632

Уйти на перекур. Почему Минздрав правит закон об электронных сигаретах

Государственно-правовое управление президента РФ высказало свои замечания к проекту закона о регулировании электронных сигарет (копия документа есть в редакции). В заключении говорится, что к законопроекту есть существенные замечания «содержательного, процедурного и редакционного характера». Принципиальные возражения правового характера отсутствуют.

Комитет по охране здоровья официально объявил о создании расширенной рабочей группы по доработке законопроекта, которая должна была приступить к работе в январе. Но работа над законопроектом в новом году началась не с заседаний специально созданной рабочей группы и не в рамках профильного Комитета по здравоохранению. Как можно предполагать, в данный момент работа над законопроектом ведется под строгим контролем руководителя комитета Дмитрия Морозова и и. о. замминистра здравоохранения Олега Салагая.

Такой шаг идет в разрез с позицией спикера Госдумы Вячеслава Володина, который делает ставку на прозрачную работу экспертов и депутатов над текстом одного из самых резонансных законопроектов. 

Справка
В марте 2017 года группа сенаторов Совета Федерации во главе с руководителем комитета по социальной политике Валерием Рязанским предложила поправки к федеральному закону «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». Изменения затрагивали электронные сигареты и кальяны. Они объяснили инициативу (прозванную законопроектом Рязанского) заботой о несовершеннолетних. Сейчас на федеральном уровне не запрещена продажа вейпов лицам младше 18 лет, хотя в конце прошлого года были приняты запреты в отдельных регионах.

Замечания под елкой

В самом конце 2019 года, 27 декабря, председатель Комитета ГД по охране здоровья Дмитрий Морозов получил письмо от Государственно-правового управления президента РФ о поправках в закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий курения табака». ГПУ раскритиковало законопроект Рязанского по многим пунктам.

Во-первых, в управлении указывают, что законопроект выходит за рамки «Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака», того самого документа, на который изначально ссылались авторы поправок. Депутатам Госдумы предлагают голосовать за ограничения для новых типов изделий и никотинсодержащих субстанций, которые ВОЗ в этом документе не описывает. В ходе первого чтения законопроекта в Госдуме ни авторы поправок, ни их критики не заметили этого обстоятельства.

Во-вторых, отмечает ГПУ, «недостаточно обоснованным представляется и вывод в пояснительной записке (к законопроекту — ред.) об идентичной вредности (по аналогии с табаком) электронных курительных изделий, не содержащих табак и никотин». Ограничения должны затронуть вейпы и кальяны, которые в ряде случаев (или полностью) не используются для потребления никотина. При этом авторам законопроекта указывают на то, что они ссылаются на документы ВОЗ, в которых рекомендуется не приравнивать бестабачные электронные изделия к табаку, а применять «различные варианты регулирования обращения таких изделий». Более того, ГПУ прямо указывает авторам законопроекта на то, что в пояснительной записке нет ни одной ссылки на результаты конкретных исследований в России о вреде использования изделий, которые будут регулироваться законопроектом Рязанского.

В-третьих, по мнению ГПУ, поправки в законодательство написаны так, что вводят путаницу в вопрос о том, что именно они регулируют с формальной точки зрения. Предложенное авторами законодательной инициативы понятие «электронные курительные изделия» не содержит четкого определения. При этом в России есть закрепленные в налоговом законодательстве определения «электронные системы доставки никотина» и др., которые точно так же описывают предмет законопроекта Рязанского, однако в поправках не упоминаются.

Резюмируя, ГПУ ссылается на заключение Экспертного управления президента РФ о том, что новые ограничения могут и должны быть комплексными. Также должен быть проработанным набор поправок не только в антитабачное регулирование, но и в законы о рекламе, об охране здоровья, защите детей и другие.

Позиция ГПУ созвучна с официальным отзывом правительства, полученным в июле 2019 г., в котором также указывалось на необходимость внесения соответствующих изменений в КоАП и ряд других законов. Правительство также усомнилось в незатратном характере предложенных норм и попросило доработать финансово-экономическое обоснование законопроекта.

Судя по анализу предлагаемого пакета поправок к законопроекту Рязанского (копия есть в распоряжении редакции), эти замечания пока не приняты в расчет. Однако до второго чтения у комитета Морозова есть возможность их учесть. 

Поправки от Минздрава

Поправки ко второму чтению законопроекта Рязанского принимались до начала января. Их набралось более 170. Работа с ними должна была перейти к рабочей группе, которую сформировали после первого чтения законопроекта: помимо вейпов, в законопроекте она должна прописать запреты на никпаки и никотинсодержащие леденцы. Однако в январе группа ни разу не собиралась, хотя работа над поправками уже шла.

В процессе обсуждения законопроекта в январе в Минздраве и в Комитете по здравоохранению ГД РФ поправки разделили на «лоббистские» и «нелоббисткие». Рабочая группа, когда она соберется, будет иметь дело с таким делением, что нетипично для текущей практики парламента. Традиционно сам профильный комитет формирует два списка: «на принятие» и «на отклонение». Они и обсуждаются перед вторым чтением. В этот раз предварительная работа, как можно предполагать, была проведена силами Минздрава до всех общих обсуждений.

Отзыв правительства от 2019 года, замечания ГПУ и специалистов могут быть рассмотрены на комитете перед вторым чтением. Но с учетом правок Минздрава, видимо, касаться они будут только «нелоббистской» части. Оперативность, с которой чиновник и глава комитета проработали поправки, может объясняться только нежеланием учитывать поправки депутатов от «Единой России», ЛДПР и «Справедливой России». У них есть замечания к законопроекту Рязанского, аналогичные замечаниям в письме ГПУ Морозову. Не высказались пока только представители КПРФ. Если их учитывать, то работа над документом затянется, однако, как можно предполагать, Минздраву нужны успехи в работе уже весной этого года. В прошлом году была утверждена скорректированная «Концепция осуществления государственной политики противодействия потреблению табака и иной никотинсодержащей продукции в РФ на период до 2035 года и дальнейшую перспективу». В этом году, как следует полагать, чиновники хотят показать, как депутаты поддерживают ее делом. 

Реакция на законопроект

Если опираться на опросы общественного мнения, то сами курильщики и те, кто выбрал парение, не поддерживают такую скорость принятия новых ограничений. В ноябре 2019 года ВЦИОМ опросил пользователей электронных сигарет и вейпов об их отношении к будущим запретам. Впервые стала понятна модель потребления: 98% вейперов ранее курили обычные сигареты, и только 2% не курили совсем. Половина пользователей объяснила переход на электронные устройства меньшим вредом для здоровья (49%).

Более половины всех опрошенных (59%) ВЦИОМ уверены, что вейпинг нельзя приравнивать к табакокурению. Продажа и использование устройств, по их мнению, должны регулироваться отдельно. 17% считают, что они вообще не нуждаются в регулировании. Но 84% респондентов поддержали полный запрет на продажу электронных сигарет несовершеннолетним.

Социологи спросили россиян, что они будут делать, если введут запреты и ограничения на парение. 54% совершеннолетних респондентов не откажутся от вейпов. Полностью бросить попытаются лишь 13%. Столько же в первый день запрета купят обычные сигареты. Последнее обстоятельство — серьезный риск для Минздрава, который считает снижение курения и потребления алкоголя своими главными победами.

Из опроса ВЦИОМа также следует, что половина курящих россиян (48%) хотела бы знать о вариантах регулирования вейпинга и принимать участие в общественном обсуждении. Чуть меньше (39%) не готовы дискутировать, но тоже желают получить всю информацию о предстоящих ограничениях. А вооружившись информацией, 48% пользователей электронных сигарет намерены отстаивать свои интересы в случае неприемлемых для них запретов.

Общественные слушания по законопроекту Рязанского в Госдуме пока не проводились.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество