aif.ru counter
1591

Мессенджер Telegram пал, как Берлин в 1945

​Согласие на предоставление Росокмнадзору сведений о Telegram послужит хорошим примером для других компаний, уверен генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

Алексей Мухин.
Алексей Мухин. © / РИА Новости

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации

«Последняя линия» обороны либерального сообщества от «охранителей» и власти — мессенджер Telegram — пал, как Берлин в 1945. То есть поддался требованиям властей и надзорного органа, выдвинутым в полном соответствии с российским законодательством.

Предыстория «в сухом остатке» такова.

Мессенджер не зарегистрирован в России, как, собственно, и было задумано его создателями, братьями Дуровыми, его серверы находятся вне страны, и он, гарантируя анонимность своим пользователям, стал площадкой для передачи информации (в том числе) экстремистского содержания, способствуя террористическим организациям в осуществлении их деятельности. 

«Последней каплей», судя по всему, стало то, что человек, считающийся смертником, действовавшим при подрыве в петербургском метро, и его сообщники как раз пользовались Telegram для организации своего теракта. Об этом публике доложили российские спецслужбы, обосновывая на ярком и свежем примере необходимость ограничения анонимности при предоставлении подобного рода услуг.

В результате, учитывая эти и иные обстоятельства, глава «Роскомнадзора» Александр Жаров потребовал от Telegram раскрытия некоторых сведений и иных действий, которые позволили бы спецслужбам хотя бы отчасти контролировать процессы, связанные с поступлением сомнительной с точки зрения безопасности информации.

Слово за слово — и разгорелся конфликт, где на Жарова было оказано серьёзное давление, однако его позиция осталась неизменной.

Глава компании Telegram и её совладелец Павел Дуров, уже известный конфликтами вокруг российской соцсети «ВКонтакте» и вынужденный в результате её продать и уехать за рубеж, на этот раз вновь «встал в позу» и заявил, что поступиться принципами анонимности он уж точно не может. Как говорится, «вечер перестал быть томным»... Отчасти Дурова можно понять: его компания, по сути, продаёт в основном как раз анонимность. Однако игнорировать тот факт, что этим стали пользоваться террористы и экстремисты, также нельзя.

Совсем недавно американское ФБР выдвинуло Павлу Дурову аналогичные требования. И он сначала тоже громко и публично заявил, что отказался от сотрудничества. Однако через некоторое время громкие заявления стихли сами собой, и, похоже, здесь принципы также оказались не такими уж «твёрдыми».

Закон един для всех, что в России, что в США, и, несмотря на коммерческий интерес, поддержку ряда социальных групп, должен соблюдаться. Кстати, именно такой позиции придерживаются и аналогичные компании за рубежом, хотя немало было сказано о том, что, дескать, нигде в «цивилизованных» странах не существует таких «драконовских» законов и т. д. На самом деле существуют, и они подчас гораздо жёстче. 

Например, недавно серьёзные ограничения (в том числе для анонимных мессенджеров) были введены в Германии. В тех же США после принятия пресловутого «Патриотического акта» в 2001 году требования к мессенджерам (да и ко всем гражданам и компаниям) со стороны спецслужб и контролирующих органов стали не в пример выше, и все без исключения были вынуждены подчиниться, так как речь шла об общей безопасности, иначе они были бы подвергнуты жёстким санкциям.

В России же участники конфликта попытались воспользоваться тем, что в стране действует гораздо более расслабленный режим. В результате «Роскомнадзору» даже пришлось выдвинуть Дурову ультиматум в виде личного обращения к нему Александра Жарова. Глава надзорного ведомства не побоялся, в отличие от многих других чиновников, решительно отстаивать свою позицию во время всего конфликта. В результате конфронтация стала открытой, с привлечением т. н. «общественного мнения», однако позиция Жарова и на этот раз осталась неизменной, несмотря на очевидные репутационные издержки: государственные интересы были поставлены выше личных.

Этот ультиматум сработал, надо отметить: по истечении определённого времени, до окончания срока его действия, что важно, «мятежный» бизнесмен объявил, что готов предоставить требуемые сведения, чтобы сохранить российскую часть своего бизнеса.

Надо сказать, что отдельные социальные группы в стране активно поддерживали Дурова в его конфликте с главой «Роскомнадзора», всячески пытаясь третировать последнего, но Жаров выстоял и, если так можно выразиться, даже «задал жару» своим оппонентам: теперь совершенно понятно, что если Telegram подчинился требованиям, то им будут подчиняться и более мелкие игроки на рынке.

Впрочем, до собственно передачи данных руководство «Роскомнадзора» делало осторожные заявления по поводу инцидента с Дуровым, понимая, что от этой публики можно ждать всяческих неприятностей. Благо соответствующий опыт у регулятора уже имеется.

Попадание Telegram в российский реестр на самом деле поможет компании действовать более уверенно на рынке, да и угроза блокировки в России привела к неожиданным последствиям: популярность мессенджера возросла, так что Павлу Дурову грех жаловаться. А это, в общем, неплохой пример для других компаний: теперь они склонны подчиняться требованиям властей, так как сдача Telegram и победа главы «Роскомнадзора» Жарова для них оказались прецедентными. 

Выяснилось, что с властями выгоднее сотрудничать, а не конфликтовать. Похоже, дурацкие, в общем, ужимки и прыжки в сторону от регулятора закончились чистой победой последнего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Правда ли, что нельзя повторно использовать пластиковые бутылки?
  2. Что такое листериоз и чем он опасен?
  3. Что изменится в ЕГЭ в 2020 году?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ