aif.ru counter
1747

Обмануть нетрудно. Как закрытые детские лагеря обходят запреты

Сюжет Пожар в детском палаточном лагере под Хабаровском
Последствия пожара в палаточном городке на территории горнолыжного комплекса«Холдоми».
Последствия пожара в палаточном городке на территории горнолыжного комплекса«Холдоми». © / РИА Новости

К настоящему времени по делу о пожаре в «Холдоми» задержаны владелец лагеря Виталий Бурлаков и его директор Максим Кузнецов. Они подозреваются в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей»).

Также возбуждено также дело по ч. 3 ст. 293 УК («Халатность») в отношении начальника отдела надзорной деятельности и профилактических работ по Солнечному муниципальному району управления надзорной деятельности ГУ МЧС России по Хабаровскому краю Эдуарда Новгородцева.

Меры принимаются, когда беда уже случилась

До самого ЧП лагерь пользовался у детей и родителей большой популярностью. В сети инициативная группа собирает подписи в поддержку директора, которого считают профессионалом своего дела.

Никто, правда, не может ответить на вопрос — на каком основании существовал в «Холдоми» палаточный лагерь, в котором были размещены почти 200 детей. По словам самих ребят, в лагере никто из взрослых фактически не отслеживал использование электроприборов в палатках. То есть вероятность того, что рано или поздно пожар произойдет, была необычайно высока.

Нынешние задержания — это реакция на случившуюся беду. Точно также было и в случае с трагедией на Сямозере, происшедшей в 2016 году. Когда 14 маленьких москвичей, отдыхавших в детском оздоровительном лагере «Парк-отель «Сямозеро», погибли, попав в шторм во время похода на лодках, проверка показала огромное количество нарушений. Петрозаводские журналисты, работавшие в лагере, сообщали, что фактически было два лагеря — стационарный и палаточный, принадлежавшие одной фирме. При этом путевки активно продавались как в тот, так и другой. Больше того, мест не хватало все равно, и для решения проблемы группы детей отправляли в походы с ночевками.

Сразу после гибели детей закрыли сначала палаточный, а затем стационарный лагерь.

Базу на Сямозере пытаются продать. Есть планы вновь открыть там детский лагерь

В марте 2019 года хозяйка парк-отеля «Сямозеро» Елена Решетова и её заместитель Вадим Виноградов были признаны виновными по ч. 3 ст. 238 Уголовного кодекса («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц») и приговорены к 9,5 годам лишения свободы каждый. При этом чиновники, допустившие деятельность лагеря с грубейшими нарушениями, уголовной ответственности избежали.

А ведь на протяжении нескольких лет владельцы лагеря выигрывали тендеры на организацию летнего отдыха детей-сирот и детей из неблагополучных семей. Как оказалось, в конкурсе участвовали две фирмы, одной из которых владела ныне осужденная Решетова, а второй — ее мать. Ответственные лица разводили руками — выбор лагеря проходил «в условиях электронного аукциона», поэтому повлиять на него было невозможно.

После случившегося был принят федеральный закон о совершенствовании государственного регулирования организации отдыха и оздоровления детей, четко распределявший полномочия между ответственными лицами, определявший конкретные требования к туристическим маршрутам и профессиональным стандартам вожатым.

Детский лагерь на Сямозере, где произошла трагедия, так и не возобновил работу. Турбаза «Лесная сказка», где он располагался, была выставлена на продажу. Большого спроса на нее не оказалось даже после существенного снижения цены.

В то же время в Карелии были предложение выкупить ее в госсобственность. Замминистра образования Карелии Наталья Волкова в 2018 году заявляла журналистам: «Несмотря на то, что эта база с таким печальным шлейфом, она хорошая, со стационарными строениями. Поэтому рассматривается сейчас вопрос о передаче. Мы бы очень хотели, чтобы эта база была в нашем ведении, функционировала в качестве лагеря, возможно, круглогодичного: там хорошие отапливаемые корпуса».

Дабы мрачные воспоминания не отпугивали потенциальных отдыхающих, предлагается поменять название.

Правда, есть ощущение, что после случившегося в «Холдоми» подобные планы кажутся чересчур смелыми.

«Драконовские» меры: как сейчас закрывают лагеря

Нельзя сказать, что власти не контролируют детский отдых и не принимают мер. Например, в июне 2019 года Роспотребнадзор не разрешил открыть несколько лагерей, находившихся в ведении санаторно-курортного объединения «Профтургаз». В отношении лагеря «Горки», входящего в эту систему, было вынесено судебное решение о приостановке деятельности сроком на 60 дней.

На сайте «Горок» в настоящее время висит такое объявление: «Уважаемые родители! По состоянию на 17 июля органы Роспотребнадзора не сняли судебное решение о приостановке работы лагеря . Компания предпринимает все меры по переводу детей в другие лагеря или возврату денежных средств за оплаченные путевки... Приносим свои извинения в связи со сложившейся ситуацией».

Родители недоумевают — лагерь работал давно, дети проживали в стационарных корпусах, в их распоряжении было огромное количество всевозможных развлечений... Дети плачут, мамы и папы пытаются в срочном порядке решить вопрос с отдыхом в других лагерях, что очень непросто. Но с другой стороны, закон есть закон, все для блага детей.

22 июля пришла новость из Крыма — из-за нарушений санитарно-гигиенических норм закрыт детский лагерь «Берег» в Алуште. Глава территориального отдела по городу Алуште Межрегионального управления Роспотребнадзора по республике Александра Слесарева заявила: «Были выявлены нарушения на пищеблоке, нарушения по корпусам. Они касаются санитарно-технического характера и нарушения личной гигиены».

Казалось бы, при таких «драконовских» санкциях безопасность детей должна быть гарантирована. Но пример «Холдоми» показывает, что те, кто очень хочет, обойдут любые, даже самые жесткие запреты.

«Золото Белого моря»: история лагеря, закрытие которого вызвало скандал

В 2016 году, сразу после трагедии на Сямозере, был закрыт лагерь «Золото Белого моря».

В группе лагеря в соцсети его руководство писало: «Из-за трагедии на Сямозере правительство республики Карелия видимо решило закрыть все лагеря. Вне зависимости от того, готовы ли они принять детей в текущем летнем сезоне и обеспечить им полную безопасность или нет. „Золото Белого моря“, к сожалению, не стал исключением, подвергнувшись проверкам и необоснованным обвинениям. Вся команда „Золото Белого моря“, находящаяся вместе с родителями в Москве, постоянно ждёт новостей, новых этапов развития того кошмара, который творится последние несколько суток. Причём в начале ничто не предвещало беды. Лагерь „Золото Белого моря“ (уже 14 лет как), располагается на живописном острове Сидоров, и ни разу этот лагерь не допускал серьёзных ЧП на своих программах (а проведено за всё время его работы уже около 40 смен). Хотим пояснить, что мы подразумеваем под словом „лагерь“. На территории острова Сидоров нет бетонных корпусов с душевыми, нет столовой, нет камер наблюдения, которые бы транслировали круглосуточно всё то, что происходит на его территории. Наш лагерь создавался для того, чтобы дети учились ценить мир в его первозданности, любить природу и чувствовать себя её частью, учиться тому, чему большинство городских детей, к сожалению, не научится никогда. Кроме морских и пеших походов „Золото Белого моря“ позволяет детям погрузиться в атмосферу 10 века, приобщиться к жизни средневекового человека, больше узнать о культуре римлян, славян, викингов. Именно поэтому у нас на острове временные разборные палатки, умывальники, море, тренировки по ориентированию и фехтованию, гребле и разведению костров. Родители оставляют положительные отзывы о работе инструкторов и отмечают, что мальчишки и девчонки возвращаются домой повзрослевшими, ответственными, рассудительными».

Основателем и бессменным руководителем «Золота Белого моря» является Денис Орлов, учитель биологии по образованию и экс-преподаватель Московского культурологического лицея. В походы с школьниками Орлов ходил с начала 2000-х, а впоследствии создал детский лагерь, живший по правилам исторической реконструкции.

Разумеется, что дети в лагере обитали в палатках. После случившегося на Сямозере энтузиазм Орлова и его последователей столкнулся с намерением чиновников более не допускать нарушений. В итоге Орлов попал под следствие, которое, правда, после почти года разбирательств завершилось прекращением уголовного преследования. Главу «Золота Белого моря» оштрафовали, а деятельность лагеря запретили.

Сторонники Денис Орлова, родители детей, которые отдыхали с ним, обвинили чиновников в бездушии и формализме. Дети от лагеря были в восторге, на неудобства не жаловались. Правда, на острове действительно не было сотовой связи, да и надежностью лодок, которые использовались в лагере, тоже все не так однозначно.

Лагерь продолжил деятельность после запретов

О лагере «Холдоми», к слову, тоже до последнего времени были только восторженные отзывы, пока там не случилось то, что случилось.

Значит ли это, что Денис Орлов прекратил свою деятельность? Вовсе нет. Сегодня он существует в форме «Золото Белого моря — проект по развитию самостоятельности у подростков».

Вот публикация со страницы проекта от 25 февраля 2019 года: «Февральский учебно-тренировочный сбор NORD прошёл успешно. Прошли по льду, залитому талой водой до острова. Ночевали на острове в построенном убежище. Немного походили под парусом. совсем немного- летали. Знакомились с навигацией и устройством судна. Очистили храм от снежных завалов. На Ширков погост не пошли — был ветер до 20 м/с. Это почти шторм. Сходим туда в мае и летом. Фехтовали. Изучали узлы и первую помощь. В целом — справились с программой».

На каком основании действует сообщество? Об этом говорится в публикации от 2 января: «ЭТО НЕ РЕКЛАМА УСЛУГ, А ПРОПАГАНДА
Этим летом проверяющие снова посещали наши стоянки в лесу. Отдельные товарищи в форме и при исполнении намекали на дачу взяток, лгали, составляя протокол, угрожали посадить, говорили о пытках, предлагали сознаться или донести информацию. К счастью, всё это устное творчество почти не коснулось детей. Никто не стал сотрудничать с органами. Во избежание дальнейших недоразумений информируем:

Мы — содружество участников-подростков, родителей и инструкторов.
Мы не извлекаем прибыль, а объединяем наши силы и средства для общих целей.
Мы не коммерческая компания — мы ничего не перепродаём — мы сами проектируем и строим лодки, шьём одежду, придумываем методики и сюжеты.
Мы не оказываем услуг, мы вместе тренируемся, путешествуем и воспитываем детей.
Мы не продаём путёвки в палаточные лагеря, а готовимся к походам и вместе путешествуем.
Мы не рекламируем свои услуги, а свободно распространяем информацию о своей деятельности.
Мы вправе дарить или передавать друг другу во временное пользование, а также использовать совместно туристское снаряжение, транспортные средства, средства связи, денежные средства, продукты и иные расходные материалы, необходимые для подготовки и проведения путешествий.
То, что мы делаем — искусство жизни в природе и спорт. По степенным и категорийным маршрутам мы оформляем маршрутные листы и маршрутные книжки, подтверждающие спортивный статус наших маршрутов. Спортивный туризм — официальный вид спорта, внесённый во Всероссийский реестр видов спорта. Дисциплины «маршрут парусного туризма» и «маршрут пешеходного туризма» — это то, чем мы занимаемся у берегов озёр и морей.

Мы открыты к сотрудничеству с близкими по духу людьми, рады новым друзьям и соратникам.

Мы осуществляем деятельность в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральным законом «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и федеральным законом «Об общественных объединениях».

«В нашей стране лесоповала хорошее дело лагерем не назовут»

В июне 2019 года Орлов посетил заседание рабочей группы «Детский туризм» Координационного совета по развитию туризма в Российской Федерации. На своей странице в соцсети он описал свои впечатления: «Высказались все по кругу. Развитию действительно мешает избыточность и противоречивость нормативной базы, запретительное правоприменение. Регуляторная гильотина действительно может быть полезна в ситуации, когда документов более 500, большинство — старые, а противоречия с федеральным законодательством висят дамокловым мечом над каждым организатором. Отменить всё разом и оставить, дописать лишь нужное. Матвей Шпаро улыбается, над ним, похоже, меч не висит. Рядом с ним сидит Яновская Галина Владиславовна, начальник дозора Роспотребнадзора — отдела организации надзора по гигиене детей и подростков. Говорит, что палаточные лагеря это отдых и оздоровление, а не туризм. Переспрашиваю. Отвечает — главное не называться палаточным лагерем. Советует определиться. Чем вы занимаетесь? Экстремальным туризмом? Вот им и занимайтесь. Мой личный вывод подтвердился — никогда не писать слово лагерь в документах. Всем будет лучше. В нашей стране лесоповала хорошее дело лагерем не назовут».

История «Золота Белого моря» показывает — если в области детского отдыха есть желание обойти закон, это всегда можно сделать. Одни такие маневры объясняют борьбой с «регуляторной гильотиной», другие никак не объясняют — они просто повышают свою прибыль.

Детям свойственно тянуться к риску, приключениям. Для них жизнь в палатке с тепловыми пушками или прогулки по талому льду озера — это веселое и увлекательное развлечение. Головой думать должны взрослые, как облеченные властью, так и энтузиасты. Иначе за Сямозером и «Холдоми» последует трагическое продолжение.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы