aif.ru counter
13027

Папа и семеро ребят. Как живет многодетная семья, оставшись без мамы

АиФ №6. А теперь живём по олимпийскому времени 05/02/2014
Папины дочки: Лиза, Алёна, Анжела, Лида.
Папины дочки: Лиза, Алёна, Анжела, Лида. © / Фото из семейного архива

У него на кухне кастрюля в 10 литров, перед входом в квартиру ботинки, кеды, туфельки всех размеров. Ему надо накормить 7 ртов, погладить 7 голов и тысячу раз в день удивиться, порадоваться и один раз всплакнуть. Это счастливые будни одинокого ростовского папы Вениамина Смирнова.

Обед в семье в два захода: сперва за стол садятся младшие члены семьи, затем принимается за еду старшая «смена». Три комнаты, шестьдесят квадратных метров и семеро по лавкам. Алёна, Серёжа, Анжела, Максим, Лиза, Лида и Вера... Жены Людмилы, мамы всех детей, не стало несколько лет назад. Но она — незримый помощник Вениамина, постоянная ниточка любви, которая соединяет всех в этой простой семье.

Запах счастья

— С женой моей, Людочкой, мы встретились 15 лет назад. Я тогда только расстался с другой женщиной, решил развеяться и махнул к друзьям в деревню. Там нас с Людмилой и познакомили. С первого взгляда влюбился. Светловолосая, сероглазая, с точёной фигурой — и не скажешь, что уже дважды мама. От первого брака у неё были сын и дочь. И я с самого начала считал Анжелу и Сергея своими. Полгода бегал, пока Люда не согласилась ко мне в Ростов переехать. Я тогда уже работал на водоканале, квартиру снял поближе к своим родителям.

Любовь мамы и жены Людмилы держит всю семью вместе. Фото из семейного архива.

Вениамин Валентинович смахивает слезу. Тогда сам от себя не ожидал, что сероглазая голубка Люда сможет забраться так глубоко в его сердце. Он не мог без неё жить... Каждый ли мужчина решится позвать замуж женщину с таким «приданым»? Но родители Вениамина будущую невестку и её малышей приняли тепло. Правда, остальных пятерых внуков они уже не увидели.

— Вскоре отец скончался, мы ещё не были расписаны. Вслед за ним слегла мать. И когда родилась Лида, наша первая общая дочь, их обоих уже не было в живых, — говорит Вениамин.

После этого родилась Алёнка. А через два года снова девочка — Лиза. Следующим в этом доме родился Максим, а ещё через два года — младшенькая Вера.

— А радуешься всякий раз, как в первый, — вспоминает многодетный папа. — Правда, и забот невпроворот, квартира ходуном. Я днём работал слесарем, подрабатывал по ночам. Людочка была на хозяйстве. Как она со всем управлялась, сейчас и не пойму. Попробуй-ка наготовь на девятерых! Пока в одной комнате приберёшься, в другой уже всё перевернут вверх дном. Но всё у жены спорилось. И выглядела прекрасно, никто не верил, что семерых родила. Что и говорить, счастье было в доме. Его запах я и сегодня слышу...

Жили скромно, но дружно. А когда младшую отдали в сад, Людмила устроилась работать в магазин. Тогда стало полегче, даже откладывали деньги на машину. Всей семьёй мечтали, что когда-нибудь построят дом, заведут собаку. Может, и на море смогут съездить... Но беда постучалась в их дом: многодетную маму внезапно забрали в больницу.

Семь пар глаз, и все в слезах

— Я увидел бумажку с диагнозом жены, и сердце сжалось, — говорит Вениамин. — Но даже по её лицу всё было понятно: я знал, как пожирает человека рак. Помню, Люда вдруг тайно сбежала домой из больницы. «Что же ты, дурочка, делаешь?» — спрашиваю. А она мне: «Как же ты один с детьми справишься?» Всё о других думала, нас жалела.

Из онкологии Людмилу выписали домой — умирать. Дети и муж трогательно ухаживали за ней. Но через месяц её не стало. Она ушла из жизни на рассвете. В то утро первой её увидела старшая дочь. Что было потом, Вениамин не помнит. Всё как в тумане: невыносимо яркий свет, врач, чей-то плач...

— Детям что скажешь? Семь пар глаз, и все в слезах, — вспоминает вдовец. — А мне самому выть хотелось. Помню, кто-то из девочек случайно, забывшись, окликнул мать. И лишь когда никто не отозвался, на меня навалилась страшная правда: Людочки больше нет.

Сергей, Вера и Максим Смирновы
Сергей, Вера и Максим Смирновы. Фото из семейного архива.

В одночасье в их шумном доме поселилась жуткая, непривычная тишина. Ложились и вставали в те же часы, обед, ужин — всё было как прежде, стол и стулья стояли на тех же местах, и только одно переменилось раз и навсегда: здесь больше не было мамы.

Вместе со страшной бедой на отца свалилась новая жизнь. Тянуть большую семью пришлось на зарплату слесаря в 17 тысяч и детские пособия по 500 рублей. Скромных финансов едва хватало на еду и квартплату. Экономили буквально на всём.

Но мир не без добрых людей. Хотя Вениамин — человек скромный и о помощи не просил, весть о беде вскоре разнеслась по городу. Медсестра, которая до этого приходила делать жене уколы, бросила клич о помощи на одном интернет-форуме. Молодые мамочки стали собирать для многодетной семьи одежду, деньги, еду. Кто-то подарил стиральную машину, кто-то привёз детскую обувь. Помогли Вениамину и на работе. А вот плести дочерям косы и хлопотать по дому папе пришлось самому. Говорит, налаживать аппаратуру на водоканале легче, чем причёски девочкам крутить. В сердцах даже хотел остричь каждую. Но в такие минуты как будто Людмила смотрела ему в глаза. И он сам себе говорил: «Я сумею!»
Органы опеки не раз предлагали определить ребят в дет­ский дом. На семейном совете постановили: «Пояс затянем потуже, но никого не отдадим». Жить без мамы в этой семье учатся до сих пор.

— Тяжело нам без неё. Ребята, конечно, помогают, у всех свои обязанности, но и погулять тоже любят. Вера недавно научилась посуду мыть. Лидку с Алёнкой ещё можно заставить картошку почистить. А лук никто резать не любит. Как-то решили мы нажарить котлет, так столько фарша попортили: всё к рукам прилипло, — жалуется отец. — Откуда мне было знать, что руки надо или холодной водой смачивать, или маслом подсолнечным смазывать. Вот, соседка недавно посоветовала.

Когда старший сын окончил училище и устроился на работу, стало полегче с деньгами. Ребятам назначили пенсию по потере кормильца. В старой квартире, оставшейся от родителей, давно пора делать ремонт, обновить мебель. А потому в большой семье каждая копейка на счету. Донашивать друг за дружкой одежду и обувь ребята привыкли. А вот сборы в школу влетают в копеечку: с тех пор как подросла младшая, к 1 сентября здесь собирают уже пятерых.

«Забери нас домой»

Старшая, Анжела, вышла замуж, у неё 4-месячная малышка. Но дедушка не успел даже её понянчить. С больными лёгкими многодетный папа попал в больницу. Лечение затянулось.

И теперь уже Вениамину Валентиновичу деваться было некуда — Алёну, Лиду, Лизу и Максима временно определили в интернат, Веру — в санаторий.

Сейчас в их квартире непривычно пусто. Коридор не заставлен множеством пар обуви всех цветов и размеров, а дет­ские куртки не навешаны одна на другую. Никто не прыгает с верхнего этажа двухъярусной кровати на нижний, не играет с огромным плюшевым львом, не спорит, чья очередь сидеть за ноутбуком. Дома сейчас живёт только 21-летний Сергей.

Но каждый из детей знает: папа обязательно придёт! Он их не бросил, просто нужно время.
У него постоянно звонит мобильник: младшая дочь желает спокойной ночи, средняя спрашивает, чем его кормили сегодня.

— И главный вопрос: «Когда ты заберёшь нас домой?» — улыбается он. — Я частенько отпрашиваюсь, мотаюсь к ним. Дети хоть и под присмотром, но всё равно... Вдруг их обижают? Или им надо коленки раненые по­гладить. Мало ли. Хотя я знаю, что они всегда вместе и друг друга защищают. Мы уже столько дней рождения пропустили! Ну ничего, надеюсь, скоро опять будем вместе. А иначе зачем жить?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы