3954

75 лет спустя. Бельгиец Густав Мольс мечтает снова стать россиянином

АиФ №42. Дружба с ОМОНом! 16/10/2013
Густав Мольс.
Густав Мольс. / Документальный фильм «Бельгийские москвичи» режиссёра В. Цаликова / Скриншот

Он прекрасно говорит по-русски, его сын живёт в России, он сам русский, хотя выжил потому, что в его документах было написано «бельгиец». «Я возвращаюсь в рай!» - со смехом говорит он.

Бегство

Густав Мольс часто бывает в Москве, снова и снова возвращается в своё детство, где менее всего было место раю. 

Отца Густава в Бельгии сразу же отправили в армию
Отца Густава в Бельгии сразу же отправили в армию. Фото: Скриншот / Документальный фильм «Бельгийские москвичи» режиссёра В. Цаликова

- У моего отца к 1937 г. уже расстреляли родных. Он сам был два раза на Лубянке, чудом избежал казни. Моя мать училась до революции в Смольном институте и тоже в любой момент могла оказаться в застенках, - начал свой рассказ о бегстве Густав. 

Я прерываю его вопросом: «За что?» 

- Милая моя, вы не знаете, как это было?

И мне кажется, что он обращается не ко мне, а ко всей России. Вы забыли? Вот вам картинка.

- Как-то мама пошла в театр, оставила дома ключи. А я крепко заснул. Мама после спектакля, уже часов в 11, долго стучала в дверь. Проснулся весь дом! И все соседи стали готовиться к обыску. Потому что забирать «врагов народа» приходили всегда ночью. Мама просто забыла ключи, а все подумали, что громкий стук - это обыск, тюрьма, расстрел. Я видел, как уводили отцов и матерей, как плакали дети, как выселяли людей. Вот такой был тогда «рай».

Антон Мольс, отец Густава, бельгиец по происхождению, чьи предки переехали в Россию в начале XIX в., видел спасение только в эмиграции. В 1936 г. в Москве открылось бельгийское посольство. 

- Папа пошёл туда, предъявил свои документы и сказал: «Визит к вам - это уже петля на моей шее, а если вы мне не поможете, то она затянется». И один из секретарей посольства занялся нами. У меня дома до сих пор хранятся документы той поры. Виза подписана М. Калининым, всесоюзным старостой, а разрешение на выезд - кровавым руководителем НКВД Н. Ежовым.

Густав и тогда, в 11 лет, понимал, что папу он может никогда больше не увидеть - или его как иностранного шпиона заберут, или уедет в Европу, а их с мамой не выпустят. 

- Папа вырвался из СССР в 1937 г. А мы смогли уехать только в 1938-м. Этот год с нами уже никто не общался. Сестра мамы, врач, сама собрала вещи и уехала в Магадан. Все очень боялись даже просто разговаривать друг с другом. Вот это и есть террор. А сейчас? Все всё сказать могут, обсудить. Не жалуйтесь! Сейчас - свобода!

Густав как будто предупреждает мои вопросы, знает всё про нынешнюю Россию. 

- Нас всё-таки выпустили. Мама до последнего не верила в это. Она на каждой станции ждала ареста. А я смотрел в окно и замечал только военных. Вот наши солдаты в зеленоватой форме и сапогах, вот польские в не похожих на наши пилотках. А вот и Германия. Я впервые увидел фашистов, свастику. Но даже не это поразило - какой-то особенный блеск в глазах нацистов был, нечеловеческий, что ли…  Вот въезжаем в Бельгию, и я жду, когда мне попадётся тамошний военный, чтобы сравнить со всеми остальными. И первым человеком в форме, которого я увидел, был папа. Он ждал нас на перроне.

Всемогущий руководитель НКВД Н. Ежов лично подписал документы на выезд семье Мольс
Всемогущий руководитель НКВД Н. Ежов лично подписал документы на выезд семье Мольс. Фото: Скриншот / Документальный фильм «Бельгийские москвичи» режиссёра В. Цаликова

Африка

У отца Густава был диплом ветеринара, он долго работал в Москве директором мясокомбината. Однако первое, что его заставили сделать на новой родине, - пройти военную службу в артиллерии. А затем его как высококлассного специалиста отправили поднимать другую страну - Конго. Это африканское государство тогда было колонией Бельгии.

- Я прожил в Конго 40 лет. Это был мой африканский рай! Русских там было очень много. Папа работал по специальности, мама, акушерка, - тоже. Они были очень профессиональными и уважаемыми людьми, как и все остальные русские, которые помогали строить страну. Жизнь как-то наладилась. Если бы не война… Мы были шокированы тем, что происходило в России,  через Красный Крест посылали посылки. Здесь мы познакомились с Оболенскими. Это были выходцы из семьи видного российского государственного деятеля, депутата Госдумы первого созыва Владимира Оболенского. Когда мы рассказывали о том, что происходило в СССР и почему мы уехали, они нам не верили. Да, царя и его семью убили, да, Гражданская война, но чтобы расстреливать тысячи невиновных - нет, этого не может быть! Вот и теперь некоторые так думают

Через много лет сын уже Густава, Алексей, переехавший в Россию, привёл своих детей в московскую школу. Каково же было его удивление, когда он увидел в списке одноклассников ученика по фамилии Оболенский. Оказалось, это тоже выходцы из той знаменитой семьи. Густав, услышав невероятную историю от сына, только заметил: «Все возвращаются». 

Мама Густава, Ольга Лебединская, работала акушеркой. Фото: Скриншот / Документальный фильм «Бельгийские москвичи» режиссёра В. Цаликова

Густав тогда выучился на врача в ЮАР, там же встретил свою жену Мари-Луизу из Швейцарии. Это сейчас во всём мире ценят красоту и стать русских красавиц, а тогда Мари-Луизу сразили красота и мощь русского мужчины. «Он такой всю жизнь, - рассказывала она. - Никогда не отступал перед трудностями, он прекрасный отец и дед. И конечно, остался русским навсегда!» 

Густав снова приехал в Москву только через 60 лет, в 1998 г., разыскал родных и теперь дружит с двоюродными братьями и сёстрами, с их детьми и внуками.

Густав Мольс с супругой. Фото: Скриншот / Документальный фильм «Бельгийские москвичи» режиссёра В. Цаликова

И снова Россия

Старшие сыновья Густава, Серж и Пьер, стали врачами, живут и работают в Брюсселе. А младшего, Алексея, почему-то всегда тянуло к корням: 

- Я агроном. Познакомился с русской девушкой Мариной. Мы прожили несколько лет в Бельгии. А потом она сказала, что не может адаптироваться, что скучает по России. И я закончил свою жизнь там и решился на авантюру - п­ереезд в Россию.

Алексей начал почти с нуля: языка он не знал, работы у него не было, не смог он сохранить и семью. Но трое сыновей, внуков Густава, теперь держат Алексея в Москве. 

Густав и Мари-Луиза знают, что вряд ли он теперь покинет Россию - получил гражданство, выучил русский, нашёл работу. Именно Алексей понял, что быть русским - это значит никогда не забывать свои корни, не предавать и не пытаться понять её, Родину, а просто любить. Любой. Вряд ли Густав когда-нибудь объяснял это сыну. Он просто сам так жил даже на чужбине. 

Мольс-старший ждёт российский паспорт, и колесо семейной истории закрутится вновь. Сколько раз оно катало их туда-сюда...

Я напоследок спрашиваю Густава: не ожесточился ли, не обижен ли он? 

- На кого? На что? На Родину?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество