aif.ru counter
6474

«Расплевались как идиоты». Похож ли распад СССР на «развод» Чехословакии?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. Чем запомнится уходящий год? 25/12/2019
Депутаты словацкой партии SNS с флагом Словакии 25 ноября 1992 г., когда Федеральное собрание (парламент ЧСФР) приняло закон о разделении страны с 1 января 1993 г.
Депутаты словацкой партии SNS с флагом Словакии 25 ноября 1992 г., когда Федеральное собрание (парламент ЧСФР) приняло закон о разделении страны с 1 января 1993 г. © / Tomas Novak/CTK / www.globallookpress.com

В декабре закончили своё существование сразу два государства — СССР (1991 г.) и Чехословакия (1992 г.). Обвиняют ли словаки чехов в своей плохой жизни, требуют ли продавать ресурсы подешевле? Сваливают ли на соседей проблемы в политике и экономике — как это давно происходит у России с бывшими «собратьями»?

Словаки страшно обижаются на два американских фильма. Первый — комедия «Евротур», где страну показали как полного нищеброда. Компания туристов из США заказывает лобстеров в пятизвёздочной гостинице Братиславы, располагая суммой меньше 2 долларов. Официанту кидают «на чай» 10 центов, и он бьёт управляющего по лицу: «Я увольняюсь! Я теперь свой собственный отель открою!» Второй фильм — «Хостел» — в жанре ужасов: Словакия изображена едва ли не африканским государством — банды беспризорных детей-убийц на улицах, в недорогих отелях режут на куски постояльцев. «Нас это бесит, — признаётся владелец туристического магазина Мартин Логиня. — Когда мы выходили на митинги „бархатной революции“, вовсе не думали, что Америка будет откровенно ржать над нашим государством. Чехи смеются — ещё ладно, но американцы почему?!» В 1989 г. в Чехословакии после демонстраций рухнул коммунистический режим, а уже через три года страна распалась на Чехию и Словакию — хотя 63% (!) словаков выступали против отделения. «Наши политики слишком хотели иметь личные президентские самолёты и наслаждаться всеми благами независимого государства, — хмыкает Логиня. — А мнением словаков они не интересовались». Обозреватель «АиФ» задался вопросом: что же общего между распадом СССР и Чехословакии и как у отделившейся республики строятся отношения с её бывшим «старшим братом»?

Сэндвичи-«гастарбайтеры»

42-летний Милослав Голуб каждое утро тратит два часа на дорогу от Братиславы до чешского города Брно: он зарабатывает себе на хлеб в местной строительной фирме. «А что поделаешь? — разводит руками пан Голуб. — Дома мне столько денег не платят. Конечно, я мог бы устроиться и в Австрии, но языком не владею». По официальным данным, в Чехии работают 100 тыс. словаков — таксисты, обслуживающий персонал, водители автобусов. В республике полно закусочных со «словацкими сэндвичами» и словацкими же официантами. Спустя 27 лет после «бархатного развода» (как окрестили газеты распад Чехословакии) республика остаётся беднее Чехии. Жители мигрируют из страны: около 250 тыс. словаков трудятся в Австрии и Германии. С вокзала Братиславы каждые полчаса отходят автобусы в Вену — они битком набиты «рабочим людом» в спецовках, с инструментами: добираться недолго, и многие словаки подрабатывают у австрийцев. «У нас проблема попасть на приём к нормальному доктору, — злится мать 2-летнего ребёнка Мария Хорнакова. — Иногда приходится ждать в очереди две недели. Почему? Получив диплом, выпускник мединститута едет в Австрию — там зарплата в два раза выше, или в Чехию, где не надо знать немецкий. Тут остаются пожилые доктора, отучившиеся ещё при социализме». Я спрашиваю у «гастарбайтеров» в автобусе, доволен ли кто-то распадом Чехословакии. Оказывается, не рады ВСЕ: «Развалили государство, нас даже не спросили». Что-то напоминает, правда? Согласно соцопросам, аж 70% (!) словаков разочарованы итогами «бархатной революции».

«Очень глупо получилось, — уверен владелец транспортной фирмы Йозеф Бартош. — Чешские политики утверждали: словаки ленивые, потому и бедные — деньги чешских налогоплательщиков валятся к ним, как в бездонную бочку. Словацкие политики злились, что их обвиняют в дармоедстве. Склоки начались из-за простого дефиса. Республику предложили писать как Чехо-Словакия, но чехи упёрлись, а словаки не уступали. Росли взаимные упрёки — „мы вас кормим“, „нет, это вы у нас ресурсы выкачиваете“. Название согласовали — Чешская и Словацкая Федеративная Республика... Увы, к этому времени в верхах все так перегрызлись, что приняли решение о „разводе“. Я читаю газеты — до сих пор больше половины чехов и две трети словаков считают распад страны „дурацким поступком“. Ещё бы. Зачем было отделяться, если к бывшим братьям ездим „пахать“?»

«Заживём богаче чехов»

Пиво в ресторанах Братиславы подают в основном чешское — местное «пенное», по честному признанию словаков, не особенно удалось. В супермаркетах полным-полно продуктов из Чехии: в богатых странах ЕС чешская еда не нужна, а тут, по старой памяти, покупатели охотно разбирают. Есть даже магазины, специализирующиеся на продаже чешской обуви и чешской одежды. «Сейчас ещё ничего стало, — радуется Богумил из городка Скалица, расположенного совсем недалеко от границы. — Присоединились к Шенгенскому соглашению, хоть пограничные заставы убрали. А до этого я посещал родственников в соседнем посёлке только по загранпаспорту, да в автомобильной пробке часа по четыре простаивал. Страшно раздражает для поездки к родным деньги менять — ведь в Словакии евро, в Чехии кроны. Наши политики по-прежнему из года в год обещают — скоро мы начнём жить богаче чехов. Один вопрос — когда? В чём был смысл нашей независимости?» Действительно, получилось загадочно. Два братских народа не хотели разъединяться, но политики заморочили людям головы, и в итоге вышло совсем иначе. Это как у нас за сохранение СССР на референдуме 17 марта 1991 г. проголосовало почти 78% населения, а через 9 месяцев страны не стало.

«Для чего оторвались?»

— Вроде бы не такие уж мы и бедные, — улыбается экс-сотрудник ТВ ЧССР Лойзо Новак. — Средняя зарплата в Словакии — 1000 евро (70 000 руб. — Авт.). Но, как и во время социализма, мы отстаём от чехов по уровню жизни на 20%. Посмотреть со стороны — вроде неплохо, к нам уже едут свои «гастарбайтеры» из Украины — работать сиделками у стариков. А нас всё равно гложет мысль — ну как же так? Почему у чехов дела лучше и экономика сильнее? Жили в единой стране, не было национализма — и вдруг решили расплеваться как идиоты. То же самое, насколько я вижу, произошло и в России: республики, больше всех желавшие отделиться, после краха СССР живут в бедности. Их жители едут к вам водить такси и мыть посуду. Но им не придёт в голову — зачем мы это сделали? Для чего оторвались?

И всё же есть существенное различие между развалом Советского Союза и «разводом» Чехословакии. Словаки не обвиняют Чехию в своей плохой жизни, не сваливают на её соседство все экономические проблемы, не пытаются изобразить из чехов демонов, а в местной прессе не склоняют бывшего «старшего брата» на все лады. Да, на бытовом уровне иногда случается всякое — и зависть к лучшей экономике чехов, и ссоры между чешскими и словацкими католическими священниками (были случаи, когда после «развода» те переставали общаться), и разные мелкие дрязги. Однако в большинстве своём оба народа ностальгируют по единой стране — и по-прежнему не понимают, зачем надо было её уничтожать. «Объединяться назад будет немного странно, — вздыхает бизнесмен Йозеф Бартош. — Так уж вышло, раньше следовало соображать. Попытаемся дружить — хоть у нас и разная валюта, зато границ уже нет».

Некоторым нашим бывшим соседям по СССР спустя 28 лет после «финала» Союза тоже хорошо бы наконец-то улучшить свою экономику. Но, видимо, обвинять Россию в ужасном уровне жизни куда проще и привычнее.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы