aif.ru counter
09.10.2019 00:08
11601

«Обжираются за наш счёт». Как и против чего в СССР бастовали рабочие?

Забастовка шахтеров Донбасса.
Забастовка шахтеров Донбасса. © / Алексей Курбатов / РИА Новости

30 лет назад в СССР приняли закон «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)». Впервые в нашей стране трудящиеся получили право на забастовку.

До 9 октября 1989 года в советском законодательстве не было даже термина «коллективные трудовые споры». Проведение же каких-либо забастовок в нашей стране не разрешалось, но и не запрещалось. Просто считалось, что для этого в СССР нет социальной базы. А раз нет этой самой базы, то нет и споров, поэтому в законодательном порядке и регулировать нечего.    

Однако к концу 1980-х экономическая и политическая ситуация в Советском Союзе серьёзно обострилась. В стране не было нормального снабжения, наблюдался дефицит всего и вся, к тому же на некоторых предприятиях стали задерживать зарплату. И советские граждане от митингов плавно перешли к забастовкам. Власть же в спешном порядке взялась за законотворчество. Правда, написанный тогда закон о порядке разрешения трудовых споров представлял собой громоздкую и плохо работающую на практике конструкцию, разрешить все конфликты на предприятиях он был не в состоянии. Тем более что забастовочное движение к осени 1989 года получило уже слишком широкое распространение, а многие забастовщики выдвигали не только экономические, но и политические требования.

«Суконная зарплата»

Долгие годы советская историография рисовала картину бесконфликтных взаимоотношений между властью и опорой этой самой власти: рабочим классом. На самом же деле рабочие забастовки в большевистской России происходили уже с первых лет ее существования. Особенно новую власть напугали забастовки в «колыбели революции» — Петрограде — ранней весной 1919 года. Тогда их объявили белогвардейско-эсеровскими происками. В принятой в 1922 году на XI съезде партии директиве говорилось, что если забастовки на частных предприятиях являются инструментом и выражением классовой борьбы между трудом и капиталом, то в пролетарском государстве такие способы борьбы могут быть объяснены исключительно бюрократическими извращениями и остатками «капиталистической старины» в учреждениях пролетарского государства. Упоминалось и о политической и культурной отсталости трудящихся масс. А между тем в условиях тяжёлой экономической ситуации после завершения Гражданской войны эти самые «трудящиеся массы» боролись не за улучшение материального положения, но часто просто-напросто за физическое выживание. 

Наибольшее количество забастовок пришлось на 1922 год, в них приняло участие около 200 тыс. человек. В Москве только за 9 месяцев этого года прошло 89 забастовок. Основной причиной конфликтных ситуаций на предприятиях была хроническая задержка зарплаты. Из-за нехватки средств на некоторых предприятиях рабочим вместо денег стали выдавать всевозможные ордеры в заводские лавки, где товары, как правило, были дороже и хуже, чем на рынке. Сильное недовольство стала вызывать распространённая практика выдачи части зарплаты продукцией предприятия. Так, например, текстильщики Ульяновской области в 1924 году до 80% зарплаты получали сукном, продав которое, они теряли чуть ли не половину зарплаты. Согласно информационным сводкам ОГПУ, главными причинами забастовок в конце 1920-х — начале 1930-х годов были недовольство обеспечением продовольствием, снижение заработной платы и плохие условия труда. «Рабочие, нас морят голодом, нам сознательно не выплачивают заработной платы, мы порою не видим куска хлеба, в то время как власти упиваются и обжираются за наш счёт. Давайте скажем: долой таких борцов за рабочее дело!» — говорилось в листовке, найденной чекистами в одном из рабочих общежитий. И подобных листовок было много.

«Мыльный просчёт»

С 1930-х и до второй половины 1950-х годов забастовок в СССР практически не было. Но уже в 1956 году плохие условия труда спровоцировали возмущение свердловских рабочих. В июне 1962 года была расстреляна демонстрация бастовавших рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода и присоединившихся к ним жителей Новочеркасска, протестовавших против повышения розничных цен на мясо, мясные продукты, сливочное масло и низких расценок за труд. В эти же дни листовки против повышения цен и с призывами поднимать рабочих на протест появились во многих других городах, рабочие волнения отмечались в Донецке, Кемерове, Краматорске, Омске. Документ из «особой папки», рассмотренный на заседании Секретариата ЦК КПСС 20 января 1970 года, приводит данные о том, что в 1969 году отказы от работы (то есть забастовки) были в 20 производственных коллективах. Отмечалось, что «нездоровые высказывания» и призывы не выходить на работу звучали в Коми АССР, Ростове и Челябинске. 

В 1980 году тот же партийный Секретариат принимает постановление «О некоторых негативных проявлениях, связанных с недостатками в организации и оплате труда рабочих и служащих». В нём снова говорится об «отдельных фактах прекращения работы», которые, как следует из этого документа, имели место по всей стране. Первыми открытыми массовыми забастовками в СССР стали протесты шахтёров. Они же и были наиболее массовыми и организованными. 2 марта 1989 года в Воркуте началась первая забастовка на шахте «Северная», а летом многотысячные забастовки охватили все шахтёрские регионы. В июле межшахтный забастовочный комитет выставил требования правительственной комиссии, среди которых была отмена статьи Конституции СССР о руководящей и направляющей роли партии. А ведь незадолго до этого шахтёры требовали куда меньшего: в частности, обеспечить их простым хозяйственным мылом. Возможно, направь тогда руководящая партия в бастующие регионы спецсоставы с мылом, и история страны могла бы пойти по другому пути.  

Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество