aif.ru counter
9262

Неделимые, бесперспективные. Семья шестерых детдомовцев нашла новую маму

Три мальчика и три девочки — братья и сёстры из неблагополучной семьи. В детский дом в посёлке Ленинградской области они попали два года назад. Детей спасли на пожаре, который произошёл в их квартире. Отца и мать лишили родительских прав, устроили в детдом, стали искать усыновителей. Но взять сразу шестерых никто из возможных приёмных родителей не решался. Пока о них не узнала Лидия.

Документы оформлены, семья детдомовцев переехала к приёмной маме в загородный дом в Краснодарском крае. Теперь в семье Фоминовых — 8 детей.

Лидия встречает у калитки и показывает свой участок
Лидия встречает у калитки и показывает свой участок. Фото: Алина Менькова / АиФ

«Я всегда хотела большую семью»

Лидия Фоминова ждёт у калитки. Провожает к двухэтажному дому, по пути рассказывая, что и где она вскоре построит на своих 18-ти сотках — для детей: «Мы с мужем объединили свой участок с двумя соседними. Ведь детям необходимо большое пространство для игр».

С 1988 года Лидия руководит фирмой, работает риэлтором, на воспитание большой семьи денег достаточно.

«Я всегда хотела большую семью», — признаётся Лидия и улыбается. 8-летний Петя и 9-летний Влад играют в догонялки, 11-летняя Женя и 7-летняя Василиса кормят белок, 6-летняя Оля играет с мячом, а 5-летний Вася везде ходит за мамой.

Лидия с мужем Николаем и родной дочерью Элли
Лидия с мужем Николаем и родной дочерью Элли. Фото: Алина Менькова / АиФ

«Иметь много детей — моя мечта, — говорит Фоминова. — Может, потому что у меня у самой были братья и сёстры. Можно поменять и купить что угодно, но вот только братской любви не купишь. Родить у меня долго не получалось. Если бы получилось, я бы сама себе деток родила. Только в 41 год в краснодарском роддоме родила Элли… Я её там вылежала, все 9 месяцев. Но даже спустя несколько лет после рождения дочери я чувствовала пустоту внутри. Даже думала, что я плохая мать, что недостаточно её люблю, раз хочу ещё детей».

Когда Элли исполнилось 6 лет, Лидия встретила будущего мужа Николая. Она предложила ему пройти школу приёмных родителей. Муж согласился.

«У нас в семье матриархат. До хрипоты Коля может спорить со мной насчёт цвета обоев или кухонной фурнитуры, но решение глобальных вопросов оставляет мне. Просто крепко любит», — поясняет Лидия.

«Из детдома без ребёнка не уйти»

Приёмная мама рассказывает, как впервые посетила детский дом: «Окажешься там — без ребёнка обратно уже не уйдёшь. Посмотрите, какие у них глаза! Как они ждут мамы! Их всех жалко. Они же, когда уходят из детдома совершеннолетними, то всё равно абсолютно не приспособлены к жизни. Они могут потратить свою пенсию в 300 тысяч за полнедели. Купить себе и каждому из друзей по телефону, на следующий день у них эти телефоны украдут. Хорошо, что сейчас приняли закон, по которому совершеннолетние сироты уже не могут приватизировать жильё. Хоть не продадут его по глупости. Они все в детдомах лишены любви, несчастны, агрессивны, да и гены есть гены. Нормальная мать не оставит своего ребёнка. Значит, это либо алкоголичка, наркоманка, либо преступница. У моих детей папа — заключенный. И я не могу дать сто процентов, что мальчишки не станут воровать, когда вырастут. Но на то им и я, чтобы приложить максимум усилий для того, чтобы этого не случилось».

Когда Лидия и Николай окончили школу приёмных родителей, они сначала взяли из Новороссийского детдома троих мальчиков на воспитание — 14-летнего Сашу, 12-летнего Илью и его родного брата 15-летнего Толю.

«Элли страшно ревновала к Илье, он был очень привязан ко мне», — обнимая свою дочь, говорит Лидия.

«Даже плакала, если он первый добегал до мамы, чтобы её поцеловать. Но с братьями мне было уже не так одиноко», — вспоминает Элли.

«Илья и Толя со мной теперь не живут. О том, как я потеряла их, расскажу позже. А Сашенька учится в Краснодаре, скоро ему исполнится 18, он уже будет самостоятельным, но я уверена, что свой дом не забудет», — поясняет Лидия.

Элли вспоминает, как ревновала мать к приёмному брату
Элли вспоминает, как ревновала мать к приёмному брату. Фото: Алина Менькова / АиФ

«Пойдёмте, посмотрим наш участок. Там мы построим детскую площадку, здесь будет пруд для кувшинок, тут — пруд для рыбок, мы решили их разделить», — семья проводит экскурсию по своему участку.

Вслед за Лидией идут две её приемные дочери — старшая Женя и самая младшая Оля, они держат в руках по пекинесу.

Женя и Оля напротив пруда с рыбами
Женя и Оля напротив пруда с рыбами. Фото: Алина Менькова / АиФ

«Всё догоним»

Животных у Лидии в доме много. Здесь не только рыбки и собаки, но и курицы, белки, попугаи, черепаха и даже павлины.

«Я хочу приучать деток с детства к любви, к природе, к животным, — поясняет Фоминова. — Ведь дети должны уметь заботиться не только о себе, но и о своих питомцах, научиться ухаживать, трудиться. И ведь лучше ребёнку видеть своими глазами, как цыплёнок вылупляется из яйца, а не в книжке об этом читать».

На участке — журчащий фонтан, заасфальтированные дорожки, высаженные цветы, бассейн: «Если захотите, лета ждать не будем и на Крещение искупаемся. Из сауны, вон она слева, нырнём — и в воду! Закаляет. Сейчас, видите, бассейн грязный, листья опали», — объясняет мама дочкам.

Они послушно кивают. Обе девочки больны. У Жени — умственная отсталость, у Оли — задержка психического развития. Но Лидия не отчаивается.

«Женю подтяну, как смогу. Всё догоним. А вот ЗПР у каждого второго ребёнка в детдоме. Ведь жизнь без родительского тепла оставляет свой отпечаток на их неокрепшей психике».

Девочки почти освоились в новом доме
Девочки почти освоились в новом доме. Фото: Алина Менькова / АиФ

У дома «припаркованы» детские велосипеды. С велосипедной прогулки возвращается приёмный сын Лидии Влад.

«Каждому из детей мы купили по велосипеду, младшему Васеньке — квадроцикл».

Влад на новом велосипеде
Влад на новом велосипеде. Фото: Алина Менькова / АиФ

Мы проходим в дом. Напротив двери — гардероб, на вешалках — курточки, на полу — целый ряд детской обуви.

«Мама, можно мне погулять?» — спрашивает Лидию её третья приёмная дочь Василиса и обнимает женщину.

У 7-летней Василисы, как и у Оли, задержка психического развития.

Василиса с новой мамой
Василиса с новой мамой. Фото: Алина Менькова / АиФ

«За право быть мамой прошла через суд»

Взять детей на воспитание Лидии помогли волонтёры проекта «Ванечка».

«Детей для Лидии мы искали по всей России, ведь она хотела взять сразу пятерых, и к осени, после получения заключения о возможности стать замещающим родителем, мы, наконец, нашли ребят в Ленинградской области. Все они — сиблинги (дети одних родителей). Разлучать их воспитатели не хотели. Но и найти им родителей казалось невозможным, ведь их было шестеро, и у нескольких из них — задержка развития и ограничения по здоровью. Но Лидия отважилась и взяла их всех к себе», — рассказывает куратор проекта «Ванечка» Юлия Зимова.

Фоминова с грустью вспоминает, через что ей пришлось пройти, чтобы взять на воспитание этих шестерых детей. Отчаявшаяся женщина судилась с органами опеки в течение двух лет.

«Опека не давала ей разрешения. А если идёшь жаловаться куда-то выше, там все солидарны с опекой. Получается, замкнутый круг», — уверена Юлия.

Два брата

Конфликт с управлением по вопросам семьи и детства администрации Кавказского района, проще говоря, с органами опеки, у Лидии возник давно. До новых приёмных детей у Лидии воспитывались ещё трое — Саша, Илья и Толя.

«Когда я пришла в Новороссийский детдом, то мне сразу понравился Саша — добрый, ласковый. Но Саша дружил с Ильёй. Илья подбежал ко мне и сказал: «Возьмите и меня, пожалуйста». Но у Ильи был старший брат Толя. Он уже тогда был проблемным мальчиком. Бродяжничал, воровал. И брать его я не хотела, но он был братом Ильи. Как я могла разъединить братьев? Но Илью из-за Толика никто не хотел брать в семью, в итоге страдали оба. Я поставила цель — сделать так, чтобы Толик во что бы то ни стало закончил 9 классов. В общем, в дом к себе я взяла троих, но Толю только терпела, честно. Он был тихий хам. Не реагировал ни на какие мои слова, только в интернете сидел без конца».

Через некоторое время Толя сбежал, украв у Лидии деньги.

«70 тысяч рублей украл. Конечно, мне было неприятно, я поняла, что его вряд ли можно поменять. Но через время он позвонил, назвал меня мамой, хотя до этого только на «Вы», попросил прощения. Я хотела его забрать, но органы опеки сказали: «Заберёте после каникул!» Я говорю: «Как же? Новый год семья должна встречать вместе!» — рассказывает приёмная мать. — После этого мы и стали конфликтовать. Они пришли посмотреть, в каких условиях мы живём, много фотографировали. А то, что я увидела в отчёте, потом меня ужаснуло — они сфотографировали единственный неубранный шкаф во всём доме — мальчики убираются два раза в неделю. Сфотографировали кастрюли, в которых мы варим мясо собакам, выдали за кастрюли для приготовления пищи для детей. Подметили и инструменты Николая в углу на втором этаже — мы как раз доделывали ремонт».

Лидия встречает представителей органов опеки. Слева Ванечка
Лидия встречает представителей органов опеки. Слева — «Ванечка». Фото: Алина Менькова / АиФ

Потом Толя снова сбежал. Только теперь в Новороссийск. Стремился к друзьям, в свою прежнюю бродяжническую жизнь. В городе он снова начал воровать, на него завели уголовное дело. Там его приютила одна семья. Когда они оформили документы на Толю, то хотели забрать себе и Илью. Стали звонить, переманивать.

«Я просила Илью подождать, посмотреть, как там Толя обживётся, — рассказывает Лидия. — Но в итоге он как-то не вернулся из школы домой, дозвонились — он в опеке. Оказалось, та семья приехала к нам в Кропоткин, чтобы забрать моего сына на каникулы. Органы опеки разрешили. Вот такие у нас госслужбы.

Они могут не помочь одинокой бабушке зарегистрироваться по месту жительства, чтобы она могла взять под опеку своего внука, оставшегося без родителей. Но зато оперативно его изымут и отправят в детский дом. И меня удивляет, почему есть реабилитационные центры для алкоголиков и наркоманов, а вот для оступившихся мамашек нет? Ведь когда у алкоголички забирают ребёнка, она ещё больше начинает пить».

Предательство сына

Но самым большим ударом для Лидии стало заявление Ильи. Подросток уехал, не звонил, не писал смс.

Позже пришло письмо: в нём Илья писал, что приёмная мать его эксплуатировала, заставляла бесконечно работать в доме и на огороде. Органы опеки приняли его заявление. Ребёнка забрали. После этого Лидия попала в больницу — сердце не выдержало.

Местная журналистка Ольга Цветкова предположила, что это не мысли ребёнка — слишком «умно» написано, точно под диктовку взрослых. После от Алины (это ещё одна приёмная дочь из той семьи) Лидия узнала, что Илье действительно заявление диктовали новые родители.

Лидия и сегодня встречает в своём доме представителей органов опеки. Разговаривать с «АиФ.ru» они отказались. После экскурсии по дому и участку Лидии женщины резюмируют:

«На сегодня у нас претензий нет, хорошие условия для деток».

Юлия Зимова рассказывает о том, как Лидия воевала за детей
Юлия Зимова рассказывает о том, как Лидия воевала за детей. Фото: Алина Менькова / АиФ

Одна семья

Пришло время обеда. Лидия рассаживает детей за обеденный стол.

Дети обедают справа Петя, Влад и Женя, слева Вася, Василиса и Оля
Дети обедают — справа Петя, Влад и Женя, слева — Вася, Василиса и Оля. Фото: Алина Менькова / АиФ

Лидия разливает суп по тарелкам, кладёт на стол отварную курочку, хлеб и овощи. Дети едят, только младший Вася ковыряется ложкой в тарелке.

«Ешь, малыш!» — Лидия берёт ложку и кормит младшего.

Младший Вася за обедом
Младший Вася за обедом. Фото: Алина Менькова / АиФ

После обеда Лидия укладывает детей спать. На втором этаже у каждого своя спальня.

«В каждой комнате своя атмосфера. Вот Влад любит апельсины и комнату попросил оранжевую. У девочек — спальни в розовых и бежевых тонах».

Лидия целует сына перед сном
Лидия целует сына перед сном. Фото: Алина Менькова / АиФ

Дети засыпают, и мы с Лидией выходим на балкон.

«Достроили второй этаж, как видите, специально для детей. Вот веранду уютную сделали. Сейчас я всё меньше работаю, потому что хочу проводить больше времени с моими детьми. Работу я не бросила, просто сдала офис в аренду. У нас с Колей запросы высокие, поэтому зарабатывать мы будем всегда».

Лидия задумалась, голоса детей утихли, все спят.

«После того, что случилось с Ильёй, я поняла, что больше всего в жизни не переношу ложь. И этих деток буду приучать — не лгать. Больно, когда тебя обманывают».

За свою жизнь Лидия усыновила девятерых детей
За свою жизнь Лидия усыновила девятерых детей. Фото: Алина Менькова / АиФ

Какими способностями дети наделены и какие секции будут посещать, Лидия пока не знает:

«Они не все здоровы, им сначала нужно пройти медицинские обследования, чтобы понять, кому и чем можно заниматься. Самая главная задача на сегодня — определиться со школами. Приезжайте ко мне через месяц – два, когда дети обживутся, привыкнут к обстановке. И потихоньку станут забывать, что когда-то жили в детдоме».

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество