351

Главред YouTube-канала о науке: мракобесы — убедительные пропагандисты

Главный редактор научно-популярного YouTube-канала SciOne Владислав Гончарук.
Главный редактор научно-популярного YouTube-канала SciOne Владислав Гончарук. © / Александра Ефимова

Главный редактор научно-популярного YouTube-канала SciOne Владислав Гончарук в рамках проекта Google «Отвечает Менделеев» рассказал АиФ.ru, какова, по его мнению, главная цель популяризации науки, насколько прибыльно ею заниматься, есть ли разница между российским и западным научпопом и как же отличить настоящую науку от «мракобесия».

Александра Ефимова, АиФ.ru: Какова главная цель, ради которой вы занимаетесь популяризацией науки?

Владислав Гончарук: Начинали мы, чтобы изменить мир, а продолжаем потому, что это самое интересное, чем мы занимались когда-либо в жизни. Идеалы, которые у нас были на старте, немножко, конечно, скорректировались реалиями. А реалии заключаются в том, что сделай ты хоть самый гениальный ролик в мире (или десять), все равно не изменишь мировоззрение человека. Видео важно и нужно делать, но однажды выясняется, что эта капля в море настолько незначима, что опускаются руки. И находишь радость и смысл в творческом процессе. Он увлекает невероятно сам по себе, ведь ты постоянно развиваешься, узнаешь новое, и это не просто интересные факты, новые элементы твоего мировоззрения, дополняющие, меняющие, а иногда ломающие его…

— На какую целевую аудиторию направлен ваш контент? Для кого SciOne?

— SciOne — хороший пример того, как лучше не делать. Когда мы начинали, мы вообще не думали про целевую аудиторию. В итоге мы привлекали больше развлекательными, чем научно-популярными роликами школьников 12-14 лет и подростков 16-18 лет. Сейчас почти 40%  аудитории – это 25+. Мы повзрослели, и наша аудитория — тоже.

Сейчас мы для тех, кто любит использовать мозг по назначению и не стесняется это делать. Многие из тех, кто нас смотрит, очень ценит саморазвитие. Но мы не образовательный канал. Образовательные каналы нужны, но мы не вправе претендовать на эту роль. Они дают системные знания людям, которые хотят получить конкретные знания. Мы же для тех, кто не понимает, что именно хочет узнать, но хочет узнавать и размышлять в свободное от работы или учебы время. В итоге иногда наши ролики становятся открытием для таких людей: «Ничего себе, оказывается, в этой сфере что-то интересное происходит!» Это и есть научпоп.

— Насколько вообще прибыльно в России заниматься популяризацией науки?

— Это дорого для нас, но бесплатно для зрителя, поэтому о прибыли говорить здесь трудно. Обычный блогер может встать перед камерой и наговорить все, что думает или чувствует. Ресерч? Переработка огромного количества научного материала в доступную людям без подготовки форму? Проверка фактов и формулировок? Литературное редактирование? Нет, а значит, обычный блогер может и собирает столько же, а то и больше просмотров, но расходует меньше денег и времени. Рынку же все равно, делаешь ты научпоп или делишься своим мнением о новом фильме в прокате, большинство рекламодателей платит за просмотры. Так что научпоп (те его авторы, что не позволяют себе делать ролики в режиме «и так сойдёт») изначально находится в заведомо проигрышном положении по сравнению с обычными блогерами, особенно работающими в развлекательных жанрах. Ведь именно к ним за просмотрами и аудиторией идёт большинство брендов с деньгами. Мы не жадные и не жалуемся, только объясняем, почему, раз мы такие умные, до сих пор не купили виллу с домом для уточки. У нас есть очень важный источник силы: наши зрители, готовые рублем и даже долларом поддерживать нас. Пожертвования позволяют снимать ролики, которые рекламодателям не особо интересны: мало просмотров, потому что темы не самые хайповые, а подача — без особого шоу, но они важны и очень интересны нам и нашим зрителям.

— А эмоциональной отдачей от зрителей вы довольны?

— Я лично доволен, но не как многие нормальные блогеры. Ведь я всегда остаюсь за кадром, хоть и пишу часто сценарии к нашим роликам, режиссирую некоторые съемки и даже иногда монтирую ролики. Блогеры, которые являются лицами своих каналов, чувствуют себя по-другому. У них особенно близкие отношения со своей аудиторией. Обе стороны чувствительны друг к другу. Для зрителей блогер — словно друг или хотя бы приятель, а для блогера его аудитория — как суд присяжных, его судьба в их руках. Да, я тоже отвечаю на комментарии, как и другие ребята из команды SciOne. Но все равно между нами и подписчиками сохраняется дистанция.

— Есть ли разница между тем, как продвигается научпоп в России и на Западе?

— Есть. Большая разница. Там это огромная индустрия, по крайней мере, в англоязычной части западного мира. И, что еще важнее с точки зрения успеха, там научпоп — важная часть массовой культуры. У них очень много авторов. Хватает и проходных, но из-за того, что общая их масса большая, лучших авторов в реальном выражении, соответственно, тоже больше. У нас же очень маленький рынок. Но сейчас русскоязычные издательства все больше и оперативнее переводят научно-популярные книги, зарубежные новинки, активнее привлекают русских авторов, предлагают им тоже писать. В итоге каждый год выходит несколько крутых новинок.

— А почему такая большая разница?

— Возможно, потому, что в России только в последнее десятилетие появился запрос на это. А раз появился запрос, значит, уже готовы платить. Лекции теперь многие платные, работа лекторов оплачивается. Значит, они могут больше времени посвящать подготовке лекций, написанию книг или сценариев. Это становится выгодно. Правда, появляется и больше тех, кто хочет заработать, но не тратить ресурсы на качественную работу. Но это уже отдельная проблема. Словом, появляется нормальный цивилизованный рынок. Так вот, если у них этот рынок пережил первый бум еще в 1970-е – 1980-е, когда Карл Саган начинал, когда Ричард Фейнман творил, то у нас тогда рынка не было, а был госзаказ на просвещение и жесткая система контроля. Стоило железной руке государства ослабнуть в 1990-е, как беспомощное просвещение оказалось на улице холодное, голодное, не в состоянии о себе позаботиться, как и вся страна в новых условиях. Неудивительно, что рынок вынес наверх самое лёгкое, дешевое, с острым запахом денег: мракобесие, астрологов, экстрасенсов и подобных им шарлатанов. И, когда в конце 2000-х уже заскучали в стабильности, начало активно зарождаться движение популяризации. Люди с идеалами научного просвещения стали посвящать свободное время реализации своих ценностей. И вот только к середине 2010-х годов это выросло в то, что лекторий теперь есть чуть ли не в каждом университете, а YouTube-каналов про науку или вокруг неё — десятки.

— Каким образом люди, далекие от науки, должны понимать, что то, что им говорят в подобных блогах, — правда?

— Это самый болезненный вопрос для любого популяризатора. Хотя я давно уже стараюсь, чтобы нас не называли популяризаторами, хотя по факту мы эту функцию невольно выполняем, но все же это большая ответственность. Популяризаторами, я считаю, могут быть только ученые. Для непросвещённого человека, который слушает открыв рот, все, что убедительно и авторитетно говорят, будет правдой. А все мошенники, все мракобесы как раз авторитетны и убедительны. Ссылки на источники под роликом — это не показатель достоверности, по ссылкам может быть какой угодно бред. Так что самая надежная защита от чепухи для людей, далёких от науки, — это стать ближе к науке, не разобраться в конкретной области знаний, а понять, как наука работает с информацией и превращает ее в знания, то есть освоить хотя бы основы научного метода. Это сложно, поэтому люди все равно чаще будут просто полагаться на авторитеты и красноречие: кто убедительнее говорит, тот и прав.

— Как же тогда конкурировать с шарлатанами и антинаучными пропагандистами?

— Быть интереснее. Это единственный способ их обойти. Потому что все остальное — на нашей совести. У них нет совести, поэтому  им наплевать, достоверно ли то, что они говорят. Но они, как правило, прекрасные ораторы, риторы, убеждают хорошо. Поэтому мне кажется, что ученые, которые считают выше своего достоинства быть яркими и привлекательными, тоже не правы. Да, ты достоверные факты правильно излагаешь, так будь добр, научись это делать немного интереснее, привлекать больше людей. Я говорю не про ученых, которые преподают, а про тех, которые хотят выходить на массовую аудиторию, вытеснять мракобесие, а таких донкихотов немного. Соревноваться же в достоверности бесполезно. У людей нет знаний, именно поэтому они и слушают, верят на слово. И дальше — действовать как честные мошенники: заманивать и, пока никто ничего не понял, давать актуальное научное знание.

— А как стать интереснее? Как привлекать современную молодежь к науке?

— Четыре года примерно мы занимались тем, что пытались ролики делать для кого-то. Мы думали, что такой аудитории будет такое интересно. Но мы не эта аудитория. И мы все равно не угадываем, что им интересно. Но не потому, что мы такие глупые, а потому, что мы не эти люди. Это как родитель, который пытается говорить на молодежном сленге. Это смешно выглядит, и, главное, ты не решаешь свою задачу. Поэтому я понял главную тайну YouTube: нужно делать для таких, как ты. А значит, нужно делать то, что интересно тебе. Ты будешь имитировать, пока не сделаешь материал таким, чтобы ты сам горел настолько, что кричишь: «Ребята, да вы посмотрите только!» Я такую имитацию называю «утренник в детском саду». Такой унылый с бодуна Дед Мороз… Ты ему не веришь. Так и тут. Если ты сам не веришь, то и другие не будут верить. Это та самая гуманитарная часть, которая позволяет чувствовать. Да, ты говоришь про науку, ты говоришь про рациональное, но мы люди. И, если мы ничего не чувствуем, когда говорим даже про что-то сухое, рациональное, значит, это неинтересно. Поэтому для меня не кажется парадоксом, когда математики говорят, что математика — это безумно красиво. Они действительно испытывают эстетический восторг от формул, нечто иррациональное, когда смотрят на эти полностью рациональные штуки.

Проект Google «Отвечает Менделеев» посвящен 150-й годовщине создания Периодической таблицы Менделеева. В рамках совместного проекта Google и РХТУ им. Д. И. Менделеева вместе с учеными и популярными блогерами из разных стран мира собрали ответы на самые разные вопросы: можно ли съесть золото, как превратить муку в йогурт, что такое бионефть, почему долина называется Кремниевой и многие другие.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы