страшного», — отвечаю ему, слегка удивившись вопросу.

Мы на чемпионате России по дрэг-рейсингу. Этот вид гонок должен быть знаком россиянам по компьютерным играм из серии Need for Speed, что на русский язык переводится как «жажда скорости», а также по культовой серии фильмов «Форсаж». Два автомобиля становятся на старт — это дрэгстеры. Перед ними длинная прямая — дрэг-стрип. В четверти мили от старта, на расстоянии 402 метров — финиш. Кто первым доберётся до финиша — победил.

Рёв тысячи «лошадей»

На стартовой ленточке стоят два автомобиля: российский ВАЗ 2108 (привычная нам всем «восьмёрка») и японская леворульная Honda Civic. Служащие трассы чуть позади стартового створа поливают асфальт водой — место, на котором, заблокировав задние колёса и дав по газам, гонщики прогревают резину передней оси. У горячих покрышек будет лучше сцепление с трассой, что исключит пробуксовку на старте и позволит быстрее сорваться с места. Идеальный прогрев — когда в конце из-под клубов дыма раздаётся пронзительный скрип — это звук, с которым резина колёс цепляется за асфальт, — зацеп.

Фото: Dragtimes LLC/ Евгений Муругин

Автомобили становятся на старт. Рычат моторы. Зелёный сигнал — машины с рёвом срываются с места и через 10 с небольшим секунд пересекают финишную линию в 402 метрах от нас — ничего страшного. Зачем беруши?

Следом к старту подкатывают — именно подкатывают — другой автомобиль. Сзади — огромные широкие колёса. Спереди на капоте — здоровый воздухозаборник, который должен охлаждать мотор. Хоть автомобиль и построен на основе какой-то заводской машины, узнать её в очертаниях этого дрэгстера практически невозможно — настолько тотальные изменения были внесены в конструкцию. Этот аппарат будет посерьёзнее привычных нам «восьмёрки» и «Хонды».

Он будет стартовать один — пока идут тренировочные заезды. Пилоты проверяют трассу, свои автомобили, подгоняют последние настройки. Потом будет квалификация, и только затем, на следующий день — финальные заезды, которые стартуют с четвертьфинала. Сегодня с этим монстром никто на старт не становится — это про-мод. Так называют мощнейший автомобиль, созданный специально для дрэг-рейсинга — профессиональная модель. У него под капотом до 3000 лошадиных сил. Для сравнения, мощность любой Ferrari не переваливает за 1000 лошадиных сил.

Уже на трассе пилот (а его иначе и не назовёшь) в специальном костюме и шлеме занимает место за рулём. Заводится мотор. Мальчики в форменных футболках льют воду на асфальт для разогрева… Мы начинаем разглядывать следующий автомобиль, который готовится за про-модом выехать на трассу и стоит в накопителе у нас за спиной.

Фото: Dragtimes LLC/ Евгений Муругин

И тут по трассе разносится оглушительный рёв. В какой-то момент чувствуешь, как вибрируют барабанные перепонки в ушах — от этого где-то внутри головы становится немного щекотно. Ты не понимаешь, что происходит, бессмысленно вертишь головой и на всякий случай стараешься пригнуться, чтобы спастись от возможной надвигающейся опасности — действуешь исключительно «на инстинктах». Лишь когда гул стихает, ты понимаешь, что это было, и оборачиваешься туда, где только что прогревал колёса 3000-сильный монстр.

Его там уже нет. Прогревая колёса, он сорвался с места и вылетел за стартовую линию, проехав ещё метров 50 вперёд — теперь он вынужден возвращаться на старт. Звук исходил из недр его гигантского мотора. Только сейчас начинаешь понимать, что такое 3000 «лошадей» и для чего нужны были беруши. А ведь это был лишь прогрев резины.

Пока автомобиль неспешно катится на старт, ты, стоя на трясущихся после пережитого шока ногах, начинаешь рыскать по карманам и рюкзаку в поисках чего-нибудь, что спасёт уши. Наушники! Кто-то рядом обходится просто двумя пальцами — тоже выход.

Старт! Пилот жмёт на газ, и мотор ревёт ещё оглушительнее. Как мы это поняли с зажатыми ушами? Затряслись волосы на голове, а одежда начала вибрировать прямо на теле — всё от звуковой волны, производимой тремя тысячами «лошадок». Автомобиль срывается и через семь с небольшим секунд пересекает финишную прямую. К этому моменту у него уже выпущены два парашюта, без которых затормозить было бы просто невозможно.

«Два самых ярких ощущения: на старте и когда выпустил парашют — тогда понимаешь, что всё, заканчивается, значит, ты остановишься. Страховки никакой нет: раскрылся парашют — автомобиль остановится, не раскрылся — как-нибудь тоже остановится — на этой трассе хоть песок есть. Иногда, чтобы их ловить, натягивают специальные сетки», — рассказывает обладатель другого про-мода Олег Кондаков. У него под капотом 1400 «лошадей».

Фото: Dragtimes LLC/ Евгений Муругин

Резина и клей

Здесь, на третьем этапе чемпионата России по дрэг-рейсингу в Нижнем Новгороде, у Олега всего три серьёзных конкурента: Дмитрий Саморуков на автомобиле Dodge Viper (4000 л. с.), голландец Дэвид Вегтер на Chevrolet Camaro SS (3000 л. с.) и его приятель украинец Андрей Кравченко с автомобилем, который он создал «с нуля» собственными руками — мощность колеблется от 1000 до 4000 лошадиных сил. Все эти автомобили — заднеприводные, как любой BMW или привычные нам ВАЗовские «шестёрки».

«Для этих машин должна быть создана специальная трасса — ездить на них по обычным дорогам нельзя. Поэтому все тесты проводятся уже здесь — в рамках соревнований. Мы, можно сказать, за руль этих автомобилей впервые садимся уже здесь», — говорит Андрей.

По его словам, самое яркое впечатление — на старте, «когда сетчатка глаза бьётся об затылок».

Такой автомобиль достигает скорости в 100 километров в час примерно за секунду. Перегрузка на старте составляет в районе 5g. Для сравнения, пилоты «Формулы-1» испытывают перегрузку в 4g, а космонавты во время взлёта — 7g. Так что сравнение с сетчаткой глаза, бьющейся о затылок, не случайно.

Фото: АиФ/ Степан Чаушьян

«В России это очень дорогое удовольствие. Чтобы такая машина выехала на трассу, должен проводиться какой-нибудь чемпионат или кубок, как, например, сейчас. В Европе есть дрэг-стрипы подготовленные, где можно приехать, заплатить и протестировать авто. У нас такой возможности нет», — объясняет Олег.

Беда в том, что для дрэг-рейсинга подходит не любая трасса. Во-первых, она должна быть идеально ровная и прямая, длиной примерно в один километр. Во-вторых, поверхность дороги должна пройти специальную подготовку. Для начала её моют чуть ли не с мылом. Затем трассу обрабатывают резиновыми покрышками — специальные трактора, к которым прикреплены покрышки, проезжают по дрэг-стрипу и трут резину об асфальт, создавая таким образом резиновый слой. Затем на прорезиненный асфальт наносится специальный клейкий состав. Чем больше резины и чем больше клея будет нанесено на трассу, тем лучше. Хороший показатель — прилипающая подошва ботинка, когда кто-то ступает на обработанное таким образом дорожное покрытие.

Всё это делается, чтобы свести к минимуму момент пробуксовки колёс на старте. Чем меньше авто буксует — тем быстрее оно сорвётся с места и тем скорее наберёт максимальную скорость.

«Если вы любую из этих машин, в которых по 4000 «лошадей», выставите в городе на светофоре против какого-нибудь 200-сильного «Мерседеса» — «Мерседес» выиграет. Эти машины будут буксовать на старте — необходимо и автомобиль подстраивать к трассе, и трассу к машине», — объясняет Владимир Третьяк, выступающий в этом сезоне на «восьмёрке».

Фото: АиФ/ Степан Чаушьян

Дом — гараж, супруг — механик

А ведь когда-то всё именно так и начиналось — «гонщики» вставали на светофоре на обычной улице и с зелёным сигналом срывались с места, стараясь опередить друг друга. Позже принялись глубокой ночью перекрывать часть дороги и там устраивать уже более организованный, но всё ещё нелегальный дрэг-рейсинг. Только после этого начали появляться первые легальные турниры.

«Для меня всё началось в 2004 году, как у всех — посмотрели фильм «Форсаж», появились какие-то уличные движения в городе — я в них принимал участие. По тому времени, когда дрэг-рейсинг был нелегальным, не скучаю. Даже в 2005 году, когда только начинал этим заниматься… Ты дорабатываешь свой автомобиль, ездишь по городу, гоняешься со всеми — в какой-то момент ты понимаешь, что только нажимаешь на газ и уже едешь 200 — по городу. Реально можно разбиться. Потом пропадает азарт — гоняться становится не с кем, слишком быстро от всех уезжаешь и перестаёшь получать от этого удовольствие», — вспоминает Третьяк.

Рядом с боксом, в котором стоит «восьмёрка» Владимира, привлекает к себе внимание чёрная Honda Civic — злой с виду автомобиль. На крыше покоится чёрный шлем пилота, на котором изображён знакомый всем персонаж, Дарт Вейдер — тёмный властелин из «Звёздных войн». Удивительно, но этот «подонок» принадлежит рыжеволосой хрупкой девочке с тоненьким голоском. Это Яна Холодковская — одна из немногих девушек в дрэг-рейсинге.

Фото: Dragtimes LLC/ Евгений Муругин

«Любовь к автомобилям у меня проснулась ещё в школе — мне было 15 лет, и я училась в 10 классе. Я случайно попала на вечерние двухлетние курсы по автоделу, закончила их и выпустилась уже с «корочкой» автомеханика. Чисто теоретически, я могла работать в сервисе, но цели у меня были абсолютно другие — хотела стать переводчиком. Дальше у меня появилась первая машина — ВАЗовская «восьмёрка». На ней в 18 или 19 лет начался мой путь в нелегальном дрэг-рейсинге. Все мы пришли с улиц — гонщики просто так из ниоткуда не берутся — все пришли из нелегальных гонок», — рассказывает Яна.

В прошлом, в своей обычной жизни, Яна была сотрудником банка: сидела на высокой должности, получала хорошие деньги. Но каждый раз была вынуждена умолять отпустить её в отпуск — на гонки: «Пожалуйста, дайте мне ещё один отпуск, последний!» В какой-то момент она махнула на всё рукой и ушла. Сегодня её основное место работы — спортзал. Яна — тренер по пилону. Если зайти в её фотоблог, на который подписано более 25 тысяч человек, фотографии с дрэг-рейсинга чередуются со снимками, сделанными в зале, где девушка упражняется в мастерстве владения шестом, демонстрирует растяжку, танцует.

«У любого спортсмена спроси, для чего ему это нужно — кто угодно ответит, что это часть жизни, без которой он уже не может. Ты занимаешься своим делом, понимаешь, что у тебя получается, стараешься совершенствоваться и никак не можешь остановиться. Без гонок… Гараж — это мой второй дом, а мой механик — мой супруг. Львиная доля наших успехов — его заслуга. Он строит этот автомобиль, готовит его в гараже — там и проводим свою жизнь», — говорит гонщица, глядя на мужа, как всегда копающегося в автомобиле.

Яна Холодковская.
Яна Холодковская. Фото: Dragtimes LLC/ Евгений Муругин

Дуэль в юбках

В чемпионате участвует и ещё одна девушка — Оксана Яковлева. Она тоже ездит на автомобиле Honda Civic, тоже чёрном, в том же классе, что и Яна. Дуэль напрашивается сама собой, и организаторы чемпионата всеми силами пытаются столкнуть девушек лбами — высечь искры из этого противостояния.

«Вообще, они эту тему очень любят и нас постоянно между собой сталкивают: две чёрные «Хонды», две девчонки… Но на самом деле мне важно самой быстро проехать — я не смотрю на соперника. Но всегда начинается сравнение: какая девушка быстрее? Оксана сейчас продвинулась вперёд — из десяти секунд постоянно выезжает. Я за неё искренне рада и желаю удачи», — спешит заверить Яна.

Правда, чуть позже она интересуется: «Вы же с Оксаной тоже будете разговаривать? Будете ей этот вопрос задавать? Интересно, как она на него ответит». Но к тому моменту уже начался дождь, пилоты загнали свои авто в гаражи и разъехались по гостиницам — под дождём выезжать на трассу смертельно опасно.

Оксана ответила уже на следующий день — на трассе. Она стала победительницей этапа в своём классе переднеприводных автомобилей. Скорее всего, она же в итоге выиграет и чемпионат. Но в кулуарах поговаривают, что в этом успехе не только её заслуга.

Оксана Яковлева.
Оксана Яковлева. Фото: Dragtimes LLC/ Евгений Муругин

«Она сейчас ездит на автомобиле, который в прошлом году выиграл чемпионат, — купила машину и теперь на ней всех обставляет. Оксана, конечно, отличный пилот, но вы же понимаете, машина имеет колоссальное значение», — объяснил один из знатоков отечественного дрэг-рейсинга.

Главный же сюрприз произошёл, когда в классе заднеприводных автомобилей в финале выиграл Олег Кондаков. На своей 1400-сильной машине он обошёл голландца, у которого под капотом в два раза больше «лошадей». Фаворит, Дмитрий Саморуков, даже не смог стартовать — во время прогрева резины с 4000-сильным авто что-то случилось, и он вынужден был сняться с соревнований.

И Дмитрий, и Яна смогут взять реванш в сентябре — на трассе в Грозном. Именно там, на лучшем, по мнению самих пилотов, дрэг-стрипе страны, и пройдёт заключительный, четвёртый, этап чемпионата России по дрэг-рейсингу.

Чемпионат России по дрэг-рейсингу

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество