aif.ru counter
30.10.2017 00:06
9539

От самосуда до изгнания. Почему в России нельзя создавать базу педофилов

Выложить личные данные педофилов в интернет и открыть к ним доступ — с таким предложением к Правительству России обратился Национальный родительский комитет. Его председатель Ирина Волынец направила премьер-министру Дмитрию Медведеву письмо, в котором попросила создать и сделать общедоступным единый реестр осуждённых за педофилию, говорится на сайте организации. Своё обращение она обосновала так: «До тех пор, пока для педофилов не введут пожизненное, необходим единый государственный реестр. Родители имеют право знать педофилов в лицо и поимённо». 

Для создания списков общественница предложила изменить закон «О персональных данных». Дополнить его правкой, разрешающей раскрывать информацию о педофилах, чтобы сведения о них могли свободно размещаться в интернете. Чем опасна такая инициатива, и почему она не заработает в России, — АиФ.ru разбирался вместе с экспертами.

«Никто не хочет общаться»

Глава движения «Сдай педофила» Анна Левченко рассказала, что создавать общедоступный реестр осуждённых за педофилию ни в коем случае нельзя. Такая информация может навредить не только педофилу, но и его окружению — родственникам, детям, знакомым. К тому же, нельзя исключать, что узнав о поселившемся по соседству педофиле, российские граждане не просто примут данный факт к сведению, но начнут всячески мстить человеку. Поэтому не исключено, что что открытые данные лишь спровоцируют волну преступлений.

Это подтверждает и тот факт, что над педофилами издеваются в тюрьмах. Казалось бы, те, кто в них сидит, тоже нарушили закон и должны относиться терпимее. Но нет, они не могут простить надругательства над детьми, и начинают всячески мстить тем, кто был в этом уличён.

О характерном отношении к обвинённым в педофилии рассказал один из адвокатов, который встречался со своим подзащитным в следственном изоляторе. «О том, что этот человек педофил — все осужденные знают, и никто не хочет с ним общаться, вплоть до полной неприязни, — говорит адвокат. — Так получилось, что он присел на скамейку рядом с моим клиентом, и мой подопечный начал его отгонять, потом снял обувь и стал его буквально бить, чтобы мужчина отсел от него в другое место. Одним словом, в исправительных учреждениях таких, мягко говоря, сильно не любят». 

Как выяснилось, 47-летний мужчина был осужден в Волгограде за совершение развратных действий в отношении 8-летней девочки ещё в 2014 году. Школьница возвращалась вечером домой, когда маньяк подошёл к ней и предложил помочь донести сумки до квартиры. Воспользовавшись доверчивостью ребёнка, преступник заманил девочку в гаражи и насиловал там всю ночь, пока его не поймали оперативники. Как выяснилось в ходе следствия, педофил был неоднократно судим, в том числе и за преступления против половой неприкосновенности детей. Но видимо первые ходки на зону его так ничему и не научили, что он совершил подобное вновь. И хоть на этот раз педофил получил внушительный срок, когда-нибудь он также освободится, и удастся ли исправить его системе — большой вопрос.

Самосуд

Но и безо всякого реестра люди устраивают самосуд тем, кого они по какой-либо причине считают педофилами. Так в Ростове-на-Дону через соцсети распространяли информацию, что в городе-миллионнике объявился неизвестный мужчина, пристающий к малолетним мальчикам и девочкам, предлагая покататься на велосипеде. В другой раз это были дяди на машине, которые просили детей помочь им поймать котёнка. Все эти слухи приходилось опровергать официальным лицам полиции. Но для некоторых жителей такая непроверенная информация послужила сигналом к действию!

Одним из самых обсуждаемых стал случай в Таганроге. Пенсионерка на лобовом стекле отечественной легковушки, видимо, владельца-соседа по дому, прикрепила записку — «Педофил Олег рядом с вами!» и вдобавок кинула в старенькую машину десяток яиц. Виновен или нет в преступлениях хозяин авто — неизвестно. Интернет-пользователи разделились во мнении: одни осуждают бабушку за самосуд и клевету, а другие — допускают мысль, что смелая акция может быть вызвана реальными неправомерными действиями владельца машины. 

«Никто не может поручиться за подлинность того, что было в записке, но проявление бдительности и внимания ещё никому не помешало», — лейтмотив одного из постов.

Главное — не допустить, чтобы бдительность переросла в паранойю. Иначе под нападки может попасть порядочный человек, которого подобная травля доведёт до суицида. Не все подозреваемые и виновные выдерживают общественное презрение. Несколько лет назад в изоляторе города Миллерово (Ростовская область) повесился мужчина, его подозревали в изнасиловании школьницы.

Реестр противоречит Конституции

Ещё один момент, препятствующий появлению общедоступной базы данных осуждённых за педофилию — это Конституция РФ. 

«Реестр не может появиться, поскольку он будет противоречить нашей Конституции. Согласно ней, если человек был уличён в преступлении и приговорён судом к отбытию наказания, после выхода из тюрьмы он не может второй раз отвечать перед обществом и законом за то, что когда-то совершил. Конечно, меры административного надзора необходимы, но они должны быть другими. Например, обязательное ношение GPS-браслетов или ограничение доступа таких людей в образовательные учреждения, в том числе просто приближение к ним. Вот такие инициативы были бы дельными, а вот „открытая база педофилов“ — предложение людей, которые насмотрелись американских фильмов, про то, как у них всё замечательно работает, и теперь пытаются примерить это на нашем обществе, совершенно не понимая его специфики», — объясняет Анна Левченко.

Жизнь с клеймом за пазухой

Секретарь Российского научного сексологического общества, заведующий кафедрой междисциплинарной сексологии Евгений Кащенко, тоже выступает против создания реестра. И на это у него есть несколько причин. «Во-первых, под маской борьбы с педофилией начнётся массовое уничтожение людей, точно такое же, как сейчас происходит под маской борьбы с гомосексуализмом. А, во-вторых, когда большинство травит меньшинство — это уже показатель нездорового общества», — считает Кащенко. 

Характерная история произошла в конце 90-х годов, когда Татьяна Иванова и её сын Юрий (все имена изменены) жили в Ставропольском крае. Юноша окончил школу в небольшом посёлке и поступил в техникум в столице региона. Там же учился его двоюродный брат, с которым они вместе снимали комнату в общежитии. После окончания первого курса Юрий приехал домой на каникулы и познакомился на местной дискотеке с девушкой. Между ними пробежала искра, и тем же вечером она пригласила его зайти к себе домой, где не было никого из взрослых. Они и так были нетрезвые, а там ещё выпили вина, и в итоге дело дошло до интима. Но неожиданно из командировки вернулась мама девушки. Она застукала их в самый неподходящий момент и написала заявление в милицию.

«Мой сын думал, что той девушке уже есть 18 лет, потому что она выглядела и вела себя очень по-взрослому, — рассказывает Татьяна Иванова. — Но оказалось, что ей исполнилось всего 15. Юру обвинили в том, что он специально напоил школьницу и воспользовался её состоянием, чтобы изнасиловать. По научению матери сама девочка тоже его оговорила, и поэтому адвокат не смог доказать, что всё было по обоюдному согласию без всякого криминала. Тем более что речь шла о несовершеннолетней, а это отягчающее обстоятельство. Завели уголовное дело, а потом состоялся суд, на котором моего 18-летнего сына приговорили к заключению в колонии строгого режима. Вот так его сделали преступником».

За хорошее поведение Юрия выпустили досрочно. В неволе он получил строительную специальность, и мама нашла ему работу в посёлке, чтобы далеко от себя не отпускать. Но наладить там нормальную жизнь им так и не удалось. После освобождения о молодом человеке стали распускать слухи и показывать пальцем на улице, ведь это был не город, где можно затеряться в толпе. Ивановым кидали камни в окна, писали на заборе слово «педофил» и однажды даже подожгли калитку. В итоге через несколько месяцев Юрию пришлось уволиться. Начальник сказал, что все эти разговоры создают нездоровую атмосферу в коллективе и бросают тень на всю его фирму. А потом и Татьяна Иванова оставила свою работу в колхозе, потому что ей было невыносимо терпеть перешёптывания коллег за спиной. Под влиянием молвы от них стали отворачиваться даже родственники, у которых были несовершеннолетние дети. 

«Никого не интересовало, как мой сын оказался в постели с той девчонкой, — продолжает Татьяна Иванова. — Хотя он всегда был хорошим и добрым парнем, приговором суда на нём поставили клеймо, которое можно скрыть, но нельзя стереть. Поэтому нам пришлось сменить место жительства. Мы продали дом моих родителей и купили квартиру в другом районе Ставропольского края, где жила моя подруга. Она помогла обустроиться и жизнь у нас потихоньку налаживалась, но потом повторилось старая история. По станице пошли слухи, что сын чуть ли не серийный насильник-педофил. Я думаю, что проговорился участковый, ведь Юра встал на учёт и должен был регулярно отмечаться в милиции как освободившийся по УДО». 

Пожив какое-то время на новом месте, Ивановы снова вынуждены были переехать. На этот раз они обосновались в Краснодарском крае, где купили небольшой дом. Женщина устроилась техничкой в местную школу, а её сын пошёл работать на животноводческую ферму, потому что только там никто не интересовался его прошлым. Он выполнял грязную работу, но терпел, ведь выбора не было. Поначалу Татьяна очень боялась, что о судимости Юрия опять узнают и всё повторится. Но этого не случилось, и со временем жизнь наладилась. Через несколько лет сын купил подержанную грузовую машину и занялся перевозками. Также он встретил хорошую девушку, женился на ней и сейчас они воспитывают ребёнка. Мужчина рассказал жене о своей судимости, но во все детали случившегося на всякий случай вдаваться не стал. Сказал, что его просто подставили. «Всем будет спокойнее, если эта история останется в прошлом, и никто не узнает, что его считали педофилом», — уверена Татьяна Иванова. 

«Социум необходимо воспитывать»

По словам сексолога Евгения Кащенко, нужно решать проблему педофилии так, чтобы вообще не было тех, кто реализует свое влечение к детям, а не формировать списки для общественности. 

«Социум необходимо воспитывать, чтобы люди с отклонениями могли существовать, но при этом не нарушать законных границ. А для этого требуется нормальное сексуальное образование в школьные годы и хороший уровень сексуальной культуры в семьях. Если это появится, то вопрос педофилии останется только в форме мечтаний у конкретных людей, а не действия. Влечение не вырвется за пределы монитора, который человек смотрит в целях аморфных фантазий, и не навредит детям», — добавляет Евгений Кащенко.

Сексолог объясняет, что никакие запретные меры ещё ни разу не решили ни одной проблемы полностью. Если люди что-то подавляют, то оно обязательно просачивается в другом месте. 

«В данном случае, если из тысячи человек двух назовут педофилами, внесут их имена в реестр, вывесят портреты в интернете, то им не дадут жить спокойно, начнут „гнобить“ и „забрасывать камнями“. Естественно, что после этих действий психика не выдержит и они опять, уже сознательно, будут совершать развратные действия. Так что создание реестра только спровоцирует людей на преступление», — уверен эксперт.

«Добиться справедливости»

В разглашении имён педофилов есть ещё одна большая проблема. Обвинять кого-то в развратных действиях люди начнут для того, чтобы, под угрозой внесения имени в реестр оформить на себя имущество, переписать квартиру и т.д. И тогда уже будет тяжело понять, какая из сторон говорит правду. 

Так семь лет назад в Санкт-Петербурге произошёл похожий случай. Местная жительница Анастасия Калинина (фамилия изменена) решилась открыть страшную правду: её отец — педофил. Она завела страничку в интернете, где рассказала о насилии, пережитом в детстве. По словам девушки, её мать регулярно дежурила в ночную смену и не доглядела, как отцовская любовь перешла допустимые границы. Сначала — эротические фильмы, потом — домогательства и «взрослые игры». Насилие длилось несколько месяцев. Отец запугивал 10-летнюю девочку, и та хранила молчание. 

Но однажды Анастасия проболталась бабушке про фильмы, которые смотрела с отцом. Пожилая женщина была шокирована познаниями ребёнка, и сообщила матери девочки. После откровенного разговора Дмитрий во всём сознался, просил прощения и даже изложил свои похождения на бумаге. Мать была настроена решительно, но в полиции заявление не приняли — нет фото- и видеодоказательств. После этого родители Анастасии развелись. Спустя 10 лет девушка решила добиться справедливости: раз не наказать по закону, так пусть хотя бы люди узнают об отцовских «подвигах».

У Дмитрия же своя версия произошедшего. По словам мужчины, дочь хочет оговорить его, чтобы завладеть квартирой, из которой он наотрез отказался выписывать новую жену. «Анастасия пошла на шантаж, и, не добившись своего, решила подмочить мою репутацию в интернете», — утверждает Дмитрий. В любом случае, до уголовного дела так и не дошло.

Альтернатива

Появление общедоступного реестра осуждённых за педофилию у нас в стране невозможно. Однако его создание в закрытом виде — вполне вероятно. По словам Анны Левченко, «подобная инициатива сейчас обсуждается в Госдуме на рабочей группе по противодействию насилия над детьми. Если его создадут, то воспользоваться им смогут только определённые ведомства и руководители учреждений, которые нанимают людей на работу с детьми». Пока это только на уровне сырой инициативы, которую выдвинула Ирина Яровая. Родительский комитет не имеет к ней никакого отношения.

Разработать закрытую базу данных хотят затем, чтобы появилась действенная и официальная возможность для отслеживания педофилов. Наблюдать за ними необходимо затем, чтобы предотвратить возможные будущие преступления. Не все люди, вышедшие из тюрьмы, исправляются. А некоторые из бывших осуждённых, помимо «нездоровой любви к детям» имеют ещё серьёзные заболевания, поэтому являются опасными вдвойне. 

Так у 33-летнего челябинского педофила Никиты Клименко после неудавшегося покушения на ребёнка диагностировали гепатит С и ВИЧ-инфекцию. В конце 2013 года его задержал на месте преступления и сдал полиции 20-летний студент Михаил Анфалов. Парень так избивал преступника, что сломал об него ногу.

В тот роковой день 8-летняя девочка возвращалась домой из школы. Дальнейшее известно со слов свидетеля и спасителя ребенка Михаила Анфалова. Молодой человек провожал подругу домой, вошёл с ней в подъезд многоэтажки и прямо у дверей наткнулся на лежавшую в крови девочку. Сверху на малышке, которая была без сознания, сидел здоровенный молодой мужик. Ни секунды не размышляя, Михаил бросился на обидчика девочки, но тот попытался сбежать. Парень кричал, звал на помощь, догонял преступника во дворе, сбивала его с ног. Клименко поднимался, пытался бежать снова, бормотал несуразицу.

В полиции на первом же допросе преступник заявил, что ничего не помнит, ведь находился под действием препаратов для лечения гепатита С. На самом деле, как выяснила экспертиза, он был под воздействием наркотиков. Следствие выяснило, что наркоман Клименко когда-то был спортсменом, борцом, и он действительно состоит на учете у психиатра. Обнаружилось, что у него имеется и судимость за распространение наркотиков, а ещё он периодически избивал родственников. Почти двухметровый педофил был задержан и избит щуплым, но смелым студентом, который со всех сил избивал ногами педофила, чтобы тот не сбежал. Потом Михаил объяснял, что нога треснула в районе пятки, так как он вкладывал в свои удары все силы и ненависть, ведь физически педофил был крепче и выше, но нездоровый образ жизни ослабил его организм. Вместе с подоспевшим соседом они задержали Клименко и избитого, в грязи и синяках, сдали вневедомственной охране. По счастью, изнасиловать девочку нападавший не успел, но сильно избил ее головой о железную трубу и едва не выдавил глаза.

Следствие по этому делу закончилось в 2015 году — Клименко отправили в колонию строгого режима на 23 года.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество