aif.ru counter
26874

Неестественный отбор. Российскую семью в Германии лишили прав на детей

Татьяна Лоренс держит на коленях двухлетнюю Амалию.
Татьяна Лоренс держит на коленях двухлетнюю Амалию. © / Фото: Надежда Кузьмина / АиФ

Власти европейской страны отобрали у Лоренсов шестерых детей и лишили их родительских прав на ещё не родившегося ребёнка. Корреспондент АиФ.ru Надежда Кузьмина выяснила, как и почему это случилось.

Там будет лучше

Татьяна Лоренс держит на коленях двухлетнюю Амалию. Чтобы спасти девочку от германского правосудия, беременная Таня буквально бежала из чужой страны.

«Я ходила к гинекологу, и она мне сказала, что как только я рожу, у меня ребёнка прямо из роддома заберут, — рассказывает Татьяна, — поэтому я приняла решение и вернулась назад, в Россию».

Младшая дочка Лоренсов Татьяна
Младшая дочка Лоренсов Татьяна. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

В 2005 году Татьяна с мужем Андреем решили уехать из сельской глубинки в Германию. К тому времени туда уже успели перебраться родители Андрея — этнические немцы, а также пятеро братьев и сестёр.

«Я сама не хотела ехать, — рассказывает Татьяна, — но свекровь настояла, сказала: "Поехали. Там лучше будет". Год мы жили в лагере. Потом нам дали квартиру. Мы ехали с двумя детьми, в Германии родилось ещё четверо. Мы с мужем оба из многодетных семей, у Андрея 8 братьев и сестёр, у меня четыре, тоже хотелось большую семью. И всё было нормально, пока я не пожаловалась, что нам дали плохую, холодную квартиру. Да и соседи у нас были не очень — постоянно жаловались, что у нас дети бегают, шумят».

Неспособны к воспитанию

Однако отнюдь не жалобы соседей на шумных детей повлияли на лишение семейства Лоренс родительских прав. По словам Татьяны, органы опеки Германии посчитали, что они с супругом в принципе... «неспособны к воспитанию».

«К нам приставили помощницу. С виду вроде нормальная, наша, русская, из Казахстана, — говорит Татьяна. — Она стала писать жалобы, что у меня игрушки разбросаны, бельё неглаженное, что у меня ребёнок маленький сильно укутанный. Один раз как-то всё навалилось: ребёнок заболел, муж только устроился на работу. И тут пришли полицейские. Увидели, что у меня игрушки разбросаны по дому, и забрали детей. По какой причине — нам не объяснили, ни когда забирали детей, ни на суде».

Теперь своих братьев и сестёр маленькая Амалия знает только по фотографиям в компьютере
Теперь своих братьев и сестёр маленькая Амалия знает только по фотографиям в компьютере. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Старшего Илью забрали прямо из школы. Машу и Анжелину из детского сада. 5-летнего Виктора, 3-летнего Давида и новорожденного Андрюшку прямо из рук матери.

«Мася! Мася!», — маленькая Амалия рассматривает фотографии своих братьев и сестёр на ноутбуке. Это единственное, что сегодня есть у Лоренсов. Власти Германии запрещают им общаться с детьми и передавать родителям какую-либо информацию, в том числе фотографии, через родственников.

«Сестре Андрея только недавно разрешили навещать детей в детском доме, — говорит Татьяна, — и то с условием, что она нам не будет ничего передавать. Мы, конечно, переписываемся в интернете с ней, созваниваемся, она рассказывает, как там дети».

Тут лучше

Дом, в котором сейчас живёт семья Лоренс
Дом, в котором сейчас живёт семья Лоренс. Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Сейчас Татьяна с мужем живут в селе у его брата. Из родной станицы пришлось уехать — нет работы. Здесь Андрей устроился на местный мясокомбинат. Работает скотником. Татьяна налаживает быт и оформляет дочку в детский сад. Родственники пустили их в свой маленький старый дом. Татьяна уже успела его побелить. В комнате жарко — топится печка. «Места, конечно, не очень много, но тут лучше, — признаётся Татьяна. — Я в Германию ни за что не вернусь. Обращалась я в районную опеку, говорила, что хочу попасть на приём к Астахову, но до сих пор мне никто никакого ответа так и не дал. Я очень хочу вернуть детей. Они мне нужны все, не только те, у кого российское гражданство (дети, рождённые в Германии, автоматически получили гражданство этой страны). Как их разделить сейчас? Ведь они уже привыкли быть все вместе».

Такие истории — не редкость. В апреле прошлого года власти Норвегии забрали троих детей у матери-россиянки Татьяны Бенедикене и её мужа-литовца. Девочек передали в приёмную семью: видеть родителей они могли только раз в неделю. По словам уполномоченного по правам ребёнка при президенте РФ Павла Астахова, решение об изъятии детей принимала Служба опеки детей Норвегии на основании заявления двух школьниц и директора школы. В посольстве РФ в Норвегии сообщили, что «этот эпизод с изъятием детей не является единичным для Норвегии». Помогло обращение в суд: суд первой инстанции постановил вернуть детей россиянке. Органы опеки подали апелляцию, но проиграли.

Несмотря на то, что двое детей Бенедикене родились в Норвегии, все они имели российское гражданство. Семье Лоренс сложнее — половина детей получила немецкое. К тому же, у Лоренсов нет денег на хороших адвокатов.

В Германии русскоязычная газета «Соотечественник» в этом году уже поднимала проблему несправедливого разделения детей и родителей.

«Такого нет нигде в мире. Детей отнимают из-за "неспособности к воспитанию", и очень часто это происходит без решения суда», — пишет в своей статье «Родители Германии ищут поддержки у России в защите своих детей» Али Риа Эшли. — Прежде всего, подобная практика касается семей, принадлежащих к другим культурам, в том числе российских, турецких и других. Российские, польские, итальянские родители обеспокоены тем, что отнимают у них детей. Иностранные правительства, более всего правительство Польши, говорят о "германизации" своих детей и о похищении детей из семьи. Если бы даже это были только слухи, для Германии это должно было стать большой проблемой. Но, к сожалению, это не слухи, а реальная действительность государства, пристально следящего за соблюдением прав человека в других странах».

Только в прошлом году, по данным «Соотечественника», из германских семей были насильно отобраны у их родителей 40 000 детей.

«Мы давно уже требуем от властей Германии прекращения этой варварской практики и соблюдения элементарных прав детей и их законных родителей, — комментирует Гарри Мурреи, директор Информационного центра по правам человека в Страссбурге. — Дети очень нуждаются в своих кровных родителях, и подобная политика, которую целенаправленно проводят немецкие власти, должна быть прекращена. В противном случае я предвижу, что уже в ближайшее годы многие страны мира будут вынуждены принимать у себя, помимо гуманитарных беженцев из стран Азии и Африки, жертв ювенальной юстиции из Германии».

Редакция АиФ.ru будет следить за развитием ситуации. Мы направлили соответствующие запросы в МИД России и органы опеки Волгоградской области с просьбой прокомментировать проблемы семьи Лоренс и их права в отношении своих детей.

Оставить комментарий (17)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы