Примерное время чтения: 5 минут
554

Тайга с углеродом. Специалисты оценили цену борьбы с изменением климата

/ Игорь Харитонов / АиФ

Минимальная стоимость реализации климатических проектов, связанных с поглощением углерода деревьями, начинается от 1 тыс. рублей за гектар леса, подсчитали в Рослесинфорге. При этом компании смогут воспользоваться результатами своих вложений и получить углеродные единцы уже через два года. Чтобы добиться таких результатов, надо обеспечить охрану от пожаров лесов, которые имеют статус резервных или отнесены к зонам контроля.

Истинный контроль

Зоны контроля — удаленные и труднодоступные необжитые территории, на которых признано нецелесообразным тушить лесные пожары, слишком дорого. Вместо этого там лишь контролируют выявленные возгорания. Отсюда и название.

Резервные леса расположены вдали от дорог и населенных пунктов, из-за этого они невыгодны для заготовки древесины. Хотя в будущем вполне могут быть вовлечены в оборот лесопромышленниками. Как и в зонах контроля, в этих лесах совсем или практически нет ни людей, ни дорог, что сильно затрудняет тушение пожара. Таких мест в России очень много — практически четверть лесного фонда страны относится к одной из этих категорий.

«Наиболее эффективно проектировать климатические проекты по борьбе с лесными пожарами на территории Якутии, Красноярского и Хабаровского края, Иркутской и Амурской области в Забайкалье, Бурятии, и на Камчатке, — подсчитали в Рослесинфорге. — Площадь резервных лесов в каждом из этих регионов составляет до 127 млн га, а в среднем за год площадь пожаров доходит до 1,7 млн га. То есть на каждые 100 гектар резервных лесов приходится 1 гектар пожаров. Минимальный размер лесного участка для выгодной реализации климатического проекта должен быть не менее 10 тыс. га».

Суть лесного углеродного климатического проекта довольно простая. Компания, которой надо компенсировать оставленный ей при выпуске продукции углеродный след, оплачивает и организует контроль за пожарным состоянием участка леса. Как показывает практика, роща, чаща или тайга, за которой присматривают, или вообще не горит, или пожар тушат в первые часы возникновения, когда огонь полыхает на минимальной площади. В конце года независимые специалисты подтверждают эффективность усилий по контролю за пожарной обстановкой. На основании выданного ими документа компания получает углеродные единицы — условную экологическую валюту. В идеале объем выбросов должен быть равен объему поглощенного углерода. Эти две величины сопоставляют как раз в углеродных единицах.

Пока в России о намерении добиться полной углеродной нейтральности в 2025 году заявили только на Сахалине. В масштабах страны это задача 2060 года.

Экономика поглощения

В этом году число лесных пожаров, как и их площадь, оказались почти вдвое меньше средних значений — огнем были охвачены 4,6 млн га леса, подсчитали в Рослесхозе. При этом больше половины возгораний произошли как раз в зоне контроля: на границе Хабаровского края и Якутии, в гористой труднодоступной местности, где до ближайшей деревни больше 100 км. Именно такие участки и могут стать идеальными площадками для реализации лесных климатических проектов, уверены в Рослесинфорге.

«Если за один год благодаря реализации противопожарных мероприятий в рамках климатического проекта площадь пожаров уменьшится на 1 тыс. га, то выбросы в атмосферу сократятся в среднем на 25 тыс. тонн СО2, такой объем сопоставим с ежегодными выбросами 31 тыс. автомобилей, — рассказал начальник управления государственной инвентаризации и учета лесов Рослесинфорга Станислав Федоров. — Углеродный баланс лесной территории, при котором объем поглощения будет превышать выбросы от пожаров может быть достигнут уже в первый год реализации климатического проекта. Дальнейшая задача — предотвращать возгорания, оперативно их тушить и сокращать площадь пожаров».

Стоимость такого противопожарного климатического проекта относительно невысока — от 1 тыс. рублей за гектар, добавил Федоров. Эти деньги нужны для строительства и поддержания лесных дорог, подъездов к водоемам, прочистки просек и для мониторинга обстановки. Для сравнения: посадить лес на месте гарей или там, где его прежде не было, стоит больше 300 тыс. рублей за гектар. При этом компания, оплатившая работы по посадке нового леса, сможет получить свои углеродные единицы лишь через восемь лет. При противопожарном проекте — уже через два года, уверяют в Рослесинфорге.

Единственный лесной климатический проект, действующий сейчас в России, — лесоразведение на Сахалине. Одна крупная компания бралась охранять от огня тайгу Красноярского края, вспоминают в лесной отрасли. Этот опыт оказался очень эффективным — серьезных возгораний на контролируемой территории не было. Но затем эти работы были свернуты и тайга снова стала гореть с такой же частотой, как и весь остальной лес в регионе.

За новые лесные противопожарные климатические проекты еще никто не взялся.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах