aif.ru counter
5026

Владимир Мединский: Забыли, кто Европу освобождал? Напомним. Документами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Лебединое озеро. Сколько таких мест в России? 14/10/2020
Владимир Мединский.
Владимир Мединский. © / Дмитрий Алексеев / АиФ

На форуме «История для будущего. Новый взгляд» помощник президента РФ Владимир Мединский выступил с программным докладом, который в профессиональных кругах уже получил имя «доктрина Мединского».

«АиФ» расспросил Владимира Мединского о том, почему пора пересмотреть принципы преподавания истории в школе и можно ли построить будущее на пустом месте.

«АиФ»: — Владимир Ростиславович, на форуме вы говорили о важности исторической политики. Помню, как нервно общество отреагировало на сочетание «культурная политика». А тут — историческая. На что она должна быть направлена? Кто её формирует?

Владимир Мединский: — Много копий было сломано, и да — определённое сопротивление пришлось преодолеть, прежде чем культурная политика у нас в стране перестала восприниматься как синоним цензуры. Кто-то считает, что целеполагание, стремление задать беспорядочному движению направление и придать смысл всегда равно ущемлению свободы. Наверное, это какие-то фантомные боли, в противном случае не знаю, чем это можно объяснить.

Для истории недостаточно примитивного мифотворчества с хорошими и плохими героями. Требуется зрелая, сформированная гражданская позиция, осознание места своей страны в истории и себя в ней.

С исторической политикой всё ещё сложнее. Если искусство — дело субъективное, каждому нравится разное, и это абсолютно нормально, то обходиться с историей столь же фривольно нельзя, на мой взгляд. История — это наука, в ней не бывает персонажей без полутонов, и это нужно принять как данность. Здесь недостаточно примитивного мифотворчества с хорошими и плохими героями. Требуется зрелая, сформированная гражданская позиция, осознание места своей страны в истории и себя в ней. В истории нужно уметь не просто ориентироваться, её нужно осмыслять. Понимать логику людей разных эпох, понимать их мотивацию, взгляды, ценностные ориентиры.

Почему-то для нас это становится откровением, и мы, широко раскрыв глаза, удивляемся, когда слышим, что государство имеет право на позицию относительно собственной истории. На форуме, кстати, я это подчёркивал. Нам пора прекратить оправдываться, нужно просто начать пользоваться всеми доступными инструментами. И для этого вовсе не нужно создавать никакого «Министерства правды». Достаточно, чтобы уже привычные государственные институты действовали синхронно, чтобы у нас были выработаны общие подходы к образованию, работе с молодёжью, общее понимание непрерывности исторического процесса. Всё вместе это и есть про историческую политику: и про «мягкую силу», и про формирование гражданского общества, и про культуру.

Владимир Мединский выступает с докладом на форуме
Владимир Мединский выступает с докладом на форуме «История для будущего. Новый взгляд» . Фото: АиФ/ Дмитрий Алексеев

— Какая вообще связь между историей и политикой? Ведь история — это о фундаментальном. А политика всегда сиюминутна.

— Политика затрагивает все сферы жизни общества, хотим мы этого или нет. Это данность. Напомню, что историческая политика отныне закреплена и в Конституции (ч. 3, ст. 67: «Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается». — ред.).

Если мы говорим о независимости истории от политики, то предполагаем не разведение их по разным углам, а отсутствие именно давления на науку в угоду сиюминутным интересам или идеологическим предубеждениям.

При этом никто не отрицает многовекторность, дискуссионность в оценках той или иной личности, событий. Они были, есть и будут. Тем более когда находятся неизвестные ранее факты. Это нормально. Ненормально вычеркивать, устранять кого-то или что-то из исторической памяти, впадать в бездумное восхваление или порицание. Давать оценки только и исключительно исходя из наших сегодняшних представлений о морали, праве, добре и зле, судя из дня сегодняшнего, зная точно сегодня результаты, последствия их деяний.

Говоря проще, не надо сравнивать Ивана Грозного с Махатмой Ганди и принцессой Дианой. Они жили в разных вселенных. При оценках нужно использовать принцип историзма. Не оправдывать. Изучать эпоху. Судить не по Хельсинским декларациям и документам ООН о правах человека, а по законам и понятиям того времени, попытавшись окунуться в те реалии и те представления общества, элит и простых людей о законе, справедливости, Боге и дьяволе, и тогда многое предстанет в другом свете... Сравнивать с современниками. Грозного, например, с Генрихом VIII и акторами Варфоломеевской ночи.

Фото: АиФ/ Дмитрий Алексеев

И ещё. Сравнение деяний Ивана Грозного с его «европартнёрами» приводит к ещё одному важному выводу. Мы можем и должны уйти от евро- и москвоцентричности в преподавании истории, мы должны сравнивать нашу историю с историей всемирной, знать — именно в связи с историей нашей Родины — больше о развитии западной и восточной цивилизаций.

В подходе к изучению истории в школе нужно переходить от примитивного принципа последовательности — к познанию истории мира в сравнении.

Я давно призываю в этой связи полностью пересмотреть подходы к изучению истории в школе, отойти от примитивного принципа последовательности — к познанию истории мира в сравнении. Говорят, стандарт школьного учебника уже утвержден. Но мы же сами устанавливаем правила игры. Давайте признаем, что традиционный подход к преподаванию истории в школе — от древних веков до сего дня в отрыве нашей истории от всемирной — неполноценен. Это как изучать географию — отдельно нашу, по отдельному «глобусу России», потом отдельно — остальную. И, пока дошли до Москвы, уже позабыли что есть и остальной мир, где похожая природа, климат, тоже реки и озера, зима и лето, похожие закономерности развития животного и растительного мира.

— В СССР, как вы справедливо заметили на форуме, отринули весь тот багаж, что был накоплен учеными царской России, заменив его марксизмом-ленинизмом. В 1990-е годы метла перестройки вычистила уже истмат. И что на смену пришло? Может быть, мы никак не определим, каким должно быть будущее России, потому что о её прошлом договориться не можем?

— В советскую пору мы отринули историческую идеологию самодержавия — никакого более «третьего Рима», «бога, царя, отечества», «единой и неделимой», «славянского или православного единства» — и заместили это «марксизмом-ленинизмом в истории», распространив его, между прочим, на полмира. Но и концепция исторического материализма Маркса-Энгельса звучала очень убедительно. Производственные отношения, производительные силы, теория смен формаций... Все это не просто объясняло прошлое, но, главное, формировало отношение к настоящему и мотивировало людей к действию, объясняло, предсказывало будущее.

Фото: АиФ/ Дмитрий Алексеев

Но что произошло потом? С крахом СССР мы освободили историю от идеологии и не предложили никакого нового взгляда, мы заимствовали на Западе некие упрощенные идеи либерализма, часть которых, кстати, к тому времени уже и там лучшими умами воспринималась весьма критически. Восприняли примитивную трактовку некоторых либеральных теорий (даже не «либеральных», не хочу опошлять это хорошее слово, а скорее каких-то «либертарианских»). Чаще всего это трактовка хода истории как движения от несвободы личности к свободе. При этом, я говорил об этом на форуме, само определение свободы как цели и смысла исторического развития получило расширительное толкование. От защиты свобод и прав меньшинств — к «свободе» выбора пола, однополых браков и всякого рода девиантного, или, по-русски, извращенческого поведения. От свобод и прав людей с разным цветом кожи, происхождением — к грабежам и погромам «потомками угнетённых» на улице, сносу памятников и надругательству над культурным наследием. От свободы совести — к пляскам в храме.

Отвечая на ваш вопрос о том, договоримся ли мы о своем прошлом... Мы должны обязательно договориться. Иначе — разброд и шатания. Главное — научиться уважать мнение друг друга и признать, что история — сложное и многомерное понятие. Не нужно в ней оправдывать всех и вся, но в то же время не нужно стыдиться своего прошлого, варварски вырывая из него страницы. Нужно научиться воспринимать историю объективно, без прикрас.

Мы унаследовали от предков колоссальный багаж исторической мысли. Кого бы мы ни читали — Карамзина или Гумилёва, — мы увидим, что они относились к истории России не просто с пытливостью лаборанта, препарирующего лягушку, а с огромной и совершенно искренней любовью.

Наш опыт научил нас, что давно пора примириться: история должна объединять граждан, а не становиться очередным поводом к началу национального противостояния.

Фото: АиФ/ Дмитрий Алексеев

— В последние годы Россия на мировой арене вынуждена выступать с позиций оправдывающейся за то, чего не совершала. А может, пора в наступление переходить? И какие средства для ведения этого наступления у нас есть?

— Историческая политика напрямую связана с историческим суверенитетом. Ведь общество, которое не имеет самостоятельного видения путей развития, вынуждено опираться на концепции, выработанные за пределами его страны. Пример: своё видение мировой истории США трактуют с момента рождения и назойливо распространяют всеми инструментами и «мягкой», и самой жёсткой силы. Банальности про Голливуд, учебники Сороса и завизированные понятно где «резолюции Европарламента» по Второй мировой войне позвольте уже не напоминать...

США не борются с фальсификациями истории, они беспринципно насаждают свою точку зрения. Всюду и всеми доступными средствами.

Так вот, США не борются с фальсификациями истории, они беспринципно насаждают свою точку зрения. Всюду и всеми доступными средствами. Поэтому и я бы предложил постепенно отойти от позиции «борьбы с фальсификациями». Хватит оправдываться. Надо внедрять всеми возможными методами свою точку зрения. Тем более нам легче, чем нашим «оппонентам»: мы говорим правду. Мы верим в то, что делаем. Мы знаем, за что и ради чего творили историю наши предки и что поэтому должны делать мы.

А борьба за историю — это часть конкурентной борьбы государств. Но действительно устойчивое историческое самосознание народа может быть основано только на объективном историческом знании.

Мы своё уже отрефлексировали. А уж оправдываться нам и подавно не за что. У нас есть правда, которой мы не хотим и не будем больше стесняться. А вопрос о том, как мы будем действовать, через кино или литературу, не особо принципиален. Если у людей нет совести, то ни Достоевский, ни Тарковский их всё равно ничему не научат. Если у кого-то короткая память, мы поможем. Забыли, кто в Мюнхенском сговоре участвовал, а кто потом Европу освобождал от нечисти? Пожалуйста — напомним. Документы опубликуем, объясним, что к чему. Это если на их жаргоне.

Кстати, Российское военно-историческое общество совместно с партнёрами уже несколько месяцев развивает проект «Образы войны». Это база фотодокументов, где собраны как кадры официальной хроники, так и оцифрованные карточки, которые люди присылают из семейных архивов. Сейчас у нас собрано около 20 тыс. фотографий, и пополнение сайта идёт практически в режиме нон-стоп. Все фотографии описаны и в обязательном порядке переводятся на английский язык. Лучше, если европеец один раз своими глазами увидит, с каким восторгом и ликованием встречали его предки советского Солдата-освободителя, чем миллион раз где-то прочитает об этом или от кого-то услышит, отмахнувшись и списав всё впоследствии на «российскую пропаганду».

Пора усвоить, что история — это не базовый набор зазубренных дат и событий, необходимый для сдачи ЕГЭ.

— В интервью «АиФ» о своем новом фильме «Дорогие товарищи» Андрей Кончаловский весьма жёстко высказался о том, как сегодня преподают историю в школе: «Наша учебная программа по истории запуталась в собственных соплях. А молодежь в большинстве своём историю не знает, она её вообще не интересует». Как сделать историю интересной? Ведь одними датами сыт не будешь.

— Именно об этом и шла речь на форуме. Пока мы спорим о методиках преподавания, мы упускаем поколения. Пора уже раз и навсегда усвоить, что история — это не базовый набор зазубренных дат и событий, необходимый для сдачи ЕГЭ.

То, что в прошлом, — это уже история, а что в будущем — обязательно ею станет. Получается, история — это и есть наша жизнь, и творим мы её сами. Изучение истории воспитывает в школьнике чувство ответственности за себя, за ближних, за страну. Оно способствует становлению человека. Формирует его сознание и мировоззрение. Помните, как когда-то сказал Сергей Михалков? Сегодня — дети, завтра — народ.

Мы обсуждали, как заинтересовать детей, как вписать курс отечественной истории в контекст истории всемирной, какие можно и нужно использовать дополнительные средства, кроме учебников. На форуме присутствовали не только эксперты-теоретики, но и практикующие учителя, и даже студенты педагогических вузов. Это именно те люди, на которых совсем скоро будет опираться наша историческая политика, и они дали очень много ценных предложений.

Все без исключения учителя говорили о необходимости резкого снижения бумажной нагрузки на них в виде бесконечных отчетов, заполнения бумаг. Они тратят на это огромные силы, много времени. А зачем? Считаю, и учителя меня в этом поддерживают, что им нужно давать гораздо больше свободы и в форме, и в формате преподавания истории. Ведь главное — знания, полученные учениками, а средств для этого предостаточно: и уроки в классе, и поход в музей или кино.

Еще один важный итог обсуждения — нужно вернуть обязательное преподавание истории во всех высших учебных заведениях (включая технические, медицинские и др.), на всех без исключения специальностях, хотя бы краткого курса новейшей истории. Знание истории очень важно для становления личности.

Фото: АиФ/ Дмитрий Алексеев

— К слову о Кончаловском. Его фильм о событиях 1962 г. в Новочеркасске ещё в прокат не вышел, но уже вызвал бурные споры о том, можно или нельзя и нужно ли вообще снимать такое кино. А на ваш взгляд, как можно и нужно рассказывать историю своей страны? Правду и ничего кроме правды? Или выдавать правду дозами? Тогда какая правильная доза правды?

— Фильм я еще не видел, поэтому судить о нём не могу. По поводу того, как показывать историю своей страны, ответ очень простой: честно. Но в искусстве так умеют немногие, только мастера. Я говорил уже, что уроки истории — это не только про гордость и уж точно не про ура-патриотизм. Это ещё и про ошибки, которых допускать больше ну никак нельзя. И очень важно, увлёкшись, не начать кренить вправо или влево, иначе весь корабль пойдёт ко дну. А ещё — рассказываешь ли ты про славные страницы истории или про те, о которых вспоминать не хочется, нужно делать это во благо. Не ради самопиара, не ради того, чтобы сотворить себе имя на очернении памяти предков, а ради будущего.

Если так делать, если воспринимать историю позитивно, как лучшего учителя жизни, то и никаких «доз правды» отмерять не придётся. Это будет естественный процесс познания. Позитивная история даёт возможность судить о прошлом (и хорошем, и плохом) исходя из чувства сопричастности «к отеческим гробам» и «родному пепелищу». Вы скажете, что с поводами для гордости все ясно. А как быть с тем, чем гордиться нельзя по определению? Отвечу. История должна быть объективной. Не заставляющей поверить в собственную неполноценность, но и не лакированной. Более того. Мало рассказать в учебнике про массовые репрессии 1930-х. Надо показать, что они были не просто порождены режимом, они были обусловлены системой, созданной Лениным и Сталиным. Надо это знать и понимать, чтобы исключить даже теоретическую возможность воссоздания подобной системы.

— 75-летие Победы постепенно уходит в историю. И, увы, становится понятно, что Победа и Великая Отечественная вообще уже не является безусловной консолидирующей общество темой, как было еще недавно. Можно ли найти какую-то иную страницу нашей истории, которая цементировала бы разные поколения? Ведь история у нас богатая!

— Не соглашусь с вами. Прежде всего потому, что Победа в Великой Отечественной — это не палочка-выручалочка от всех наших проблем. И уж тем более к этой теме нельзя относиться утилитарно.

Потому что абсолютно каждый человек, каждая семья в России ощущает свою сопричастность к Великой Отечественной войне. Вот буквально месяц назад завершилась очередная ежегодная экспедиция РВИО «Ржев. Калининский фронт». В этом году наши поисковики подняли останки более 700 красноармейцев, у некоторых даже удалось имена установить. Несколько семей приехали. Вы только представьте, какой там был уровень эмоционального накала, когда со своим найденным отцом приехал попрощаться 80-летний сын. Он, тогда двух-трёхлетний мальчишка, до сих пор помнит его. А вы говорите, связи нет.

Мы обязаны помнить, но мы не должны искать в прошлом заготовки для будущего. Война завершилась 75 лет назад — вечный низкий поклон всем павшим, всем ныне живым ветеранам. Но мы не вправе эксплуатировать эту тему, будучи не в состоянии найти новые смыслы для будущего. Официально Дней воинской славы у нас сейчас, если мне не изменяет память, менее 20. Если же календарь внимательно полистать, то едва ли не на каждый день года приходится какая-то памятная дата военной истории, победа русской армии. И каждая из них должна нас цементировать. Цепь всегда состоит из звеньев, вытащи одно — и все остальные потеряют смысл.

Фото: АиФ/ Дмитрий Алексеев
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы