10781

Последний бой «20-го блока». Как советские пленные восстали в Маутхаузене

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Памятник в деревне Рид-ин-дер-Ридмарк.
Памятник в деревне Рид-ин-дер-Ридмарк. © / Cecil / Commons.wikimedia.org

В 2001 году в австрийской деревне Рид-ин-дер-Ридмарк был установлен памятник: множество перечеркнутых палочек на камне и всего лишь несколько незачеркнутых. Этот монумент — единственное напоминание о восстании советских военнопленных в концентрационном лагере Маутхаузен в ночь со 2 на 3 февраля 1945 года.

Ад посреди австрийских красот

В августе 1938 года, спустя несколько месяцев после аншлюса, по приказу властей Третьего Рейха в живописном месте близ австрийского Линца началось строительство нового объекта. Посреди австрийских красот создавался новый концентрационный лагерь особо строго режима.

Первыми заключенными Маутхаузена были особо опасные уголовные преступники, но уже с весны 1939 года его начинают использовать в качестве места содержания особо опасных для режима политических заключённых.

Маутхаузен считался лагерем третьей категории, что означало максимально строгий режим. В гитлеровской иерархии дальше следовали только «лагеря смерти».

Впрочем, истребление людей практиковалось и в Маутхаузене — из 335 тысяч узников, прошедших через лагерь за все время его существования, более 122 тысяч погибли.

Летом 1944 года в концлагере был создан особый «блок № 20», который заключенные Маутхаузена сразу назвали «блоком смерти». На изолированной территории, отделенной от остальной территории лагеря, содержались узники «Aktion K», то есть подлежащие «казни через расстрел».

«20-й блок»

За исключением небольшого числа югославских партизан, в «блоке № 20» содержали исключительно попавших в плен солдат и офицеров Красной Армии. Речь шла о тех, кого не удалось сломить, тех, кто в прежних своих лагерях собирал подпольные группы и готовил побеги.

Смертников «20-го блока» истребляли изощренно: кормили один раз в три дня, содержали в неотапливаемом бараке, ежедневно подвергали изнурительным «физическим упражнениям — ползанию и безостановочному бегу. За малейшую провинность избивали, нередко до смерти. Кроме того, «20-й блок» использовался для тренировок надзирателей-новичков из СС — на узниках они отрабатывали навыки истязаний и убийств.

Порой охранники оставляли на крюках, использовавшихся для пыток, ремни — таким образом измученным людям предлагалось сводить счеты с жизнью.

Узники Маутхаузена практически не видели обитателей «блока № 20» живыми. А те, кто видел трупы, которые привозили в крематорий, не мог забыть этой картины — обтянутые кожей скелеты с многочисленными травмами и гниющими язвами мало походили на людей.

В этом и заключался замысел нацистов — прежде чем умереть, советские военнопленные должны были лишиться человеческого облика, потерять разум.

За время существования «блока № 20» в нем погибли, по разным данным, от 3500 до 6000 солдат и офицеров Красной Армии.

Узники Маутхаузена.
Узники Маутхаузена. Фото: www.globallookpress.com/ Scherl

Несломленные

Условия в блоке смертников должны были убить саму мысль о возможности сопротивления. Но, тем не менее, в начале 1945 года узники готовились к восстанию.

Иллюзий никто не питал — все понимали, что гитлеровцы не дадут им дожить до прихода своих. В ходе восстания многим неизбежно предстояло погибнуть, но военнопленные готовы были пойти на это ради того, чтобы кому-то удалось вырваться на свободу.

Среди руководителей восстания были летчики — командир 306-й штурмовой авиационной Краснознамённой дивизии гвардии полковник Александр Исупов, попавший в плен после того, как его самолет был сбит в марте 1944 года под Николаевом, и Герой Советского Союза подполковник Николай Власов, сбитый под Ленинградом в 1943 году.

И того, и другого немцы активно склоняли к сотрудничеству, предлагали им высокие посты в Русской освободительной армии генерала Власова. Но оба летчика не только отвергли эти предложения, но и призывали других своих товарищей к стойкости и сопротивлению. Это упрямство и привело офицеров в «20-й блок Маутхаузена».

Замысел был такой: разделенные на несколько штурмовых групп узники должны были атаковать пулеметные вышки и заставить их замолчать. В качестве главного оружия планировали использовать два огнетушителя, а также обломки разбитого умывальника, булыжники, куски угля, даже деревянные колодки. Далее при помощи досок планировалось закоротить ограждение из колючей проволоки, а затем, набросав на нее тряпок, заключенные собирались перебраться через ограждение и вырваться на свободу.

Прорыв

Из 570 заключенных «блока № 20» примерно 70 были неходячими. Бежать они не могли, более того, прекрасно понимали, что побег остальных станет поводом для их немедленной казни. Но они просили только об одном: «Ребята, доберитесь до своих, расскажите о нас!»

Восстание должно было начаться в ночь с 28 на 29 января 1945 года. Однако накануне из «блока № 20» увели 25 человек, в том числе руководителей восстания Исупова и Власова. Всех их казнили.

До сих пор неясно, стало ли гитлеровцам известно о планах заключенных или казнь стала лишь трагическим совпадением.

Даже это не сломило узников. Место руководителей заняли другие офицеры, а датой восстания определили ночь со 2 на 3 февраля 1945 года.

Другие заключенные Маутхаузена были разбужены громкими криками «Ура!» и звуками пулеметной стрельбы. Через какое-то время стрельба прекратилась и все стихло. Но на следующее утро по искаженным злобой лицам лагерной администрации стало ясно: смертники из «20-го блока» совершили невозможное.

Полуживые люди предприняли яростную атаку, по сути, с голыми руками. Они гибли десятками, но все-таки им удалось захватить одну из пулеметных вышек. Завладев пулеметом, они расстреляли охрану на двух других вышках. После этого, прорвав заграждение, смертники покинули Маутхаузен.

При температуре минус 8 они бежали по глубокому снегу, одетые в тонкие тюремные робы, почти босые. В схватке с охраной погибли около 80 военнопленных. Четыреста девятнадцать обрели свободу.

Окрестности Маутхаузена.
Окрестности Маутхаузена. Фото: www.globallookpress.com/ Scherl

«Охота на зайцев в округе Мюльфиртель»

По плану руководителей восстания, прорвавшиеся должны были уходить в разные стороны мелкими группами, что должно было максимально затруднить нацистам их розыск.

Узники «20-го блока» не учли только одного обстоятельства. Зная, что война идет к неизбежному разгрому нацистов, они рассчитывали если не на помощь, то хотя бы на нейтральное отношение местного населения. Тем более вокруг были австрийцы, которые, как считалось, и сами в некоторой степени являлись жертвами Третьего Рейха.

Комендант лагеря, штандартенфюрер CC Франц Цирайс был уверен в обратном. На поиск беглецов подняли ополченцев-фольксштурмистов, «Гитлерюгенд» и обыкновенных местных обывателей.

«Вы же охотники, — убеждал жителей местных деревень эсэсовец, — примите участие в самой лучшей охоте!»

То, что происходило дальше, сегодня в Австрии не любят вспоминать. Расправу над советскими военнопленными назвали «Mühlviertler Hasenjagd», что дословно переводится как «Охота на зайцев в округе Мюльфиртель».

Трупы убитых свозили в деревню Рид-ин-дер-Ридмаркт. Сегодня страшно читать даже описание того, что добропорядочные австрийцы творили с бежавшими военнопленными — их закалывали вилами, разбивали головы, вспарывали животы. В зверских убийствах охотно принимали участие женщины и дети. Юноши из «Гитлерюгенда» коллекционировали отрезанные уши убитых.

Одна за всю Австрию

Обнаруженных беглецов считали с помощью перечеркнутых палочек на доске, и однажды эсэсовцы объявили: «Счет сошелся».

Это было неправдой. Нескольким смертникам из «блока № 20» удалось выжить. Спустя двадцать лет после войны советский писатель Сергей Смирнов, первым описавший подвиг защитников Брестской крепости, начнет по крупицам собирать сведения о восстании в Маутхаузене.

В рассказе «Последний бой смертников» он назовет имена тех, кто смог вернуться на Родину — Виктор Украинцев, Иван Битюгов, Владимир Шепетя, Александр Михеенков, Иван Бакланов, Владимир Соседко, Иван Сердюк. Одним помогли соотечественники из числа угнанных на работы в Третий Рейх, другие каким-то невероятным образом выжили до окончания войны, самостоятельно прячась в лесах.

Среди австрийских обывателей, присоединившихся к зверствам эсэсовцев, нашелся человек, сделавший иной выбор.

Крестьянка Мария Лангталер вместе с членами своей семьи спрятала в своем доме двоих беглецов — Михаила Рыбчинского и Николая Цемкало. Она действительно рисковала — поклонники издыхающего «тысячелетнего Рейха», не задумываясь, убили бы и ее вместе с военнопленными. Однако Марии удалось сохранить свою тайну вплоть до 5 мая 1945 года, когда пришли подразделения американской армии.

Общее число участников восстания, которые спаслись, до сих пор точно неизвестно.

Коменданта Маутхаузена повесили на лагерной решетке

В мае 1945 года узники концлагеря Маутхаузен были освобождены частями армии США. Служащие концлагеря были арестованы и в 1946 году предстали перед судом американского военного трибунала. Все подсудимые (61 человек) были признаны виновными, 58 из них были приговорены к смертной казни, трое — к пожизненному заключению. Девятерым приговоренным к смерти удалось добиться снисхождения и замены казни на пожизненное заключение. Смертные приговоры были приведены в исполнение 27–28 мая 1947 года.

Коменданта Маутхаузена, организатора «Охоты на зайцев в округе Мюльфиртель» Франца Цирайса среди них не было.

23 мая 1945 года американские военные ранили его при попытке скрыться. Он был доставлен в госпиталь, где успел дать показания, а двумя днями позже скончался при неясных обстоятельствах. Бывшие заключенные Маутхаузена нарисовали на ягодицах обнаженного трупа своего мучителя свастику, на спине написали «Хайль Гитлер» и повесили тело на лагерном ограждении. Представители американских войск не препятствовали им в этом начинании.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы