21598

Русские не сдаются

Андрей Сидорчик.
Андрей Сидорчик. © / АиФ

Молчаливое убийство

Без малого тридцать один год тому назад, 1 сентября 1983 года, над территорией Советского Союза был сбит самолёт-нарушитель, оказавшийся пассажирским южнокорейским «Боингом».

Буквально на следующий день с подачи отставного актёра и действующего президента США Рональда Рейгана в мире началась масштабная пропагандистская кампания под лозунгом «СССР — империя зла». В основе её лежало утверждение, что озверевшие коммунистические нелюди целенаправленно и намеренно лишили жизни несчастных пассажиров «Боинга».

Пройдёт десятилетие, страсти улягутся, и на основе всех имеющихся данных выяснится, что никакого злонамеренного уничтожения пассажирского самолёта не было. «Боинг» сбили, приняв его за самолёт-разведчик. Проанализировав все данные, международные эксперты пришли к выводу, что основания для этого у советской стороны были весомые.

Пилоты южнокорейского «Боинга», со своей стороны, допустили грубую ошибку, в результате которой их самолёт оказался в воздушном пространстве СССР, о чём они, по-видимому, до последнего не догадывались.

Но была в этой трагедии и третья сторона. Американские военные, ведшие наблюдение за «вероятным противником», видели, что пассажирский «Боинг» оказался в воздушном пространстве СССР, и по действиям советской стороны поняли, что его приняли за шпиона.

Однако американские военные даже не попытались предотвратить трагическую развязку. Вместо этого они предпочли развернуть кампанию травли Советского Союза.

Как мы хотели понравиться

А нам в Советском Союзе не хотелось быть «империей зла». И поэтому вскоре после трагедии с «Боингом» началось то, что вошло в историю под названием «перестройка».

Мы из кожи вон лезли, чтобы доказать свои добрые намерения. Дошло до того, что самолёты из-за рубежа стали садиться прямо на Красной площади.

Войдя в раж, мы стали сокращать вооружения, отрекаться от союзников, каяться во всевозможных прегрешениях, оглядываясь на ребят с Запада: «Ну, как?».

«Маловато, неубедительно», — сокрушённо качали они головой.

Маловато? Да не вопрос, сделаем больше. Нужно отказаться от коммунистической идеологии? Пожалуйста! Распустить Советский Союз? Легко! Провести «шоковую терапию»? Уже делаем!

После всего этого на нас стали смотреть более дружелюбно, похлопывать по плечу.

«Но всё-таки, — говорили нам, — у вас слишком много имперских амбиций. Вы, к примеру, до сих пор порабощаете народы Кавказа. Да и Курилы — не ваши. И насчёт Калининграда тоже стоит хорошо подумать».

К середине 1990-х россияне, сидя в нищете и глядя на то, как новоявленные олигархи, оседлавшие созданные советским народом фабрики и заводы, вывозят на Запад сотни миллиардов долларов, стали подозревать, что происходит что-то не то.

Страна, пытавшаяся понравиться Западу, стремительно нищала и вымирала, а к её границам неуклонно приближались базы НАТО.

Нам, конечно, объясняли, что эти базы — они не против нас, но на вопрос «А против кого тогда?» ответа не следовало.

«На колени!»

Любые попытки что-то возразить, усомниться в правильности происходящего пресекались истеричными выкриками с Запада: «Что, русские, у вас опять проснулись имперские амбиции? Вам надо стоять на коленях и каяться, каяться и ещё раз каяться! Ведь это вы вместе с Гитлером развязали Вторую мировую войну, после чего США пришлось спасать весь мир!».

«Минуточку, — пытались мы спорить. — Ведь это неправда, ведь это мы вытащили Европу из «коричневого рабства», ведь это мы потеряли на войне 27 миллионов человек!»

А в ответ нам лишь сокрушённо качали головой и советовали читать книги «правильных историков», а также смотреть фильмы «правильных режиссёров», которые были призваны раскрыть нам всю ужасную правду о самих себе.

Кто-то покорно встал на колени и по сей день смиренно кается, как требует того Запад.

Но большинство, отряхнув пыль со штанин, разумно решили, что подлинная дружба не может строиться на унижении и издевательстве.

Россия вспомнила, что, помимо желания понравиться Западу, есть много более важных задач. Россия вспомнила¸ что у неё есть собственные интересы, которые порой вступают в конфликт с интересами Запада.

Такие конфликты обычно принято решать переговорами. Но мы так хотели понравиться ребятам с Запада, что приучили их к мысли, что всё, что им нужно, они могут получить от России за просто так, за похлопывание по плечу.

И когда это вдруг перестало работать, на Западе началась форменная истерика.

«На колени, немедленно встаньте на колени», — вот что сейчас кричат нам с Запада. «Но послушайте, нельзя же так, это же нечестно…» — пытаемся возражать мы, однако в ответ слышим только усиливающиеся вопли: «Вы что, не поняли? На колени, вам сказали!»

Когда же стало ясно, что это не работает, над Украиной внезапно был сбит «Боинг».

Насильно мил не будешь

И Россия вновь объявлена «империей зла». И снова вал теперь уже антироссийской истерии растекается по всему миру. И некоторые в России по привычке спешат каяться.

Стоп. Всё это мы уже видели. А неуклюжие телодвижения представителей США, их ссылки на сообщения в соцсетях заставляют думать, что они на самом деле знают правду, как знали её и в 1983 году, только сознательно подменяют её, решая свои политические задачи.

И закрадывается нехорошая мысль: неужели «хорошие парни» из США снова всё знали и снова наблюдали, как пассажирский «Боинг» летит навстречу смерти, но палец о палец не ударили, чтобы спасти человеческие жизни?

Возможно, именно так и есть. Но главное не в этом.

Мы тридцать лет пытались сделать всё, чтобы стать в глазах Запада «хорошими парнями». В результате разрушив собственную страну, ввергнув её в глубочайший кризис, последствия которого устранять предстоит ещё очень долго, мы вернулись к тому, с чего начали.

Мы снова «империя зла», убивающая невинных, мы снова строим ГУЛАГ, пьём водку вёдрами и танцуем с медведями в шапках-ушанках на Красной площади.

Такими видит нас Запад, во всяком случае те, кто принимает там политические решения.

Нравимся мы им только тогда, когда смиренно стоим на коленях и каемся, отрекаясь от своих достижений и побед, отрекаясь от своих интересов и признавая, что мы — нация вечных закоренелых кровавых преступников, виновных вообще во всём.

Возможно, мы с этим ничего поделать не сможем. Насильно мил не будешь.

Видимо, нам на роду написано быть «плохими парнями» и «империей зла».

Но лучше жить под гнётом санкций, лучше стоически переносить потоки лжи и ненависти в свой адрес, чем отречься от самих себя, от собственной истории, от своих великих предков.

Русские не сдаются.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (37)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы