Примерное время чтения: 6 минут
5943

«Открытие» России. Как Англия хотела колонизировать нашу страну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. Состоянье у тебя историческое 30/08/2023
Корабль Ричарда Ченслора Edward Bonaventura.
Корабль Ричарда Ченслора Edward Bonaventura. Commons.wikimedia.org

470 лет назад, 24 августа 1553 года, напротив русского села Нёнокса, что на Двинской губе, появился корабль под командованием капитана Ричарда Ченслора. Назывался он Edward Bonaventura, что в переводе значит «Благое предприятие Эдуарда». Название говорящее — предприятие юного английского короля Эдуарда VI действительно обещало стать благим.

О наличии России даже не догадывались?

Эта дата занесена во все исторические календари. Считается, что 24 августа 1553 года Англия как бы открыла для себя Россию, после чего между двумя странами, находящимися на крайнем западе и крайнем востоке Европы, моментально были налажены прочные дипломатические и взаимовыгодные торговые отношения.

Причём особо отмечается изумление англичан, встретившихся с русскими. Дескать, мореходы Туманного Альбиона искали северный морской путь в Китай и Индию, а о России не имели ни малейшего представления и были весьма удивлены, что очутились не в Индии, а на Русском севере.

Трудно сказать, чего здесь больше — правды или лжи. С одной стороны, англичане действительно были заинтересованы в поиске альтернативного морского пути в Индию. Маршрут, лежавший в обход Африки, через Мыс Доброй Надежды, контролировался португальцами. Маршрут, идущий через Атлантику, в обход Южной Америки, а потом через Тихий и Индийский океаны, был слишком долог и контролировался испанцами. Так что Англии волей-неволей приходилось изыскивать какие-то другие варианты.

Однако это — единственная правда. Всё остальное — ложь, причём наглая и беззастенчивая. О существовании России в Англии знали прекрасно. Да и как не знать, если дипломатические отношения между странами поддерживались пусть не регулярно, но всё же достаточно часто? Скажем, в 1524 году в Англии проездом побывало русское посольство князя Ивана Засекина и дьяка Семёна Трофимова, направлявшееся в Испанию. Между прочим, именно с их лёгкой руки в Англии установилась мода на русские меха.

Чего на самом деле хотели англичане

То же самое можно сказать и о торговых отношениях. Утверждать, что английские предприниматели ничего не ведали о русских товарах, может только круглый невежа. Ганзейский торговый союз, контролировавший торговлю на всей Балтике ещё с XIV столетия, имел свои конторы не только в Любеке и Гамбурге, но и в Новгороде, и в Брюгге, и, внимание — в Лондоне.

Так что Ричард Ченслор прекрасно знал, куда он отправлялся. А всё изумление при «случайной» встрече с русскими было наигранным. И преследовало одну-единственную цель — замаскировать истинные цели «Благого предприятия Эдуарда».

Тут надо обратить внимание на время, подобранное англичанами для «случайного открытия» России. В 1552 году Иван Грозный присоединяет к Русскому Царству Казанское ханство. В 1557 году — Астраханское ханство. На практике это значило, что теперь Россия имеет доступ не только к Белому морю, но и к Каспийскому. Причём на всём протяжении течения Волги путь, контролируемый русским царём, становился относительно безопасным. А выход в Каспий — это прямой доступ к Персии, переполненной индийскими и собственными пряностями, к стране, где производится шёлк ничуть не хуже китайского.

Для англичан это была прямая выгода, и они ковали железо, пока горячо. До присоединения к Русскому царству Астрахани английские мореходы ещё пытались отыскать и освоить Северный морской путь в Китай — в 1556 году капитан Стивен Барроу на судне «Serchthrift», что в переводе значит «ищущий выгоды», с помощью русских поморов предпринял экспедицию к устью реки Оби. Но уже в год присоединения Астрахани англичане заморозили все северные проекты — в 1557 году член Английской Московской компании Энтони Дженкинс обратился к русскому царю с просьбой разрешить волжский транзит в Персию. В 1558 году Дженкинс уже добирается до Астрахани и до персидского города Гилян. И понимает, что нашёл золотое дно.

«Ползучая колонизация»

Перспективы открывались самые головокружительные — Англия теперь выигрывала конкурентный забег у той же Португалии. Сравните сами — караванный путь от Гиляна до портового города Ормуз, что в Персидском заливе, занимал 90 дней, а один верблюд мог нести лишь два тюка шёлка-сырца. Причём караванная перевозка этих двух тюков в пересчёте на русские деньги того времени стоила 2 рубля 63 копейки. А перевозка тех же двух тюков по Каспию и Волге занимала от силы месяц и обходилась в 1 рубль 50 копеек.

Уже к 1569 году Московская компания достигла наивысшего расцвета. Её конторы были открыты в Холмогорах, Новгороде, Пскове, Москве, Ярославле, Казани и Астрахани. Она имела право беспошлинной торговли по всему Русскому царству и монопольное же право торговли с Персией. Дело дошло до того, что в Новгороде и Москве чеканилась и имела хождение английская монета... Словом, Русское царство фактически утратило контроль над транзитной торговлей по Волге. Попутно из страны выкачивалось стратегическое сырьё и товары в виде пеньки, канатов, леса и смолы. Вот любопытное замечание шведского историка Артура Атмана, изучавшего торговые связи России и Англии: «Английский флот, построенный в эти годы и победивший испанскую Непобедимую Армаду в 1588 году, был оснащен преимущественно русскими материалами...»

Именно так выглядит то, что называют «ползучей колонизацией». К счастью, правительство Ивана Грозного, а также его наследника и преемников успело сообразить, что, пустив дело на самотёк, можно потерять страну. Привилегии англичанам начали потихоньку срезать, а гайки — закручивать. Что вызвало в Лондоне бурю негодования. В самом деле — что это себе позволяют какие-то там «туземцы», которые были «случайно открыты» нашими славными мореходами? Не лучше ли будет загнать их в политическое небытие, а над страной, так удобно расположенной, установить свой протекторат?

Английским купцам указали на дверь

Такие планы были. Уже в XVII столетии, воспользовавшись Смутой, англичане разрабатывают амбициозный проект колонизации Русского севера и всей Волги — от истока до устья. Капитан Томас Чемберлен в 1612 году уверял короля Якова I Стюарта: «Здешний народ желает отдаться в руки какого-нибудь государя, способного защитить его, и желает подчиниться правлению иностранца, видя, что никого не осталось из его собственных государей... Если бы Ваше Величество получило суверенитет над той частью Московии, которая лежит между Архангельском и рекой Волгой, вместе с путём по этой реке до Каспийского или Персидского моря, или по крайней мере, протекторат над нею, это было бы величайшим и счастливейшим предложением, которое когда-либо делалось королю нашей страны».

От этой участи Россию спас лишь всплеск национального самосознания. В том же самом году ополчение Минина и Пожарского освободило Москву, а в следующем году на русский трон был избран русский царь Михаил Романов. И уже его сын, царь Алексей Михайлович Тишайший, издал именной указ с характерным названием: «О высылке Английских купцов из России и о приезде им токмо к Архангельску, за многие несправедливые и вредные для торговли Российской поступки».

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах