5947

Провал князя Игоря. Крах героя «Слова о полку...» предвещал катастрофу Руси

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Князь Игорь. Художник И. Я. Билибин. 1929 г.
Князь Игорь. Художник И. Я. Билибин. 1929 г. Public Domain

Ордынское нашествие, обрушившееся на Древнерусское государство в XIII веке, имело тяжелые последствия. Помимо фактической утраты суверенитета, произошла и утрата культурных ценностей.

Осколок исчезнувшей эпохи

В огнях пожаров взятых кочевниками городов безвозвратно исчезли рукописи, которые, вопреки утверждению классика XX века, к сожалению, горят. Именно поэтому «Слово о полку Игореве», произведение, описывающее события конца XII века, представляет такую ценность.

Уникальность «Слова...» заставляет спорить о нем уже более двух веков. Скептики и сегодня готовы поставить под сомнение его подлинность, считая произведение подделкой, выполненной в XVIII веке. Согласно другой точке зрения, «Слово о полку Игореве» было всего лишь одним из примеров этого литературного жанра, который мог иметь большое распространение. Просто «Слову...» посчастливилось стать тем немногим, что дошло до современников от времен, предшествовавших нашествию Батыя.

«Слову о полку Игореве» посвящены тысячи научных работ, в которых произведение разобрано по крупицам. Но что же все-таки представляли собой события, которые легли в его основу?

Они убили в себе государство

Ко второй половине XII века Древнерусское государство, как и другие европейские страны, вступило в период феодальной раздробленности. После смерти в 1132 году Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха, единая страна де-факто разбилась на отдельные княжества, не просто независимые друг от друга, но и находящиеся зачастую во враждебных отношениях.

При этом внешняя угроза в виде половцев никуда не делась. Половецкие ханы, пользуясь благоприятными условиями, наносили весьма болезненные удары. Едиными силами русичи вполне могли нанести сокрушительный удар по половцам, что наглядно продемонстрировал еще Мономах. Но проблема была в том, что собрать такие силы практически не представлялось возможным. Поэтому сражались с внешним врагом кто во что горазд и с куда меньшим усердием, чем с соплеменниками. Более того, частенько половцев использовали в междоусобных войнах: князья женились на знатных половчанках. И регулярно в борьбе со своими родственниками — другими князьями — звали на помощь родственников уже половецких, которые с удовольствием воевали то за одного князя против другого, то наоборот. Ведь они-то все равно оставались в прибытке.

2 апреля 1151 года в семье князя Святослава Ольговича родился сын, нареченный Игорем. Папа будущего героя «Слова...» отметился неоднозначной историей в Новгороде, которая была связана с его вторым браком. Местные священнослужители категорически не желали венчать князя с его избранницей, что было из ряда вон выходящим событием. Есть версия, что Святослав Ольгович решил второй раз жениться, несмотря на то, что его первая супруга была жива.

Прирожденный воин

Как бы то ни было, родитель воспитывал сына в традициях того времени. С ранних лет Игоря учили скакать на коне и владеть оружием, и в свой первый военный поход он выступил в возрасте 7 лет. А в 17 лет Игорь Святославич вошел в «штурмовую бригаду» князя Андрея Боголюбского. Властитель Владимиро-Суздальского княжества захватил Киев и подверг его грабежу. Оставаться в бывшей столице Древнерусского государства Боголюбский не собирался: к тому моменту значение города стремительно падало, и княжение в нем было скорее по инерции престижно, чем действительно нужно.

Спустя два года Игорь принял участие в первом своем походе против половцев и проявил себя с лучшей стороны, нанеся противнику серьезное поражение.

Но времена были интересными: как уже говорилось, гоняя половцев по степям, русские князья охотно принимали их помощь, если доходило до очередных княжеских распрей. Так что Игорь Святославич, ставший в 1180 году князем Новгород-Северским, имел богатый опыт боев как против половцев, так и вместе с ними.

Назло князю киевскому

В 1184 году на фоне установившегося в русских землях перемирия князьям удалось собрать мощное объединенное войско, которое разгромило половцев в битве на реке Орели.

Успех действительно был крупным: большое количество убитых вражеских воинов, богатая добыча, 14 плененных половецких ханов. При этом Игорь Святославич в битве не участвовал, довольствовавшись лишь последующими второстепенными действиями.

Русские князья были не прочь развить успех, и в 1185 году киевский князь Святослав Всеволодович отправился собирать новое войско. В это время Игорь Святославич решил действовать сам, поскольку полагал, что половцы серьезной угрозы не представляют.

Авантюру Игоря поддержали его брат Всеволод, князь Курский, и племянник Святослав Ольгович, князь Рыльский.

Войско решительно двинулось к Северскому Донцу, совершенно не принимая в расчет силы противника. Между тем половцы, битые за год до этого, объявили в буквальном смысле тотальную мобилизацию, и Игорь Святославич, образно говоря, лез в самую середину растревоженного осиного гнезда.

Разгром и пленение остатков половецкого войска полком Владимира Глебовича Переяславского.
Разгром и пленение остатков половецкого войска полком Владимира Глебовича Переяславского

Неверное решение

Тем не менее первая схватка закончилась победой русского войска: противник был обращен в бегство, оставив триумфаторам богатые трофеи. Но Игоря Святославича смутило то, что половцев оказалось куда больше, чем ожидалось, и были они настроены крайне ожесточенно.

Князь имел за плечами богатый военный опыт и отдавал себе отчет в том, что с главными силами еще не встретился. Поэтому Игорь раздумывал, не стоит ли свернуть затею прямо сейчас, пока не случилось непоправимое.

Но родственники убеждали: не добившись полной победы, он точно не добьется всеобщего одобрения, а преждевременное возвращение расценят как трусость. К тому же уверенности в том, что половцы действительно могут собрать свои силы в кулак, не было.

И Святославич пошел вперед, полагаясь на удачу. Это, конечно, в итоге и привело к полному провалу. Согласно Ипатьевской летописи, перед битвой князь заметил, что они собрали на себя «всю землю половецкую». Преувеличением это не было: с самого начала сражения русичам пришлось драться, по сути, в окружении. Численное превосходство сыграло свою роль, и вскоре стало понятно, что избежать поражения не удастся.

Картина Васнецова В. М. «После побоища Игоря Святославича с половцами»
Картина Васнецова В. М. «После побоища Игоря Святославича с половцами»

Наголову разбиты

У князей был выход: в конном строю они могли вырваться и уйти от погони. Но Игорь Святославич не захотел оставлять на произвол судьбы воинов пешего строя, которые практически не имели шансов устоять в одиночку.

В конечном счете измотанные боем воины побежали, и это стало началом конца. Попытки князя спасти ситуацию не помогли. И сам он, и его родственники оказались в плену, а войско было наголову разбито.

Половцы попытались воспользоваться ситуацией, но Святослав Всеволодович, узнав о поражении князя Игоря, успел организовать оборону русских земель. Половцы настаивать не стали, понимая, что второй раз подряд может и не повезти.

Половецкий плен, конечно, был штукой неприятной, но князья и ханы давно знали друг друга, находились в родственных связях. Хан Кончак выступил своего рода поручителем за безопасность русского пленника.

Из плена — с семьей

В роковой поход Игорь отправился вместе с 14-летним сыном Владимиром, который, как и он сам, оказался в плену. И следующий поступок князя был едва ли не авантюрнее, чем сам поход: он сбежал из плена, оставив наследника в руках хана.

В иных условиях за такую выходку отца парня могли обречь на лютую смерть. Но Кончак был человеком дальновидным и поступил иначе: женил Владимира на своей дочери. К отцу Владимира отпустили спустя два года, и ехал он уже не только с супругой, но и с маленьким сыном Изяславом.

Невестка-половчанка и внук, одновременно приходившийся внуком Кончаку, не отвадили князя Игоря от желания гоняться за половцами по степям. Впрочем, больших успехов на этой ниве он не добился.

На ошибках не учатся

Поражение Игоря Святославича в 1185 году фатальных последствий для русских земель не имело. Тем не менее это был повод задуматься о том, к чему могут привести такие сражения отдельными дружинами отдельных князей.

Урок по большому счету впрок не пошел. В 1223 году русские и половцы будут жестоко разгромлены монгольским войском в битве на реке Калке. Это была лишь проба сил перед полномасштабным вторжением, которое через полтора десятилетия осуществит Батый.

Не факт, что русичи устояли бы в битвах с ордынцами, выступай они даже объединенными силами. Скорее нет: на тот момент монголы были лучшей «военной машиной» своего времени, противостоять которой не могли ни огромные армии Средней Азии, ни русские дружины, ни европейские рыцари. Но русские даже не попытались встать все вместе плечом к плечу: старые обиды и личные амбиции остались на первом месте, как и у Игоря Святославича.

К слову, по одной из версий, в битве на Калке погиб внук князя Игоря Изяслав Владимирович. По другой гипотезе, сын русского князя и дочери половецкого хана пережил и Калку, и нашествие Батыя, а погиб уже в 1250-х годах в очередной княжеской междоусобице, которые не прекратились даже после ордынской катастрофы.

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество