Примерное время чтения: 11 минут
3004

Бригада им. Захарченко. Как воюет одно из старейших донецких формирований

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Якут.
Якут. / Дмитрий Григорьев / АиФ

Корреспондент aif.ru провел несколько дней в одном из старейших военных формирований ДНР — 5-й бригаде имени Александра Захарченко. Как воюют и живут бойцы бригады и почему лучшие солдаты получаются из вчерашних зеков — в репортаже.

 

Дело «Миши с Донбасса» живет

«Всем привет. Я тот самый Денис, который работал вместе с Мишей. Дело Миши живет. Жив и его телеграм-канал. Мы победим, как того хотел Мишка», — машет в мою камеру улыбающийся парень в темных очках и камуфляже.

Миша, больше известный как автор телеграм-канала «Миша на Донбассе», погиб в середине июня. Для всех, кто знал этого улыбчивого и любящего жизнь парня, его смерть стала трагедией. Тогда казалось, что дело, которое он организовал в 5-й бригаде Первого Донецкого армейского корпуса, где проходил службу, умрет вместе с ним. С Мишкой мы познакомились в феврале 2023 года. Его история жизни тогда поразила до глубины души. Бизнесмен и авантюрист из Москвы, у которого в мирной жизни все было настолько прекрасно, что оставалось только завидовать белой завистью, отправился сражаться за Донбасс. Когда сталкиваешься с такими людьми, кажется, что их-то война точно не тронет. Но смерть забирает лучших.

Тогда в феврале нам не удалось попасть в «святая святых», где Миша и бойцы его небольшого отряда собирали и ремонтировали коптеры, а затем отправлялись на боевые задачи. Но удача нам улыбнулась — и вот мы здесь. Небольшая каморка заставлена стеллажами, на полках которых расположились мирные с виду «птички», но ставшие смертоносным оружием за полтора года СВО.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Самая опасная штука в зоне боевых действий — это дрон-камикадзе. Цена сборки такого — от 15 до 30 тысяч рублей, но если вы стали целью умелого оператора, то вам не уйти целым. На нашем направлении такие штуки применяют обе стороны. Мы не отстаем. В том числе и благодаря той базе, что создал здесь Мишка», — увлеченно рассказывает о мастерской Денис, беря в руки, то один, то другой дрон.

Так называемые сейчас дроны-камикадзе до начала СВО использовались исключительно в мирных целях. Энтузиасты-технари проводили соревнования в пилотировании дронов. Выполняли различные трюки и снимали видеоролики. Но как военные новинки со временем перетекают в гражданское использование, так и технические новшества мирного времени можно с успехом применять для истребления врага.

«Эта война очень сильно повлияла на развитие беспилотной авиации. Оказалось, что гражданские дроны — отличный способ для разведки и корректировки артиллерии, а дроны-камикадзе порой эффективнее и дешевле использования артиллерийских орудий. Одной такой штукой можно вывести из строя танк. Одно попадание в гусеницу, и танк обездвижен, а второе в двигатель. И все. Техника вышла из строя», — рассказывает Денис, держа в руке на вид китайскую игрушку для детей.

Денис. Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Девы, выйти из строя!»

Донецкая ночь уже как пару часов укутала все вокруг. Где-то периодически слышны разрывы артиллерии. Периодами срабатывает и ПВО. Здесь быстро учишься различать такие вещи. В расположении 5-й бригады, где нам любезно предложили провести ночь, многие готовятся ко сну после тяжелого рабочего дня. Все как в мирной жизни. Утром — на работу, а вечером можно и на боковую. С той лишь разницей, что здесь каждый день может быть последним, и строить далеко идущие планы — значит смешить Бога.

У входа в казарму вспыхивают огоньки тлеющих сигарет. Изредка раздается взрывной смех. Кто-то из бойцов отчеканил задорную шутку. Это бойцы «Шторм Z» по привычке обсуждают день прошедший, вспоминают истории из жизни мирной и свободной, и то, что было там, за колючей проволокой, до того, как они попали на СВО. Весельчака Якута как-то не слышно, хотя днем на полигоне он с неизменной улыбкой рассказывал о жизни на зоне. О том, как попал за решетку и почему отправился на СВО.

«Девы, выйти из строя. Да, именно так я им и сказал, когда мне поручили выбрать себе в отряд снайперов. А знаешь, почему Девы? Да потому что я сам по гороскопу Дева. В гороскоп я верю, и характеристики человека по знакам зодиака очень даже сходятся. Я знаю, как нужно вести себя с Девами. Как с самим собой. Таких и выбирал изначально, ведь здесь нет времени на сложный психологический анализ кандидата. Выбор приходится делать быстро», — рассказывал мне Якут на полигоне.

Якут.
Якут. Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

В 5-й бригаде с бывшими заключенными наладили системную работу. Вчерашние зеки проходят плотный курс подготовки на полигоне. Здесь происходит отбор по специальностям, а после подготовки опасная работа на передовой. Контракт Якута заканчивается через несколько дней. Большую часть своего полугодового срока в армии он провел в боях за Марьинку. Там постигал тонкое искусство снайпера, а теперь учит этому новобранцев.

«Работа снайпера — очень тонкое искусство и тяжелая работа. Можно по нескольку суток лежать почти без движения. Быть незаметным. Даже справлять нужду, бывает, приходится под себя. Выбор точки, маскировка — все это на личное усмотрение, ведь от этого зависит твоя жизнь. Я, например, настолько научился сливаться с местностью, что теперь в театре запросто сыграю дерево», — смеется Якут.

Один из его подопечных с позывным Макар менее словоохотлив. В тюрьму попал за поджог дома полковника в отставке. «Слишком много себе позволял этот полковник», — сурово говорит Макар. За поджог дали десять лет. Макар отсидел два и отправился на СВО. И таких парней со сложной жизненной судьбой в 5-й бригаде десятки.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«У нас все герои»

«С парнями из „Шторм Z“ очень хорошо работать. Они легко обучаемы, инициативны и в какой-то мере отчаянны. Кроме того, они четко знают, зачем пришли сюда. Для них — это возможность очистить свою биографию, получить свободу и начать жизнь с чистого листа, вернувшись домой не вчерашним заключенным, а героем», — считает заместитель командира бригады с позывным Боцман.

Боцману на вид около сорока. В 2015 году пришел в ополчение и свой первый бой принял в знаменитой девятиэтажке близ донецкого аэропорта, он, как признается, и не задумывался, что спустя годы будет продолжать службу уже в звании полковника. Кардинально изменится война, как и подходы к ней.

«Нашу бригаду основал еще Александр Захарченко. Собственно, его имя она и носит. Когда-то это было соединение из нескольких добровольческих подразделений. Сейчас — полноценная боевая машина с четкой структурой. Мы выполняем сложные задачи на одном из самых горячих участков фронта. Недавно вот взяли Красногоровский вентствол — очень мощный укрепрайон ВСУ. Наши парни практически все герои. Поверьте, там, где стоят наши бойцы на передовых позициях, ситуация настолько сложная, что провизию приходится доставлять либо на квадрокоптерах, либо рискуя жизнью. Недавно вот один из бойцов добровольно вызвался на вентствол, чтобы доставить воду ребятам. Взял кроссовый мотоцикл. Обложился баклажками с водой. Парень погиб, но задачу свою выполнил. Он представлен к Ордену Мужества посмертно. Людей, способных на подвиг, у нас очень много», — говорит Боцман.

«Двухсотые есть и среди медиков»

В 5-й бригаде есть свой собственный уникальный лазарет, где реабилитацию проходят раненые военнослужащие. Здесь для них условия, кардинально отличающиеся от казарменных, а руководит учреждением начмед бригады Елизавета.

«Лазарет мы создали по приказу командира, когда в этом действительно появилась необходимость. Легкораненых бойцов в больнице не принимают из-за нехватки мест, а тяжелораненые долечиваются у нас. Сейчас мы столкнулись с ситуацией, что лечебные учреждения в силу нехватки мест не могут взять ребят на лечение. Оказываем им помощь здесь. Удаляем осколки, перевязываем, лечим легкие травмы», — рассказывает Лиза.

Нередко медикам бригады приходится рисковать собственными жизнями, эвакуируя бойцов с передовой. Участвовала в таких рейдах и начмед бригады. «Нередко случается так, что во время эвакуации по тебе открывает огонь противник. У нас были потери и среди медиков. Противнику неважно, кто перед ним. Они готовы убивать все живое», — считает Елизавета.

Елизавета.
Елизавета. Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Однако же она признается, что ей за несколько лет службы приходилось поднимать на ноги раненых бойцов противника.

«Чувства испытываешь неоднозначные, особенно когда знаешь, что вот именно он приложил руку к тому, что погибли твои хорошие друзья, сослуживцы. Тут вступаешь в противоречие с самим собой. Есть медицинский долг, и несмотря на все эмоции, приходится его выполнять», — задумчиво говорит совсем еще молодая девушка начмед.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах