Примерное время чтения: 7 минут
1392

Из жены героя в жену боевика. Нальчанку по ошибке записали в террористки

Юлия Верниковская / АиФ

О том, что она третья жена боевого командира Бжекшиева и террористка-смертница, которая будет мстить за убитого мужа, Фуза Махотлова узнала от друзей. Они позвонили и рассказали, что ориентировка на неё развешана на республиканских избирательных участках. В первые секунды Фузе подумалось, что это чья-то злая шутка. Всё было бы смешно, если бы не оказалось правдой. «Я тут же собралась и отправилась в полицию. Пришла и сказала, кого вы ищете? Я тут», — рассказывает Фуза. Информацию признали ошибкой и отозвали спустя три часа. Но этого времени хватило, чтобы жизнь женщины превратилась в ад.

Из жены героя в «жену» боевика

Её жизнь проходила в окружении силовиков. Её старший сын — сотрудник полиции, двое братьев, тоже силовики, погибли от рук террористов. Её бывший муж Алим Махотлов — командир республиканского ОМОНа, десантник, командир легендарной афганской «Девятой роты». Некоторые  посчитали, что именно развод с ним стал поводом для случившегося. «Всё это бред. Мы с мужем не живём уже 7 лет. Расстались друзьями. Это не по его рангу и не по его принципам так поступать», — отрицает все обвинения в адрес мужа Фуза. Кому могла перейти дорогу, женщина не знает. По её словам, её бизнес — малое дело — больших денег не приносил. Да и конкуренцию большим магнатам не составляла.

С якобы мусульманским мужем Ахмедом Бжекшиевым (по оперативным данным — одним из лидеров бандподполья КБР, участником нападения на Нальчик в 2005 году, погибшим при подрыве его машины в 2011 году в Сухуме — прим. авт.) Фузу связывали лишь деловые отношения. По её словам, она ездила в Абхазию, продавала там нальчикские кондитерские изделия. У Бжекшиева была сеть магазинов, и он покупал товар у Фузы. А ещё женщина купила у него машину, и чтобы избежать каких-то инцидентов с документами, Бжекшиев помог её оформить. «Он был человеком влиятельным в Абхазии. Я понятия не имела о том, кто он и чем занимается», — рассказывает Фуза.

Ориентировка на Фузу Махотлову, распространённая МВД Фото: АиФ / Юлия Верниковская

События 3 декабря 2011 года, разделившие её жизнь на до и после, Фуза помнит очень хорошо. Именно в этот день Махотлову вызвали в Центр по противодействию экстремизму (Центр «Э») МВД по Кабардино-Балкарии. «Там мне сказали, что на меня поступила анонимка. Показать её отказались, сказали, информация секретная и не подлежит разглашению. Оперативники спросили, не являюсь ли я мусульманской женой Бжекшиева, и попросили предъявить паспорт. Документ понадобился им для того, чтобы снять ксерокопию. Мол, в доказательство того, что в нём нет отметки о мусульманском браке с Бжекшиевым. Я была в недоумении: общеизвестно, что в паспорт информация о мусульманском браке («никахе» — прим. авт) не вносится. Однако, не ожидая подвоха, отдала им паспорт. У меня взяли объяснение. Я ушла домой», — вспоминает Махотлова.

Спустя несколько часов после посещения Махотловой центра «Э» на всех избирательных участках республики, рекламных щитах и афишных тумбах Нальчика, а также на стендах «Их разыскивает полиция» появились злосчастные листовки. Фуза уверена, их специально развесили в самых людных местах, чтобы как можно больше людей увидели её. «Знакомые рассказывают, что ориентировки с моим портретом до сих пор висят в Пятигорске, Краснодаре и некоторых районах Кабардино-Балкарии. Видимо, избавляться от них никто не спешит», — говорит Фуза Махотлова.

Болезнь и одиночество

Около двух лет Фуза Махотлова наблюдается у психотерапевта. Нервы даже у такой сильной женщины не выдержали. Врачи поставили диагноз «депрессивная реакция». Махотлова  лечилась дважды: амбулаторно и стационарно. До сих пор посещает психолога. «Первые полгода я была, как загнанный в угол зверёк. Выехать куда-нибудь из республики я не могу. Меня обязательно задерживают. Разговаривают со мной, как с преступницей. От меня отвернулись все: бизнес-партнёры, друзья. Даже среди родственников есть те, кто начал сомневаться. Логика общественности простая: или я должна быть оправдана, или должна понести наказание. Из близких людей у меня осталось несколько человек. Именно они мне помогают сейчас держаться», — говорит Фуза Махотлова.

Борьба за права обернулась уголовным делом

6 декабря 2011 Фуза написала жалобу в республиканскую прокуратуру и к министру МВД республики о распространении в отношении неё ориентировки, содержащей сведения, не соответствующие действительности, фактически объявившей её особо опасной преступницей.

Ответ из прокуратуры Махотлова получила после новогодних праздников, 10 января 2012 года. В документе говорилось, что её жалоба признана обоснованной. В МВД РФ по КБР внесено представление о проведении служебной проверки и привлечении к ответственности виновных лиц. Однако, по словам женщины, со стороны МВД признавать ошибку никто не спешит. Ориентировку отозвали. Но в публичном опровержении распространённой в ней информации в полиции отказали. Тогда Фуза Махотлова обратилась в суд с иском о защите чести и достоинства.

По словам Фузы, как только она подала заявление в суд, со стороны МВД на неё стали оказывать давление. Махотлова стала фигурантом уголовного дела о мошенничестве. Но это дело, по словам женщины, сшито белыми нитками. «Основанием для возбуждения дела стало то, что в 2008–2009 годах мой бизнес-партнёр Елена Фёдорова вложила деньги в виде паевого взноса в потребительское общество «Наш дом». Спустя некоторое время Фёдорова заявила о выходе из компании, и я, как председатель общества, договорилась с ней о поэтапном возвращении ей денег, — рассказала Махотлова. — Никаких претензий ко мне Фёдорова не имеет. Она написала об этом заявление в прокуратуру. И то, что нашим бизнес-отношениям присвоили уголовный статус, говорит о том, что силовики хотят оказать давление на меня. Следователь, ведущий это дело, на допросе психологически запугивал меня, говоря о том, что может изменить мне меру пресечения», — говорит Махотлова.

«Перебдели»

Ситуацию, в которую попала Фуза, можно назвать одним словом — перебдели. По словам республиканских силовиков, ориентировка на Фузу Махотлову поступила из Главного управления МВД по Южному федеральному округу. Не отреагировать на неё они не могли.

«Никто никаких доказательств в том, что я террористка, мне не представил. Я с адвокатом направляла запрос в ГУМВД по ЮФО, чтобы они предоставили информацию, доказывающую мои связи с боевиками. Ответ получили странный: что такую информацию предоставить не является возможным. Это простая отписка. Превратить мою жизнь в ад они смогли в одночасье, а вот извиниться публично — для них это трудно», — говорит Фуза.

Судебный процесс по делу Махотловой идёт очень медленно. По словам Фузы, представители МВД затягивают процесс. «Мне правозащитники говорят, что судом я создала прецедент. Никто из лжетеррористов не судился с силовиками. А я просто хочу добиться справедливости. На моём месте в любой момент может оказаться каждый», — говорит Фуза.

Сейчас Фуза Махотлова проходит независимую врачебную экспертизу, чтобы установить ущерб, нанесённый её здоровью лжеориентировками. Впереди у «террористки по ошибке» ещё долгий судебный процесс. По мнению экспертов, он может затянуться более чем на полгода. Как показал её случай, получить клеймо террористки у нас просто, а вот избавиться от него гораздо сложнее.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах