aif.ru counter
09.11.2019 00:05
11002

После войны. Николай Стариков о туфлях Сталина и планах США напасть на СССР

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Какой участковый нужен народу? 06/11/2019
Иосиф Сталин в своем рабочем кабинете.
Иосиф Сталин в своем рабочем кабинете. © / РИА Новости

30 лет назад, 9 ноября 1989 г., в столице Восточной Германии начали разрушать знаменитую Берлинскую стену.

Строительство её началось во времена Хрущёва, но основы разделения Германии были заложены ещё при Сталине. Писатель и публицист Николай Стариков в своей новой книге «Сталин после войны. Книга 1: 1945–1948 гг.» подробно разобрал этот период. «АиФ» обратился к автору за разъяснениями.

«Германию делили не мы»

Виталий Цепляев, «АиФ»: Николай Викторович, вы изучили послевоенный период жизни Сталина. Готовы ли подтвердить, что именно он стал инициатором разделения Германии на просоветскую и прозападную?

– Нет, это миф. Наоборот, Сталин выступал за целостную Германию. Её разделение стало лишь зримой частью разделения всего континента. Запад начал нагнетать конфронтацию с СССР, демонизировать нашу страну. А Сталин пытался этому противодействовать. Посмотрите его интервью после 1945 г. – вы увидите там призывы к миролюбию, запрету ядерного оружия. Он прямо говорил, что страны с различным социальным строем могут прекрасно уживаться и торговать, отправлять друг к другу студентов, музыкантов, артистов и др. Вы не найдёте ни одного выступления, где бы Сталин угрожал Западу, призывал к разделению Европы.

– Почему же в 1948 г. началось разделение того же Берлина, завершившееся в 1961-м постройкой стены?

– Всё очень просто. Но сначала надо напомнить читателям, что, после того как Красная армия взяла Берлин, она по доброй воле выделила в этом городе нашим союзникам – англичанам, американцам и французам – сектора, которые те могли контролировать. При этом вокруг Берлина сущест­вовала советская зона оккупации – граница, до которой дошли союзные войска, проходила значительно западнее. В 1948 г. британская, американская и французская зоны оккупации в Западной Германии слились в так называемую Тризонию. И вскоре там происходит событие, ставшее началом реального разделения Германии, – денежная реформа.

Всем немцам, проживавшим в Тризонии, поменяли 60 дойчемарок на новые деньги. Остальные дензнаки (рейхсмарки, рентные марки, марки союзных военных органов) теряли свою ценность. Вся старая наличность должна была до 26 июня 1948 г. быть сдана и зачислена на специальные счета, которые замораживались на несколько лет. Обмен сбережений проводился по грабительскому курсу. Ещё более печальная участь ждала юридические лица: предприятия получали по 60 марок на 1 занятого, все обязательства государства в старых рейхсмарках аннулировались безо всякой компенсации. Одновременно реформа прошла в западных секторах Берлина. Специально для них была выпущена ещё одна денежная единица – марка Б, которую тоже меняли на старые деньги на невыгодных условиях. В результате, чтобы избежать потери сбережений, жители Западного Берлина мешками понесли свои старые деньги туда, где они ещё ходили, – в Восточный Берлин. И его властям пришлось остановить свободное передвижение соседей по своей территории, иначе бы в магазинах скупили всё подчистую.

Кстати, СССР предлагал союзникам ввести единую валюту на всей территории Германии. Но они отказались. И тогда нам ничего не оставалось, как провести свою денежную реформу на восточных немецких территориях.

А через какое-то время, в 1949 г., США, Британия и Франция устроили выборы в сепаратный парламент Западной Германии, который и провозгласил образование ФРГ. Уже как ответ спустя несколько месяцев на карте Европы по­явилась социалистическая ГДР. Так было официально закреплено разделение немецкого народа, и вовсе не Сталин оказался тому виной.

США хотели воевать с СССР руками немцев

– Чем можно объяснить относительно миролюбивый настрой Сталина по отношению к Западу в эти годы? Не тем ли, что у США атомная бомба уже была, а СССР создаст её только в 1949 г.? Ведь наша страна в те годы была крайне уязвимой.

– Дело не в этом. Ведь и после 1949 г., когда СССР атомную бомбу испытал, советское миролюбие никуда не делось. Нет ни одной страны, на которую бы напал Советский Союз при Сталине после окончания Второй мировой. Да и зачем ему была нужна война? Мы и так получили большую зону влияния в Европе. А по всему миру, вдохновлённые победой СССР, начали разворачиваться национально-освободительные движения.

А вот у американцев планы по нападению на СССР были. Самый известный – операция «Немыслимое», задуманная сразу после разгрома фашистской Германии. Неразоружённые немецкие части, численностью до миллиона человек, сидели в лагерях англичан, прекрасно кормились, получали довольствие, деньги и отпуска. Зачем? Затем, чтобы в удобный момент можно было бросить их против вчерашнего союзника. Были и другие планы, подразумевавшие на первом этапе нанесение массированных авиаударов по советским городам, – по примеру того, как союзники стёрли с лица земли Дрезден. А после Хиросимы, естественно, рассматривался уже вариант атомной бомбардировки… Но перед американцами возникла серьёзная проблема под названием советская ПВО. Нанести массированный удар без потери большого количества самолётов было невозможно, для СССР такой удар не стал бы смертельным. Кстати, одной из первостепенных задач, которую Сталин поставил после войны, был скорейший запуск в серию реактивных истребителей.

Был и остался аскетом

– Культ личности Сталина после войны, по идее, должен был достичь пика. Это так?

– Я бы не сказал, что культ усилился. В 1949 г. отмечалось 70-летие Сталина – широко и по всему миру. Единственным из руководителей крупных государств, кто не поздравил Сталина с юбилеем, был президент США Трумэн.

Когда принималось решение о строительстве нового здания МГУ, раздавались голоса, что по случаю юбилея можно было бы назвать университет именем Сталина. Но Сталин сказал, что он никакой не учёный и университет должен носить имя Ломоносова. Точно так же ранее он отверг предложение поставить ему памятник в Берлине – в итоге в Трептов-парке появилась скульптура не советского лидера, а простого воина. Известно и о том, что Сталин жалел, дав согласие на присвоение ему звания генералиссимуса. А от того, чтобы носить специально пошитую ему по этому случаю роскошную форму (мундир по модели времён Кутузова, с высоким воротником, и брюки с позолоченными лампасами), он отказался наотрез. В бытовой жизни он был и остался аскетом, годами носил одни и те же ботинки. Есть воспоминания о том, что его охрана, видя, насколько уже изношены его туфли, решила подарить ему на 70-летие новые. Но, заметив подмену, Сталин устроил скандал и по­требовал вернуть ботинки, к которым привык.

– За что Сталин так обошёлся с героем войны Георгием Жуковым? Не за то ли, что легендарный маршал засветился в истории с вывозом ценностей из Германии? Вы упоминаете в книге, что «у Жукова было изъято 17 золотых часов, 15 ­золотых кулонов, свыше 4000 м ткани, 323 меховые шкурки, 44 ковра и гобелена, 55 картин, 55 ящиков посуды, 20 охотничьих ружей и т. д. и т. п.». Всё это с и­юля по октябрь 1945 г. вывозили спецрейсами в Моск­ву.

– Я думаю, это было лишь поводом. Жуков действительно вёл себя нескромно. И, наверное, существовало определённое опасение со стороны Сталина, который за свою карьеру видел немало реальных заговоров. Он мог подозревать, что нескромность Жукова может перерасти в некий бонапартизм. Да и Георгий Константинович сам давал повод для таких опасений. Ведь он приписывал себе авторство чуть ли не всех побед во всех сражениях войны.

Но надо отдать должное Сталину – с Жуковым он поступил достаточно мягко. Маршал был лишь понижен в должно­сти и назначен командующим Одесским военным округом. А под самый конец своей жизни – осенью 1952 г., на XIX съезде партии, Сталин вернул Жукова в политику, сделав кандидатом в члены ЦК.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество