Примерное время чтения: 13 минут
10849

Сапожник и его принципы, или Почему мастер не чинит туфли своей невесте

Артур Камалетдинов
Артур Камалетдинов / Григорий Белозеров / АиФ-Кубань

27-летний краснодарец Артур Камалетдинов работает обувщиком четвертый год и очень доволен. Он нисколько не жалеет, что окончил только 9 классов школы, ведь отсутствие высшего образования не мешает ему неплохо зарабатывать на жизнь, да еще и оплачивать обучение младшей сестры.

Обувщики смотрят не на девушку, а на ее набойки

Артур открывает ключами двери обувного магазина, вешает куртку на крючок, не спеша включает свет в витринах. На часах еще нет десяти. Артур приходит всегда раньше, чтобы успеть встретить первого клиента вовремя. Мастер берет в руки женский кроссовок и наносит на его носок клей. Улыбается, вспоминает свое детство.

«Я родился и жил в Ростове. После выпускного сразу пошел работать: я никогда не хотел учиться, получать высшее образование. Не вижу в этом смысла. Я уже независим, у меня стабильный заработок. А вот моя сестра еще учится в университете, но за ее обучение плачу я. И неизвестно, кто из нас большего добьется. Люди с высшим образованием сейчас порой получают меньше, чем простые рабочие».

Артур не только ремонтирует обувь, но и делает ключи, вставляет батарейки в часы, наносит гравировку. Здесь, в совсем маленьком помещении, Артура окружают тюбики гуталина, наждачные ленты, полировочные щетки, разные ножи и зажимы. Он признается, что любит обувь.

«Обувь многое может рассказать о человеке. Вот идет девушка, обычный мужчина посмотрит обязательно на ее фигуру или лицо, мы, обувщики, сразу смотрим на набойки — не стесаны ли они, на обувь — в каком она состоянии. По всему этому легко можно сделать вывод опрятная девушка или нет, любит ли она себя».

Артур считает, что в обуви главное – качество, а не количество. Лучше купить одну хорошую пару, чем 10 плохих.

Артур заклеивает носки кроссовок
Артур заклеивает носки кроссовок. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

«Вот эта обувь дорогая, ее и ремонтировать приятно, да и ноге в ней удобно, она не пахнет, даже если ты будешь кроссовки два дня носить, не снимая, – говорит Артур, рассматривая кроссовок. – К нам в основном приносят обувь дорогую – от пяти до пятидесяти тысяч рублей. И ремонт у нас стоит на порядок выше, чем в обычной обувной мастерской на рынке. Да и нет смысла отдавать в ремонт, например, туфли, купленные в сетевых магазинах. Проще купить новые».

Артур аккуратно показывает, как отличить плохую обувь от хорошей:

Машина для растяжки обуви
Машина для растяжки обуви. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

«Когда растягиваешь дешевую обувь, материал может порваться на колодке. Особенно лаковая рвется мгновенно. Дорогая обувь прекрасно тянется».

По воле случая

В ремонтной мастерской едва помещаются несколько обувных машинок, стол со стулом и витрина. Но зато он расположен удобно и для Артура и для покупателей. Для покупателей потому что здесь высокая проходимость – магазин на виду, как раз рядом с обувными бутиками. Для Артура он удобен тем, что он находится прямо напротив супермаркета.

«Еда не отвлекает от работы, не надо идти в кафе в обеденный перерыв. Зашел, купил булки, салаты, перекусил и готов снова работать».

Формально у Артура обед есть – с часу до двух. Но он работает 12 часов, и перерывов на обед приходится делать несколько. Вот и приходится отлучаться в супермаркет.

«Исключительно, когда нет клиентов», — просит меня обязательно указать в тексте Артур.

Наступает время обеда. Артур ставит чайник  и достает из пакета бутерброды. Запах гуталина смешивается с запахом крепкого кофе. Артур вспоминает, как попал на эту работу. Обучение он проходил в Москве.

Ремонт обуви стоит недешево, потому что Артур работает в одном из лучших магазинов в Краснодаре.  

«Поэтому-то у нас и цены такие высокие, этот магазин входит в сеть известных обувных магазинов по всей стране. И обучают мастеров только в Москве. Когда я приехал в столицу, меня и еще четверо будущих мастеров из разных регионов страны разместили в двухкомнатной квартире. Курсы длились месяц. Каждую неделю нам выдавали на расходы по 2 тысячи рублей, – вспоминает Артур. – Но город меня страшно вымотал – пробки, суета. Отучившись 3 недели, я уже хотел все бросить и вернуться на юг, но все же нашел в себе силы продолжить».

Артур берет красивую маленькую туфельку в руки, подносит ее к обувному комбайну, оттачивает на ней набойку, после полирует ее. Каждое его движение аккуратно, взвешенно. Хотя обувщиком Артур стал совершенно случайно.

«Я жил в Ростове и работал охранником в магазине. Напротив меня находилась торговая точка обувной компании, я изредка наблюдал за работой обувщика. Однажды я увидел, как женщина купила себе сапоги в дорогущем дизайнерском магазине, а потом понесла их к обувщику. Мне стало любопытно, зачем ей понадобилось ремонтировать новые сапоги. Оказалось, она несла их на профилактику. Разговорился с обувщиком и понял, что очень хочу работать с обувью».

Работать Артур начал уже в Краснодаре. Он решил переехать в столицу Кубани сразу после окончания курсов.

Я — лицо компании

Артур сделал набойки. Готовые туфли он кладет на специальную верхнюю полочку, на которой по соседству с ними стоят другие отремонтированные пары сапог, ботинок, босоножек. Он допивает уже остывший кофе.

На завтрак стаканчик кофе
На завтрак – стаканчик кофе. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

Я смотрю на его руки – чистые, ухоженные. Довольно странно для мастера обуви. Обычно под ногтями обувщика можно увидеть гуталин.

«Я же не только мастер, я – лицо компании, я не могу допустить, чтобы у меня был неопрятный вид. Ведь я разговариваю с людьми, предлагаю им услуги – я должен выглядеть презентабельно».

«Здравствуйте, а вы не поставите мне новую батарейку?» – обращается женщина к Артуру.

«Да, конечно. Сто пятьдесят рублей».

Артур меняет батарейку в часах клиентки
Артур меняет батарейку в часах клиентки. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

Следом за девушкой – еще восемь человек. Кому-то нужно растянуть обувь, кому-то купить щетку или сделать копию ключей. Но со слепков Артур ключи не делает.

«А вдруг это воры какие-нибудь. Зачем мне из-за них в тюрьму садиться? Я достаточно получаю и ни к чему так рисковать».

Работа с ключами сродни ювелирной.

«Дело тонкое. У нас более 4 000 разных образцов ключей. Только представьте! Так что криворуким здесь делать нечего!».

«Карьерного роста не хочу»

Семь часов вечера. Клиентов становится все больше, ведь у них рабочий день уже закончился, теперь можно найти время и на свои дела. Сейчас осень: для обувщиков сезон прибыльный.

«Обслужишь одного хорошо, потянется другой – поток растет. Таким образом, у меня и появилась своя клиентская база».

За три года работы Артур научился общаться с разными клиентами.

«К каждому человеку нужен свой подход. Всякие люди встречаются. Часто ко мне заходят и спрашивают: «А вы хорошо делаете?». Сначала я говорил: «Стараюсь делать хорошо», потом мне надоели эти глупые вопросы, и я стал отвечать людям: «Нет, плохо». Тогда я как бы их загонял в тупик, и они улыбались и отдавали обувь на ремонт».

Однажды Артура даже загипнотизировали.

«Пришла женщина забирать туфли, потом я впал в какое-то странное состояние, а после не досчитался в кассе трех тысяч рублей».

Попав под гипноз, Артур не досчитался в кассе 3 тысяч рублей
Попав под гипноз, Артур не досчитался в кассе 3 тысяч рублей. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

Артур зарабатывает около сорока тысяч рублей, все зависит от выручки.

«Когда только начинал, получал где-то 20».

«Если бы не ленился, уже бы стал управляющим!», – перебивает знакомый охранник Александр Наумчик и хлопает Артура по плечу.

Но Артур повышений не хочет.

«Мне не нужна бумажная волокита, лишняя ответственность. Меня устраивает то, что есть. Изменений я не хочу».

Александр Наумчик верит, что Артур мог бы стать управляющим
Александр Наумчик верит, что Артур мог бы стать управляющим. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

Рабочий день близится к концу, но Артур не выглядит уставшим. Несколько минут назад он выпил уже четвертую чашку кофе за день. Артур много работает. Берет выходные редко.

«Я здесь с 10-ти до 10-ти и работаю, и мне нравится. А на выходных я места себе не нахожу – хочу снова на работу. Мне нравится, что я тружусь один. Это не магазин мобильной связи, где один «накосячил», а ответственность несут все. Тут я отвечаю только сам за себя», – говорит мастер  и идет с Александром покурить.

Артур отдыхает
Артур отдыхает. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

«Невесте я обувь не делаю, покупаю новую»

На часах полдесятого вечера. Когда клиентов нет, да и работа уже все сделана, как сейчас, Артур разрешает себе немного посидеть в интернете. На рабочем столе его ноутбука портрет красивой белокурой девушки. Это его невеста Ольга.

«Когда ты успеваешь с ней встречаться, если все время на работе?», – спрашиваю я.

«Мое личное время – после 10-ти вечера. Его я провожу с Олей. В сутки сплю 2-3 часа. Мне этого хватает».

Если Артуру попадаются не очень вежливые клиенты, он, конечно, расстраивается:

«Я прихожу домой, Оля меня не трогает. Знает, что мне нужно немного времени, чтобы прийти в себя. Стараюсь не вымещать агрессию дома. Работа на работе, дома – семья».

Ольга и Артур знакомы с детства.

«Когда-то я ее нянчил, у нас разница 6 лет. Мы дружили, но потом связь потеряли. Год назад созвонились, Закрутилось, завертелось. Потом переехала ко мне в Краснодар, в мою съемную квартиру. Недавно я сделал ей предложение. Так что планируем свадьбу».

Но обувь невесте Артур никогда не ремонтирует.

«Я покупаю ей новую!».

Под конец рабочего дня к Артуру заходит клиент, просит сделать гравировку на ручке. Артур берет ручку, просит подождать пять минут. Сначала он набирает слова в специальной программе в ноутбуке, после, медленно и точно, машина под названием гравер, выводит их на боку ручки.

Артур делает гравировку на ручке
Артур делает гравировку на ручке. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

«Я больше месяца привыкал к этой машине. Когда тебе приносят дорогие украшения или даже ручки, как эта, нужно быть особенно внимательным. Было такое, что я случайно пропускал буквы. Приходилось делать гравировку, вымеряя буквы до миллиметра».

Десять. Артур собирается домой. Закрывает кассу, выключает ноутбук. Причесывается и, конечно, приводит в порядок свою обувь. По словам мастера, в первую очередь при встрече с человеком он обращает внимание на волосы и на обувь.

«И то, и то всегда должно быть чистым!», – улыбается мастер.

Артур уверен, что три года для мастера это совсем мало.

«Впереди много работы. Главное в нашем деле — всегда учиться».

Артур начищает свою обувь
Артур начищает свою обувь. Фото: АиФ-Кубань / Григорий Белозеров

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах