8355

«С таким защитником врагов не надо». Юристы — о приговоре Михаилу Ефремову

Сюжет ДТП с участием актера Михаила Ефремова в центре Москвы
Михаил Ефремов.
Михаил Ефремов. © / Никеричев Андрей / АГН Москва

«Ефремов получил значительно больше, с моей точки зрения, чем получил бы, избрав другую линию защиты», — считает адвокат Юрий Еронин. АиФ.ru поговорил с юристами о приговоре.

Сегодня Пресненский суд Москвы приговорил актёра Михаила Ефремова к 8 годам колонии общего режима. Актера признали виновным в аварии, случившейся в центре Москвы в июне: джип Ефремова выехал на встречку и влетел в фургон. Водитель фургона Сергей Захаров умер в больнице от полученных травм. Экспертиза обнаружила в крови Ефремова алкоголь и наркотики.

Прокурор просил 11 лет, так как Ефремов долгое время не признавал вины. Судья назначил 8. Но юристы убеждены, что срок мог бы быть меньше, выбери актер другого защитника.

«На мой взгляд, линия защиты была неправильной, выглядела смешной и вызывала только раздражение и непонимание, — считает ветеран адвокатуры Юрий Еронин. — Интересы потерпевших представлял Добровинский. Одно это уже свидетельствует о том, что Ефремов не мог получить мало. Он мог получить много или очень много».

По мнению адвоката, к такому исходу привели не только неудачные действия защитника Ефремова. Не смогли убедить суд в невиновности подсудимого и свидетели, которые выступали со стороны защиты. Некоторые из них допускали, что управление машиной Ефремова могли перехватить через спутник, и критиковали автотехническую экспертизу за то, что она не проверила возможность нахождения на месте ДТП «энергетического сгустка» или «энергетической дыры». 

Другие, как Александр Кобец, плохо видели и честно признались в суде, что в день аварии были пьяны.

Юрий Еронин считает, что служебную проверку нужно провести в отношении свидетелей, которых не смогли идентифицировать на видеокадрах, сделанных камерами слежения и очевидцами. По его мнению, эти люди, потом выступавшие на стороне защиты, — типичные подставные свидетели.

Даже последнее слово Ефремова, зачитанное им в суде, не может быть воспринято всерьёз, считает Еронин:

«Когда Ефремов произносил последнее слово, это был, на мой взгляд, ужас. Разве можно его воспринимать всерьез после признательных показаний? (Ефремов признал вину через некоторое время после аварии, но потом отказался от своих слов, так как заявление, по его словам, он сделал с похмелья. Второй раз Ефремов признал вину 3 сентября уже в суде. — прим.ред.). Это смешно! Ему в глаза смеяться будут. Благодаря своему адвокату он выглядел неубедительно. Он получил, на мой взгляд, очень много. При другой линии защиты он получил бы 3-5 лет реально или условно. Ему нужно было сглаживать всё и не провоцировать скандал. А кто-то не очень умный посоветовал ему поднимать ставки. Я не могу понять своего коллегу. Я его не сужу, но результат говорит сам за себя. Если надо было потопить Ефремова, то такой адвокат был и нужен. На его фоне все выглядели Гераклами. Среди друзей и соратников Ефремова не было ни одной здравой идеи о том, как его вытащить. И поэтому они пустились во все тяжкие. А с таким защитником Ефремову и врагов не нужно: у него есть адвокат».

По словам Еронина, актёр Михаил Ефремов может претендовать со временем на условно-досрочное освобождение.

«Сам приговор Пресненского суда подлежит обжалованию, но вряд ли это что-то изменит, — считает адвокат. — А вопрос условно-досрочного освобождения неблизкий. Осужденный должен отбыть значительный срок и не иметь нареканий со стороны исправительного учреждения».

«Градус достиг предела»

С коллегой согласна и адвокат Ирина Шахрай.

«Срок, который получил Ефремов, выше среднего за аналогичные преступления, — говорит адвокат. — В этом конкретном случае „звёздность“ Михаила сыграла против него. Он известный актёр, при этом скандальный, а его проблемы с алкоголем не являются тайной. Подобные трагедии обычно ассоциируются с „золотой молодёжью“ или чиновниками, которые избегают наказания, а градус отношения в обществе к этому давно достиг предела. В указанной ситуации был ощутимый запрос на „наказать“».

Ирина Шахрай также уверена, что Эльман Пашаев — адвокат Ефремова — будет обжаловать решение Пресненского суда. Исход рассмотрения в вышестоящей инстанции она видит более оптимистичным.

«Скорее всего, суд уменьшит срок на незначительное количество лет, например на один год, — говорит Ирина Шахрай. — Но на данном этапе защита заявила, что не намерена обжаловать приговор. Впрочем, в данном деле позиция защиты и обвиняемого менялась множество раз».

Не исключено, что она поменяется и вновь. Но, если в суде Ефремову не удастся сократить срок, освободиться он может за «примерное поведение».

«Его судили по ч. 4 ст. 264 УК РФ. Указанная статья является тяжкой. Подсудимый имеет право на УДО в случае отбытия половины срока, при этом с его стороны должно быть примерное поведение, поощрения со стороны администрации колонии и отсутствие взысканий, активное участие в жизни исправительного учреждения, а также компенсация семье погибшего. Скорее всего, при соблюдении указанных условий прошение об УДО будет удовлетворено», — считает адвокат.

Что же касается оценки самого приговора, то её, по мнению Ирины Шахрай, должно вынести общество.

«На мой взгляд, исход дела негативнее, чем он мог бы быть. И подсудимый, и его защита неоднократно меняли позицию и показания от признания вины до полного отказа и настаивания на невиновности. Настаивание на невиновности при неопровержимых доказательствах вины в виде многочисленных роликов непосредственно после произошедшего и свидетельских показаний — очень рискованная затея, — говорит Шахрай. — Исход дела для подсудимого при сохранении признания вины и чистосердечном раскаянии, на мой взгляд, был бы позитивнее и в части назначенного наказания, и в медийном плане».

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы