aif.ru counter
26.06.2015 00:01
2544

Пропаганда США в соцсетях. Как предотвратить коллапс мирового масштаба

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. Диета по-российски 24/06/2015

А россий­ское Минобороны сформировало воинскую часть по противодействию киберугрозам. Об особенностях информационных войн «АиФ» поговорил с Акопом Назаретяном, руководителем Центра мегаистории и системного прогнозирования Института востоковедения РАН, специалистом по политической психологии.

Эффект бумеранга

Дмитрий Писаренко, «АиФ»: Год назад вы сказали: «Нам нужно формировать команды интернет-спецназа, продвинутых программистов, хорошо знающих возможности новых технологий». Это наконец произошло?

- Не знаю, насколько это эффективно. Но ещё важнее то, что наши политиче­ские лидеры пока не выдвинули глобального посыла, который был бы привлекателен для простых людей за рубежом. У нас всё сводится к патриотическим тезисам. Однако надо понимать, что патриотизм - это оборонительная идеология. На защите «русского мира» широких симпатий среди французов, японцев или мексиканцев не завоюешь. Нужна работа наступательная. Сейчас миллионы людей в странах Америки, Европы, Азии, Ближнего Востока, замечающие обвальные процессы в мировом сообществе, именно от России ждут внятной программы, способной вдохновить их на совмест­ные действия для достижения глобальных целей. 

Я много общаюсь с зарубежными политологами и общественными деятелями. В личных беседах они признаются, что рады бы публично поддержать украинских антифашистов и сочувствующие им российские власти, но мы как будто нарочно мешаем этому! Что имеется в виду? Разные заявления российских публицистов, выдержанные в агрессивно-патриотическом или религиозном духе. Всё это тиражируется западными СМИ как образцы русской идеологии... Или посмотрите, что происходит на наших ток-шоу: оппонентов бестактно обрывают, оскорбляют, высмеивают. Всё это в духе и стилистике агитпропа времён СССР, рассчитанного на внутреннюю аудиторию, на изначально лояльного зрителя. А у того, кто сомневается, это вызывает отторжение. В психологии общения это называется эффектом бумеранга.

Фото: Коллаж АиФ/ Андрей Дорофеев

- Зато зритель на Западе охотно верит, что это Россия напала на Украину, сбила малайзийский «боинг» и т. д. Неужели у них так снизился порог критиче­ского мышления?

- Качество политического мышления на Западе снизилось (как и интеллектуальные каче­ства политической элиты) посл­е окончания холодной войны. Отчётливые симптомы этого проявились к концу 1990-х. В 1999 г. мы анализировали пропагандистское сопровождение агрессии НАТО против Юго­славии, и результат нас поразил. Образ президента Милошевича в англоязычных публикациях был созвучен образу Гитлера в советской пропаганде 1940-х - исчадие ада, абсолютное зло.

Мы также сравнили поведение европейцев в разные годы. Операция «Буря в пустыне» в 1990-1991 гг. готовилась с одобрения Совбеза ООН. И хотя её политические или моральные основания мало у кого вызывали возражение (нужно было освободить оккупированный Хусейном Кувейт), в Европе прошли массовые демонстрации: «Нет войне!» А всего через 8 лет агрессия НАТО против Югославии (европейской страны) без санкции ООН - и вдруг сплошной «одобрямс»!

- Так в чём причина?

- Мир без Советского Союза вопреки ожиданиям стал опаснее. Глобальная система осталась двухполюсной, по­скольку люди продолжают мыслить по схеме «они - мы». Только вместо СССР на втором полюсе оказались исламские фанатики, которых спецслужбы пестовали и которые, став ненужными преж­ним хозяевам, одичали, словно псы. В результате мировое сообщество идёт вразнос, международное право превращается в ностальгическое воспоминание, а ценность человеческой жизни, возраставшая на протяжении последних веков, девальвируется. 

А главное, в общественном настроении обостряется специфическое состояние, которое немецкий философ П. Слотердайк назвал массовым комплексом катастрофофилии: иррациональная жажда «маленьких победоносных войн». В истории такое не раз происходило на пороге антропогенных катастроф…

Пережить XXI век

- Нас ждёт «конец света»? 

- Как я уже говорил в интервью «АиФ», одним из открытий новейшей науки является гипербола планетарной эволюции. Согласно расчётам, которые провели учёные разных стран и специальностей (московский физик А. Панов, австралийский экономист и историк Г. Снукс, американский футуролог Р. Курцвейл), в середине XXI в. нас ждёт беспрецедентный фазовый переход. По глобальному (а возможно, и вселенскому) значению он сопоставим с возникновением жизни. За этой точкой начнётся либо нисходящая ветвь истории, либо какая-то форма временной стабилизации, либо переход планетарной стадии развития в космическую.

Если в ближайшие десятилетия не будет восстановлена устойчивость глобальной геополитической системы и не произойдут решающие изменения в мышлении людей, наиболее вероятными станут сценарии, связанные с деградацией человече­ства. Всё это известно учёным (в США при НАС­А даже есть университет, который этим занимается), но совершенно не востребовано политиками. А ведь те лидеры, кто раньше других осознает эту перспективу и начнёт строить в её рамках международную стратегию, получат решающее преимущество перед остальными.

- Это ваш совет политическому руководству страны?

- Идея в том, что во главу угла надо поставить актуальную общечеловеческую тему - предотвращение всемирного коллапса. Нужно отрезвить национальных лидеров, переориентировать их на задачи сохранения цивилизации. Россия имеет шанс стать закопёрщиком этого процесса, и тогда она получит активную «агентуру влияния» во всём мире. Для этого требуются не деньги, а воля и яркая, захватывающая идея. И украинский кризис может стать началом эффективного сопротивления бездумной экспансии американских властей, раз за разом действующих в ущерб себе и остальному миру.

Эта идея вернёт России и её союзникам ведущую роль в политике и повысит шансы земной цивилизации пережить XXI в. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество