aif.ru counter
10319

Эксперимент АиФ.ru: несовершеннолетний покупает алкоголь

Маша Шер / АиФ

Формально в России нельзя продавать алкоголь лицам моложе 18 лет. В последние годы контроль за распространением спиртного значительно усилился, но многочисленные истории с пьяными подростками доказывают, что далеко не все продавцы проявляют должную бдительность и законопослушность. Паспорта не проверяются, алкоголь — продается. 

Мой сегодняшний спутник Олег совсем не выглядит на свои семнадцать. Парень выше меня на добрых две головы, говорит с хрипотцой, недетским басом. Но вот лицо, по-юношески свежее и румяное, вполне может выдать его возраст.

Олег только закончил 9 классов, поступил в колледж на электромонтажника. Я попросила его помочь мне: пройтись по нескольким районным магазинам и попытаться купить алкоголь. Для эксперимента мы взяли Крылатское, обычный спальный район на западе Москвы, и его окрестности. Магазины я специально выбрала разные: от сетевых супермаркетов до палаток с шаурмой. Выдав Олегу денег, я приступила к проверке.

Первый магазин в нашем списке — расположенный прямо у метро «Перекрёсток». «В мои школьные годы здесь ничего не стоило купить пару банок коктейля», — вспоминаю я, оставляя Олега у входа в торговый зал. Сама направляюсь ждать его к кассам. Но нет, кончились школьные годы чудесные — серьёзного вида русый парень-кассир действует строго по букве закона: вначале спрашивает возраст Олега, затем, не поверив, просит предъявить паспорт. Услышав, что документа нет, сотрудник убирает банку пива. Мой «подопытный», пожав плечами, уходит. 

Фото: АиФ / Маша Шер

«Может, в более дорогом сегменте к закону относятся не так ответственно?» — думаю я и решаю «опробовать» местную «Азбуку вкуса». Людей там всегда немного, да и контингент — покупатели с доходами выше среднего. Поэтому здесь — снова провал. Конечно, Олег с одной-единственной бутылкой пива (на большее нам бы тут всё равно не хватило) не похож на типичного покупателя «Азбуки», поэтому привлёк себе внимание кассира. Паспорт спросили, алкоголь не продали.

«А где тут поблизости какой-нибудь обычный магазин, ну, шаговой доступности?» — спрашиваю я Олега. «Есть один», — отзывается он и ведёт меня вглубь тихих двориков, по направлению к заказнику «Крылатские холмы». Мы останавливаемся у жилого дома напротив него. Из окон магазинчика на первом этаже бьёт жёлтый свет и доносится завывание шансона. Внутри, несмотря на удалённость от метро, людно и тесно — мне приходится постараться, прежде чем занять наблюдательную позицию между витринами. Олег отделён от грузной, кавказской внешности продавщицы, всего лишь узеньким прилавком, кроме того, она стоит, а не сидит, как кассирша в супермаркете, — одним словом, ей прекрасно видно покупателя. Взгляд чёрных глаз задержался на нём лишь на миг и тут же опустился под прилавок, откуда через секунду возникла вожделенная бутылка пива. «Спрячь только», — недовольно буркнула продавщика, отирая грязно-голубой передник. Итог: в магазине не только не спрашивают паспорт, но и полностью осознают, что продают алкоголь несовершеннолетним. Я немедленно фотографирую Олега с добычей. Сам парень какого-то восторга не испытывает. «Не пью», — говорит. 

— А про тех, кто пьёт, не знаешь, где они берут алкоголь? Ну, есть же наверняка одноклассники или знакомые у тебя.

— Да тут и берут. Ну, в «Ашане» ещё, по слухам, кому-то удавалось, — отвечает парень. Мы тут же садимся в маршрутку и едем в расположенный на Рублёвском шоссе гипермаркет.

Фото: АиФ / Маша Шер

По дороге Олег уточняет, что ребята могли вовсе не купить спиртное, а украсть его или выпить прямо в магазине. «Ашан» огромный и многолюдный, камеры и охранники физически не успевают фиксировать всё, что происходит в торговом зале. Так что стащить отсюда пару бутылок или выпить их на месте — посильная школьнику задача. 

Мы, конечно, ни красть, ни пить не собираемся. По отлаженной уже схеме Олег идёт к прилавкам, я становлюсь у кассы. Для полноты эксперимента он подходит к кассирше с характерно неславянской внешностью и акцентом, рассчитывая, что языковой барьер помешает ей спросить паспорт. Не тут-то было: в ту же минуту к девушке подскочила белокурая менеджер и стала что-то спешно объяснять ей на ухо. Подошла очередь Олега, и совместными усилиями сотрудницы отказали ему в продаже. Парень двинулся было на выход, но его остановил охранник и заставил повторно пройти через рамку у кассы. На этом магазинный страж не остановился и бесцеремонно полез в Олегов рюкзак, обшарил его, ощупал самого парня и лишь после этого отпустил. Видимо, у «Ашана» и впрямь хватает проблем с воришками. 

Выйдя из супермаркета, мы покидаем границы района и направляемся к нашей последней точке — круглосуточной палатке у метро «Молодёжная». Палаток две, они стоят вплотную друг к другу, аккурат между двух выходов из метро — грязные, изрисованные. В одной продают шаурму и куриц-гриль, в соседней — обычный «ларёчный» набор: чипсы, батончики, газировка. Мы подходим к ней. Увидеть, что происходит внутри, невозможно: витрины плотно заставлены упаковками. Продавец, молодой человек азиатской внешности, почти не владеет русским языком. Олегу приходится трижды повторить, какое он хочет пиво. По пути к палатке мой спутник надел капюшон, чтобы казаться старше — но это не понадобилось, азиатский продавец, ни секунды не колеблясь, берёт у него деньги и протягивает бутылку. Даже убрать не просит. Тем не менее, нарушение закона всё же волнует продавца. Пока я фотографировала Олега на фоне палатки, он высунулся из окошка и тщательно следил за всеми моими действиями. В итоге горе-палаточник ничего не сказал, но всем видом дал понять, что ему не по нраву быть пойманным с поличным.

Фото: АиФ / Маша Шер

Я отпускаю Олега и благодарю за помощь. Подводя итоги, получаем, что если некий школьник хочет выпить, то в пределах одного района из пяти случайно выбранных магазинов как минимум два помогут ему это сделать. Антиалкогольное законодательство соблюдают преимущественно в крупных сетевых магазинах, в то время как маленькие, «народные» магазины и ларьки вольны торговать, как им заблагорассудится. Как в крылатских «Продуктах», так и в палатке у «Молодёжной» продажа несовершеннолетним была далеко не единственным нарушением правил торговли. В случае с палаткой продажа алкоголя в целом, неважно, кому, полностью в ней противозаконна — запрет на продажу пива в магазинах площадью менее 50 квадратных метров вступил в силу с 1 января 2013 года, торговлю в ларьках крепким алкоголем запретили ещё раньше. Молчу уже про то, что помещение не оборудовано должным образом, не имеет подходящих условий хранения спиртосодержащей продукции, да что там — происхождение и качество этой продукции тоже загадка. Но подростки редко думают о качестве алкогольных напитков, и, не имея возможности купить их где-либо ещё, неизбежно возвращаются сюда, в палатки.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы