aif.ru counter
4292

Мир на кончиках пальцев. Будни старейшей в России школы для незрячих

© / Юлия Шатохина / АиФ

На перемене в Костромской школе-интернате для незрячих детей царит привычная суматоха: школьники играют в догонялки, мальчики дёргают девочек за косички, отовсюду слышатся крики и смех. То, что большинство этих детей лишены зрения, человеку «с улицы» сразу не понять. Они узнают каждого ранее встреченного человека, например, по запаху, или даже по звуку его шагов.

Перемена время для веселья
Перемена — время для веселья. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Костромская школа-интернат — один из старейших в России. В этом году ей исполнилось 127 лет с момента основания. Здесь учатся и слабовидящие, и незрячие дети. Некоторые просто приходят на уроки, некоторые здесь живут — родители забирают детей только на выходные. Есть и дети, лишённые семьи. Для них интернат — единственный дом.

Старшеклассники Володя и Костя — незрячие. Несмотря на то, что у Володи есть мама и папа, а Костя — сирота и постоянно живёт в интернате, мальчики подружились и во всём помогают друг другу. Вместе занимаются адаптивным спортом. А последнее их увлечение — рэп-музыка. Мальчики вместе пишут тексты, разучивают их и читают на школьных концертах. Недавно они записали несколько песен в профессиональной студии. Родители Володи, навещая сына, всегда привозят что-то Косте в подарок. Многие ученики считают их братьями.

Научить улыбаться

Прозвенел звонок, школьники расходятся по кабинетам, начинается учебный день. Сейчас здесь занимаются 144 ученика. Школа-интернат обучает детей двух категорий: тех, у кого нарушено только зрение, и тех, у кого кроме нарушения зрения есть и другие проблемы со здоровьем. Первые обучаются двенадцать классов, вторые — девять.

На данный момент в школе-интернате обучаются 144 ученика
На данный момент в школе-интернате обучаются 144 ученика. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Учебный день начинается, как и в обычной школе, в 8:15 утра. Вот только учебный процесс организован здесь по-другому. Каждый кабинет оборудован специальными устройствами для обучения слепых и слабовидящих детей.

«У нашей школы коррекционная направленность. Она заключается в применении нестандартных дидактических материалов, тифлотехники (оборудование для слепых). Обучение построено на основе рельефно-точечного шрифта Браиля, — говорит директор школы-интерната Агата Малафеева. — Очень важно ребёнку с нарушением зрения до 10 лет овладеть всеми необходимыми навыками. Вообще, этот период — самый благоприятный для развития восприятия, памяти и других психических сфер».

Во время урока легко понять, кто из детей слабовидящий, а кто полностью лишён зрения. Первые практически лежат на парте: наклоняются к книге, чтобы лучше разглядеть буквы. Вторые сидят прямо, спокойно водят пальцем по книге, считывая шифр, состоящий из точек (азбука Брайля). Они приглаживают волосы, вертятся на стуле — при этом, сохраняя лицо абсолютно невозмутимым: у незрячих людей часто практически отсутствует мимика. Для того, чтобы скорректировать эту особенность, в начальной школе введены курсы мимики и пантомимики.

В школе есть и компьютерный класс, адаптированный под незрячих детей: компьютеры со специальной клавиатурой, принтеры.

«Мы постарались создать максимально доступную для ребят среду. Они у нас иинтернетом пользуются, имеют множество друзей в социальных сетях», — поясняет директор.

Слабовидящие дети, хотя и могу читать, также работают с тактильными пособиями.  Фото: АиФ / Юлия Шатохина

«Даже если ругаете, глаза должны быть добрыми»

Как признаются воспитатели и учителя, школьники, у которых полностью отсутствует зрение, попадая в первый класс, не сразу адаптируются к жизни в интернате.

«Здесь всё зависит от родителей. Видите, за той партой сидит Ева. Её родители молодцы, адаптировали девочку, понимали, что в классе будет много ребят, внимание только ей одной уделять не смогут», — говорит заместитель директора по воспитательной работе Ольга Круглова, показывая на симпатичную темноволосую девочку. Ева, слыша, что говорят о ней, поворачивается в нашу сторону и улыбается.

В школе-интернате наполняемость классов — не более 12 человек. Это позволяет учителям обеспечить индивидуальный подход к каждому ребёнку. Всё-таки у всех воспитанников школы есть проблемы со здоровьем. И когда те говорят, что они устали или болит голова — это не просто каприз. Возможно, у ребёнка поднялось внутриглазное давление, нужно отправить его в медпункт или отдохнуть.

Наполняемость классов в школе-интернате не больше 12 человек
Наполняемость классов в школе-интернате — не больше 12 человек. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Индивидуальный подход нужен, но без перекосов — не баловать, не давать считать себя «пупом земли». Слепая любовь для таких детей — приговор, который навсегда лишит их возможности быть самостоятельными.

«Главное качество для наших воспитателей и учителей: нужно любить этих детей. Но любовь бывает разная. У нас здесь должен быть и пряник, и кнут, — рассказывает Ольга Круглова. — Нельзя бездумно баловать. Если только любить незрячего ребёнка, ему потом сложно придётся. Но я всегда говорю: даже если вы ругаете, глаза должны быть добрыми».

Ольга Круглова с учениками
Ольга Круглова с учениками. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

В школе наступает время второго завтрака. Ученики после прозвеневшего звонка бегут в столовую. Стоя в очереди, радостно переговариваются между собой, угадывая какие конфеты получат сегодня. Работник пищевого цеха выдаёт каждому ребенку стакан кефира, кусок мягкой булки и две конфеты. Некоторые из воспитанников подбегают за добавкой.

«Главное правило для наших воспитателей и учителей: нужно любить этих детей» Фото: АиФ / Юлия Шатохина

И дом, и школа

В одном из корпусов школы-интерната располагаются комнаты учеников. Здесь живут дети из отдалённых районов области. Дети, чьи родители не могут каждый день забирать их домой, и сироты. В первых двух случаях — на выходные школьники отправляются домой. Дети без родителей живут в школе постоянно.

В спальнях располагаются несколько кроватей: старшие живут по двое-трое, младшие — по пять-шесть человек. На стенах новые обои — дело рук родителей, картины с животными и природой, стенгазеты, на тумбочках — куклы и машинки. По вечерам ученики собираются в игровой комнате: развлечься, обсудить свои успехи и неудачи.

В одном из корпусов школы-интерната располагаются комнаты учеников. Здесь живут дети из отдалённых районов области те, чьи родители по роду деятельности не могут забирать своих отпрысков каждый день домой, либо сироты
В одном из корпусов школы-интерната располагаются комнаты учеников. Здесь живут дети из отдалённых районов области — те, чьи родители по роду деятельности не могут забирать своих отпрысков каждый день домой, либо сироты. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

В одной из комнат, после окончания уроков, старшеклассница помогает пятикласснику справиться с математикой.

«У нас хороший детский коллектив: старшие помогают новичкам освоиться в интернате. Есть ребята, которые сдружились», — объясняет Агата Малафеева. К ней подходит молодая девушка: она пришла за справкой. Анна — так зовут посетительницу — два года назад закончила школу-интернат. Сегодня она пришла за документами, которые необходимы ей в получении пособий на ребёнка. Девушка из неблагополучной семьи осталась одна, с младенцем на руках. Директор школы, выдав ей необходимый документ, говорит: «Ты не пропадай, заходи. Мы тебе вещи для малыша соберём».

«Ученики нас не забывают. Приходят даже те, кто окончил школу более 15 лет назад. Делятся своими успехами и неудачами, — поясняет Агата Малафеева. — Все наши воспитанники отмечают, что для них наша школа — это дом. Настоящий, тёплый, с вкусными пирогами и добрыми воспитателями».

Слабовидящие и незрячие школьники обучаются по общеобразовательной программе
Слабовидящие и незрячие школьники обучаются по общеобразовательной программе. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

«Дети знают, что у них есть свои трудности, и учатся с этим жить»

После окончания уроков школьники отправляются на обед. После него большинство старшеклассников идут домой, а те, кто остался — на дополнительные коррекционные занятия. Вечер – время кружков. Выбор у воспитанников школы-интерната большой: кружок танцев, оригами, художественная обработка древесины, туристический клуб и другие.

«Всевозможные кружки помогают детям почувствовать себя талантливыми, учат стремлению к победе. Для них важно умение преодолевать, — говорит заместитель директора по учебной работе Юрий Плотников. — Они чувствуют и знают, что в их жизни есть свои трудности, поэтому стараются приобрести все навыки, необходимые для полноценной жизни».

Незрячие дети пишут с помощью рельефно-точечного шрифта Брайля
Незрячие дети пишут с помощью рельефно-точечного шрифта Брайля. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

Работники школы-интерната утверждают, что слепота — не приговор, и человек может быть счастлив и с таким недугом. Как пример, выпускница этой же школы — Наталья Тарковская, кстати, дальняя родственница известного режиссёра. Наталья, по словам учителей, никогда не считала себя ущербной, участвовала во всех олимпиадах, окончила институт с красным дипломом. Уже став кандидатом педагогических наук, вернулась в родную школу в качестве учителя литературы. Сложилось счастье и в личной жизни: на компьютерных курсах для незрячих познакомилась с будущим мужем, который вёл эти занятия. Скоро Наталья вышла замуж, родила девочку. Сейчас не преподаёт, так как находится в декретном отпуске. Мечтает, что когда-нибудь у неё будет двое детей.

«У нас неоднократно складывались пары и из учеников. Люди, которые знают несчастье быть слепым, будут всегда помогать друг другу, — поясняет Юрий Валентинович. — К сожалению, отношение нашего общества к инвалидам до сих пор остаётся пренебрежительным».

В коридоре останавливается симпатичная девочка. Она незрячая. Улыбаясь, говорит: «Агата Генриховна, здравствуйте. А я сегодня пятёрку получила по русскому языку!». Удивляюсь: «Как же она вас узнала?».

Выпускницы школы
Выпускницы школы. Фото: АиФ / Юлия Шатохина

«У таких детей очень обострено обоняние. Они узнают по запаху духов, понимают, когда ты сменил парфюм или был в пиццерии. Многие из них обладают отличным музыкальным слухом, — поясняет директор. — Да, так сложилось, что они лишены зрения. Но эти дети не хуже других. А, может, и лучше некоторых».

Девочка, хитро улыбнувшись на последние слова руководителя, говорит: «Да, я не вижу этот мир. Но представляю. И он такой красивый!».

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество