10020

УДО в 2023 году или амнистия. Что теперь будет с Михаилом Ефремовым?

Сюжет ДТП с участием актера Михаила Ефремова в центре Москвы
Михаил Ефремов в Московском городском суде во время рассмотрения апелляционной жалобы.
Михаил Ефремов в Московском городском суде во время рассмотрения апелляционной жалобы. © / Пресс-служба Мосгорсуда / РИА Новости

22 октября 2020 года в Московском городском суде завершилось рассмотрение апелляции по делу актера Михаила Ефремова. Вынесенный вердикт вызвал разочарование у стороны защиты.

Краткое содержание предыдущих серий

Напомним, 8 июня 2020 года в 21:40 у дома № 3 на Смоленской площади в Москве автомобиль Jeep Grand Cherokee, за рулем которого находился Ефремов, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем Lada. Водитель «Лады» Сергей Захаров спустя несколько часов скончался в больнице. Проведенная экспертиза показала, что Ефремов в момент аварии находился в состоянии алкогольного опьянения. В организме артиста также были обнаружены следы наркотиков. Артисту было предъявлено обвинение по части 4 статьи 264 УК РФ.

Процесс по данному делу получился скандальным. Под руководством адвоката Эльмана Пашаева Ефремов то признавал вину и каялся, то забирал свои слова назад и уверял, что ничего не помнит. Со стороны защиты в суде выступили свидетели, достоверность показаний которых вызывала серьезные сомнения. Можно сказать, что адвокаты, группа поддержки Ефремова и сам артист своими действиями настроили общественное мнение против себя.

8 сентября 2020 года Пресненский суд города Москвы признал Ефремова виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «а» части 4 статьи 264 УК РФ, и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 800 тысяч рублей в пользу потерпевшей стороны и лишением права управления транспортным средством на срок 3 года.

После вынесения приговора актера поместили в СИЗО № 5 «Водник» управления ФСИН России по городу Москве.

«В автомобиле обнаружена заглушка»

Вскоре после завершения процесса Пашаева лишили адвокатского статуса — по его же собственным словам, в четвертый раз в карьере.

На апелляции в Мосгорсуде интересы Ефремова представляла новая команда адвокатов — Петр Хархорин, Владимир Васильев и Роман Филиппов.

Линия новых защитников была следующей — они заявляли о полном раскаянии Ефремова, но одновременно, как ранее и Пашаев, упирали на необходимость новых экспертиз. Так, адвокат Хархорин настаивал на том, что к фатальным последствиям могли привести нарушения, допущенные самим Захаровым: «В автомобиле Сергея Захарова обнаружена заглушка — специальное устройство, чтобы при непристегнутых ремнях безопасности система не пищала постоянно и не нервировала водителя». Ссылаясь на выводы приглашенного эксперта, защитник настаивал — нужна новая проверка данных обстоятельств. Однако суд не внял его доводам.

Также сторона защиты сообщила о том, что Ефремов добровольно перечислил потерпевшим 3 000 000 рублей компенсации.

Адвокаты настаивали: многие заявления и действия артиста, шокировавшие общественность, объяснялись влиянием адвоката Пашаева. Защитник Васильев и вовсе заявил, что на Ефремова воздействовал не только Пашаев, но и свидетели защиты, которые, по его словам, «будут привлечены к уголовной ответственности за дачу ложных показаний, когда суд апелляционной инстанции вынесет своё решение».

«Он ведь ещё был обаятельным. Постоянно что-то врал мне»

Сторона защиты зачитывала коллективные письма общественности с просьбой проявить к Ефремову снисхождение и упирала на неумышленный характер совершенного деяния.

«Со времён римского права наказывали именно за умысел в преступлении, а Ефремов совершил преступление неумышленное», — настаивал адвокат Васильев. По мнению защитников Ефремова, ему необходимо было вынести наказание, не связанное с нахождением в местах лишения свободы. И прокуратура, и сторона потерпевших, в свою очередь, возражали не только против условного наказания, но даже и против снижения срока, определенного судом первой инстанции.

Пожалуй, самым интересным стало выступление Ефремова, который рассказал о том, как в его деле появился Пашаев.

«Он появился на второй день после аварии, как снег на голову. Сам позвонил моему директору. А далее убедил меня отказаться от признания вины, обещал добиться оправдательного приговора. Я хотел особый порядок», — заметил артист. Особый порядок рассмотрения дела предполагает признание вины обвиняемым и согласие с данной формой ведения процесса стороны обвинения. Если соглашение заключено, наказание не может превышать двух третей максимального срока, предусмотренного статьей УК РФ. Тут, правда, нужно заметить, что в итоге Ефремов столько и получил — 8 лет лишения свободы при максимально возможном наказании в 12 лет. Впрочем, если бы артист изначально действительно пошел на особый порядок рассмотрения дела, то и настроения в обществе были бы другими, и вердикт суда мягче.

«Самое ужасное, что делал Пашаев, — оскорбительные речи в сторону потерпевших, — продолжал Ефремов. — Он человек быстрый, восточный, даже неплохой. Давал какие-то вычурные интервью... Думаю, он не понял всей серьезности моего дела, хотя говорил: „Положись на меня, я лучше знаю“. И я пошёл у него на поводу. Я же сидел дома, ничего не знал, общался только с ним... Когда в суде Добровинский спросил меня: „Вы согласны во всем с Пашаевым?“, Эльман под столом ударил меня ногой. И я сказал „да“. Он ведь ещё был обаятельным. Постоянно что-то врал мне. В целом хочу сказать, что я совершил большую ошибку с этим адвокатом».

В СИЗО Ефремов оставаться не хочет

Ефремов просил суд о снисхождении: «Я полностью признаю свою вину и раскаиваюсь в совершенном мною беззаконии. Я мог бы расплатиться сразу, но у меня не было доступа к моим деньгам. Эта трагедия разделила мою жизнь на две части. Я был артистом, смельчаком, много работающим. В новой жизни я плохо сплю и постоянно думаю о Сергее Захарове. Я прекращаю все свои отношения с алкоголем и вряд ли когда-нибудь снова сяду за руль. Я бы хотел поставить памятник Сергею Захарову, если родные не будут против. Я смогу это сделать, если буду работать. У них открыт фонд, я мог бы перечислять туда деньги. Уважаемый суд, у меня есть дети, и я бы очень хотел принимать участие в их воспитании».

Оглашенный вердикт Мосгорсуда защитников Ефремова не обрадовал — вместо 8 лет лишения свободы ему назначено наказание в виде 7,5 лет. Принимая такое решение, суд учел то, что артист полностью выплатил компенсацию стороне потерпевших.

Адвокат Васильев заявил «Интерфаксу», что обжалование приговора продолжится в кассационной инстанции. Говоря о том, что теперь будет с Ефремовым, Васильев сказал журналисту «КП»: «Видимо, через 10 дней Михаил Олегович уже отправится по этапу. В этом СИЗО он оставаться не может, да и не хочет. Будет выбирать колонию».

УДО через 2,5 года или амнистия

Как показывает опыт, в деле Ефремова ни в чем нельзя быть уверенным до конца. Но если мнения Васильева и Ефремова не разойдутся, то из СИЗО «Водник» он в ближайшее время переедет в одну из колоний. Результаты рассмотрения кассационной жалобы осужденный Ефремов будет дожидаться уже там. Это обычный, общепринятый порядок в подобных случаях.

Практика ФСИН такова, что о месте отбывания наказания становится известно уже после того, как осужденный доставлен на место.

Ранее шли разговоры о том, что Ефремов может попасть в одну из колоний, расположенных в Подмосковье. Впрочем, пока это только предположения.

Согласно закону, осужденный за преступление небольшой или средней тяжести может претендовать на условно-досрочное освобождение после того, как отбудет не менее 1/3 назначенного ему срока наказания. Это означает, что Ефремову предстоит провести за колючей проволокой не менее 2,5 лет. Помочь артисту также может амнистия либо помилование президента РФ. Предсказать вероятность ни того, ни другого сегодня невозможно, хотя с уверенностью можно говорить о том, что друзья и коллеги Ефремова постараются задействовать все возможные рычаги для его возвращения.

Оставить комментарий (2)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы