Примерное время чтения: 8 минут
188

Приключение иностранцев в России: пермские НКО не признают себя агентами

Прокуратура Прикамья потребовала от четырёх некоммерческих организаций зарегистрироваться в качестве иностранных агентов. Среди них – Пермская гражданская палата, Пермский региональный правозащитный центр, молодёжный «Мемориал» и центр «Грани». По версии чиновников, данные организации получают денежные средства из-за рубежа и, помимо этого, занимаются политической деятельностью.

В своём заявлении пермяки написали, что отказываются регистрироваться «иностранными агентами»: «Мы – преданные своей стране свободные люди и имеем честь работать в ответственных общественных организациях, никогда не участвовавших в борьбе за власть».

Приёмный день

Офис пермских правозащитников расположился в центре города в небольшом здании у парка. Поднявшись на третий этаж по лестнице, попадаешь в длинный коридор. На стенах виднеются ржавые подтёки и разводы.

Фото Дмитрия Овчинникова, АиФ

Сегодня приёмный день. Несколько человек сидят, дожидаясь своей очереди. А в дальнем конце правозащитник беседует с одним из пришедших жителей.

Фото Дмитрия Овчинникова, АиФ

В кабинете Сергея Исаева, директора Пермского регионального правозащитного центра, царит рабочая обстановка.

Слышатся резкие стуки по клавиатуре, а сам Исаев напряжённо пролистывает стопку бумаг за столом.

«Состоялись региональные проверки по указу президента, – смотря в окно, говорит он. – Нам пришло представление краевой прокуратуры, которое содержало ряд позиций. С их точки зрения, всё, что они указали в своей оценке, означает, что мы намерены заниматься политической деятельностью. Поэтому нам необходимо было зарегистрироваться как иностранным агентам. А мы отказались».

Фото Дмитрия Овчинникова, АиФ

Работа с психологом как политическая борьба

Что касается политической деятельности, то в самом законе это понятие практически не расшифровывается. Поэтому возникает ситуация правовой неопределённости.

«Это глупость, которая вытекает из неясности определений, – продолжает директор. – Власти говорят, что на пожертвования проходили различные семинары и лекции. Они даже не обосновывают, почему эта деятельность является политической. Идёт простое перечисление! С нашей точки зрения, они не аргументируют свою позицию с их убеждением, что мы занимается политической деятельностью».

Кстати сказать, в уставе ПРПЦ ни слова не сказано о политической деятельности. 

Фото Дмитрия Овчинникова, АиФ

«Всё, что мы делаем, предоставляется абсолютно бесплатно людям. Так, например, нам ставят в укор, что мы лоббировали проект в Прикамье по социально-психологической реабилитации участников локальных войн. Люди, которые воевали в России, до сих пор не имеют своего закона, описывающего систему реабилитационных услуг. По статистике, очень много военных в этом нуждаются. Но это не политическая деятельность, – вспоминает Исаев. – Помимо этого, у нас немало разнонаправленной работы в публичном поле. Не забываем о просветительской деятельности».

Западные деньги

Одной из основных претензий к НКО стали иностранные деньги, поступающие с Запада.

«К слову, сегодня у нас нет никаких грантов из-за рубежа. К нам поступают лишь деньги ООН. В этой организации состоит и Россия. Чем они думали, когда предъявляли это нам? Абсурд полный. По поводу расходования: все международные организации требуют детальнейшей финансовой отчётности. Деньги тратятся на коммунальные услуги, на арендную плату, на поездки и экспедиции по Пермскому краю, на издательскую деятельность и на очень небольшую зарплату работникам», – рассказывает Роман Юшков, сотрудник правозащитного центра.

Фото Дмитрия Овчинникова, АиФ

Стоит отметить, что Юшков занимается информационными проектами. Также он курирует правозащитную газету «За человека», информационное агентство «Перископ».

– Нас здесь полтора человека, поэтому приходится выполнять сразу несколько обязанностей. Времени не хватает – я работаю почти каждый день до десяти вечера, – отмечает он.

«Действуем гораздо шире»

В другом кабинете постепенно заканчивается приём граждан. Сергей Трутнев, юрист ПРПЦ, успевает сходить за кофе и вернуться обратно на рабочее место. В его обязанности входит консультация людей по юридической части.

«Много, очень много людей приходят к нам. И речь идёт не о бесплатной помощи, а о работе именно с общественными интересами. Мы обеспечиваем эффективность судебного постановления, не ограничиваясь в деятельности только защитой нарушенного права гражданина, рассказываем людям об их правах, – рассказывают юрист. – Поэтому под изменением общественной ситуации власти понимают политическую деятельность».

Фото Дмитрия Овчинникова, АиФ

Что касается давления на НКО, то Трутнев отметил, что корни идут из Москвы, с Болотной площади: 

«Есть определённая команда. После восстания на Болотной все почему-то решили, что вина лежит на оранжевых организациях, которые получают деньги из-за рубежа. При этом они забыли, что одними из крупнейших таких же получателей средств являются университеты и правительственные организации».

Патриоты России

Позиция прокуратуры не совсем понятна. По словам правозащитников, фигурируют только два термина: «политическая деятельность» и «иностранные деньги». Да и полного объяснение по этому поводу никто не даёт – всё сводится к закону об НКО и к необходимости регистрации в качестве «иностранных агентов». Поэтому по закону в течение месяца пермские правозащитники должны представить отчёт о результатах устранения нарушений, выявленных надзорным органом.

Между тем, в понедельник, 27 мая, в Пермском региональном правозащитном центре состоялось собрание правления. На эту встречу пришла и делегация из прокуратуры.

«Пришёл представитель из прокуратуры. Мы ещё раз высказали основные претензии, изложенные в открытом заявлении руководителей пермских гражданских организаций. Как выяснилось, придётся обращаться в суд. И мне кажется, что дело будет не в нашу пользу», – грустно говорит Сергей Исаев.

Сотрудники местной прокуратуры от комментариев пока воздерживаются, а от своих претензий – не отступают.

Фото Дмитрия Овчинникова, АиФ

Правозащитники стараются не унывать.

«Мы считаем себя патриотами России, гораздо большими, чем наши чиновники», – говорят в один голос сотрудники центра.

– Мы считаем, что работаем на Россию. И не хотим называться «иностранными агентами». Точка.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах