Примерное время чтения: 10 минут
26431

Приговор Савченко — «будет сидеть» или обменяют?

Сюжет Приговор летчице Надежде Савченко
Вадим Самодуров.
Вадим Самодуров. Из личного архива

В Донецком городском суде Ростовской области огласили приговор Надежде Савченко, которая за время, прошедшее с момента ее задержания в июне 2014 года, из никому не известного добровольца батальона «Айдар» превратилась в политическую фигуру с международной известностью. История Надежды Савченко, обвиняемой в причастности к убийству российских журналистов, уже стала предметом большой политической игры и причиной раскола общественного мнения в России. Приговор, который будет вынесен в эти дни, не поставит точку в этом деле, а только подольет масла в огонь. Что же ждет самую известную на сегодняшний день участницу войны на юго-востоке Украины? И какими могут быть последствия вынесенного судебного решения?

Казус Савченко

К сожалению, большая часть тех, кто участвует в яростных дискуссиях о судьбе Надежды Савченко, на самом деле имеет весьма размытое представление о том, каким образом и почему Надежда Савченко оказалась в российской тюрьме и почему предстала перед судом. Основные аргументы защитников Савченко сводятся к тому, что «режим подвергает репрессиям молодую украинскую девушку, которая защищала свою страну». Для тех же, кто считает, что Савченко заслуживает самого сурового наказания, достаточно и того, что она воевала «на стороне украинских карателей, уничтожавших мирных жителей Донбасса». Но и «пленение» Савченко, и обстоятельства обвинения, и ожидаемый приговор суда являются следствием определенных объективных обстоятельств и фактов, которые одинаково далеки от эмоциональных аргументов обеих сторон. Не вдаваясь в подробности биографии и личностный анализ украинской военнослужащей Надежды Савченко, остановимся на самых главных моментах, имеющих непосредственное отношение к делу. Одной из наиболее спорных «глав» этой истории являются обстоятельства задержания Надежды Савченко.

По одной из версий, в июне 2014 донецкие ополченцы задержали Надежду Савченко в окрестностях поселка Металлист, где на тот момент велись военные действия между ополченцами юго-востока и украинскими вооруженными формированиями. Согласно другой версии (которой придерживается официальная российская сторона), Савченко пересекла российско-украинскую границу самостоятельно под видом беженца без документов и была задержана на территории РФ в соответствии с российским законодательством как подозреваемая по уголовному делу об убийстве российских журналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина. По версии следствия, вина Савченко подтверждается, в частности, детализацией звонков, сделанных с её мобильного телефона, изъятого у неё во время задержания, а также найденной в ее вещах картой местности, разбитой на квадраты, по которым и наносился артиллерийско-минометный огонь. Доводы следствия основываются на совпадении двух этих обстоятельств, позволяющих считать, что в результате действий Савченко, передававшей по телефону информацию о наведении артиллерийского и миномётного обстрела со стороны украинских сил, и погибли два российских журналиста. Именно гибель двух граждан России, не принимавших, заметим, участия в военных действиях, стала причиной задержания Савченко и помещения ее в СИЗО Воронежа и последующего разбирательства и суда.

Все последующие заявления и выходки Савченко в ходе следствия и суда, свидетельствующие о ее враждебном отношении к России, о ее патологической ненависти к русским, о ее фанатичном национализме — к делу отношения не имеют и никаким образом не связаны ни с обвинениями, ни с ожидаемым приговором. Повторим еще раз: Надежду Савченко судят за участие в убийстве двух российских журналистов, а не за ее политические взгляды, гражданскую позицию, национальность и даже не за то, что она в качестве добровольца воевала на юго-востоке Украины, фактически принимая участие в карательной операции против жителей Донбасса. На момент совершения преступления Савченко находилась в отпуске. Поэтому ни формально, ни «понятийно» она не является военнопленной. И для того, чтобы судить Савченко, у следствия и у обвинения имеется достаточное количество доказательств (а не предположений и мнений), которые соответствуют не только требованиям российского уголовно-процессуального кодекса, но и принятым в международной криминалистике правилам и стандартам. Поэтому любые попытки сделать из Надежды Савченко «узницу совести» — мягко скажем, притянуты за уши и не выдерживают никакой критики. С таким же успехом можно объявить узницей совести Гюльчехру Бобокулову на том лишь основании, что она мусульманка и якобы кричала «Аллаху акбар!». Но почему-то Бобокулову считают убийцей, а из Савченко делают украинскую Жанну Д’Арк.

Кому это выгодно?

Если говорить о политических мотивах в деле Савченко, то они, безусловно, есть, и не учитывать их невозможно. Для России дело Савченко имеет принципиальное значение как в контексте фактической войны с Украиной, так и в контексте глобальной международной политики. Доведя до логического конца дело Савченко и добившись обвинительного приговора, российские власти демонстрируют и Украине, и всему миру свою готовность и способность защищать интересы российских граждан, где бы они ни находились, а также неотвратимость возмездия для тех, кто посягает на жизнь россиян, будь то российские военные или гражданские лица. То есть, Россия по сути заявляет свое право отстаивать свои интересы на чужой территории и действовать с позиции сильного. Если бы Россия после задержания Савченко пошла на попятную и, поддавшись эмоциональному и политическому давлению, отпустила предполагаемую преступницу без суда и следствия, это создало бы очень опасный прецедент. И трактовалось бы как угодно, но только не как проявление милосердия и благородства. 

На самом деле, если уж говорить совсем откровенно, для России в нынешней ситуации беспрецедентного ухудшения отношений с Западом было бы лучше, если бы Савченко вообще не было, в том смысле, что не было бы задержания и последующего следствия и суда. Потому что в лице Савченко Россия получила очень серьезный инструмент как для политического давления на себя на международном уровне, так и для раскалывания общества. Но Савченко попалась практически на месте преступления. И не задержать ее, равно как и замолчать обстоятельства этого дела, было бы еще более губительно, а главное — невозможно. И теперь в этой истории нет другого выхода, кроме как довести ее до логического конца.

Что касается Украины, то арест, суд и предстоящий приговор Савченко — это скорее большая удача, чем национальная трагедия. Самая очевидная выгода в деле Савченко для украинской власти состоит в том, что Савченко стала современным живым символом для объединения новой украинской нации. Если бы Савченко не было, ее нужно было бы придумать в попытке сплочения народа, раздираемого политическими, социальными и национальными противоречиями. Но в этой истории для Украины и ее политического руководства есть и другие «плюсы». С момента задержания Савченко стала предметом торга с Россией. «Не отпустите Савченко — не будем выполнять Минские соглашения». «Не вернете Надю — будут новые санкции». И так далее. При этом украинское руководство отлично осознает, что Савченко не имеет никакого отношения ни к обмену пленными в рамках выполнения минских договоренностей, ни к тому, что можно назвать действиями России на Донбассе. Савченко судят как соучастницу убийства российских граждан. Обстоятельства ее задержания на самом деле находятся за рамками как обвинений, так и предусмотренных в данном случае правовых последствий. Даже если бы Савченко была арестована на территории Украины российскими спецслужбами в результате тайной операции, это, с одной стороны, не являлось бы доказательством ее невиновности, а с другой стороны не служило бы основанием для того, чтобы Россия отпускала ее на свободу. В качестве наиболее известного примера из международной практики можно привести арест и заключение российского торговца оружием Виктора Бута, который был арестован в Таиланде по «просьбе посольства США» и с 2008 года находится в тюрьме.

Реквием по надежде?

Жесткий приговор Савченко, который (в этом можно не сомневаться) будет объявлен в ближайшее время, безусловно, даст еще один повод для того, чтобы представить Россию как кровожадную тиранию, в которой власть в угоду своим интересам попирает права и свободы людей. Но эти обвинения настолько неоригинальны, а отношения России с Западом уже настолько испорчены, что приговор Савченко уже ничего не изменит. Сценарий, при котором Савченко будет отпущена на свободу, может иметь гораздо более ощутимые политические и имиджевые последствия для России. Главным из которых станет то, что из Савченко реально сделают звезду мирового масштаба, обеспечив ей ангажемент в Европарламенте, ПАСЕ и других международных площадках вплоть до трибуны Нобелевского комитета. В этом качестве Савченко может быть очень востребована и эффективна. Если же по приговору суда, несмотря на международное давление на Россию, Савченко все же получит срок, то все, включая украинскую власть и сердобольных правозащитников, забудут про нее максимум через год. 

Поэтому скорее всего Савченко будет сидеть.

Украинские и западные политики уже превратили Савченко в предмет торга. Так что отпускать ее у России нет никаких резонов. Хотя возможность освобождения Савченко через непродолжительное время после вынесения приговора существует. Если же Савченко получит реальный и долгий срок, то Россия ничего не теряет, а напротив, получает козырь в политической игре. Савченко всегда можно будет помиловать или обменять на кого-то (например, на российских военных) или на что-то (например, на отмену каких-то санкций).

Главные аргументы правозащитников, общественников, «неравнодушных граждан», защищающих Савченко, сводятся к тому, что она молодая женщина, мать и патриот своей страны. Но подобного рода доводы и аргументы могут служить основанием для смягчения приговора, но никак не причиной для освобождения от ответственности за совершенное преступление. По-человечески весь мир сочувствовал российскому гражданину Виталию Калоеву, который убил авиадиспетчера, действия которого привели к авиакатастрофе над Боденским озером. В разбившемся самолете погибла вся семья Калоева. Но это никак не повлияло на то, что Калоев предстал перед швейцарским судом и был осужден.

Главным документом, который сводит на нет все эмоциональные заявления и «гуманистические» доводы по делу Савченко, является Статья 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод — право на жизнь. Данный основополагающий международный документ прямо говорит о том, что государственные власти должны предпринимать соответствующие меры для привлечения к ответственности совершивших незаконное лишение жизни, в том числе на территории иностранных государств.

Согласно 2-й статье Европейской конвенции, расследование должно быть проведено, даже если смерть причинена в результате борьбы против сепаратистов, террористов и т.д. Суд считает, что государство не освобождается от своих обязанностей по расследованию в таких обстоятельствах, так как «иначе это еще более обострит обстановку безнаказанности в регионе и таким образом создаст порочный круг.

Таким образом, «дело Савченко» и действия России в этом процессе не выпадают из принципов и действий международного законодательства и имеющейся международной практики. Посочувствовать Савченко можно только в том смысле, что её сделали политической фигурой в борьбе против России. Эта роль практически не оставила ей шансов на то, чтобы вернуться домой в самом начале этой истории или избежать сурового приговора.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оцените материал
Оставить комментарий (30)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах