3547

«Казнили настоятеля». Как уголовщину выдают за зверства большевиков

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Соловецкий монастырь.
Соловецкий монастырь. © / Commons.wikimedia.org

​Тиражирование жутких мифов о советском периоде — это особый вид деятельности, имеющий своих увлеченных поклонников. Зачастую однажды запущенный миф со временем начинает восприниматься как устоявшаяся истина, не требующая подтверждений.

«Настоятеля сожгли заживо»

Популярный блогер Илья Варламов выпустил на своем YouTubе-канале фильм «Карелия: погружение в русскую сказку», в котором, помимо всего прочего, коснулся и истории Соловецких островов.

«В XV веке здесь появилось первое монашеское поселение, — рассказал Варламов. — А уже через сто лет острова стали использовать как место ссылок. В 1920 году красноармейцы ликвидировали монастырь, а его настоятеля сожгли заживо».

Стоит отметить, что Варламов не является первоисточником сказки о «заживо сожженном большевиками настоятеле». Вот, например, как этот рассказ изложен на одном из сайтов: «В 1920 году властью советов Соловецкий монастырь был ликвидирован и его руководство сослано. У монахов, видимо, пытались выяснить, где спрятаны сокровища монастыря, но безрезультатно. Поэтому последний настоятель Соловецкой обители архимандрит Вениамин (Кононов) и его келейник иеромонах Никифор (Кучин) были сожжены заживо».

Архимандрит Вениамин (Кононов).
Архимандрит Вениамин (Кононов). Фото: Commons.wikimedia.org

Соловки, конечно, — место непростое, и большевики отнюдь не пацифисты. Но рассказ о том, что последователи Ленина переняли практики, характерные для времен инквизиции, вызывает серьезные сомнения. И не напрасно.

Конфликт в обители

Будущий архимандрит Вениамин, в миру Василий Васильевич Кононов, выходец из семьи крестьян-поморов, поступил в Соловецкий монастырь трудником в возрасте 25 лет, в 1893 году. Спустя четыре года он стал послушником, руководил хлебопекарней и заведовал расходной монастырской лавкой. В 1903 году он принял постриг и спустя два года был рукоположен в сан иеродиакона, а затем — в сан иеромонаха.

Он пользовался уважением среди монахов и в 1910 году был избран духовником Соловецкого монастыря. В 1912 году Вениамина возвели в сан архимандрита и назначили настоятелем Антониева Сийского монастыря.

В 1913 году в Соловецком монастыре начался серьезный конфликт. Это только в идеале жизнь монахов в монастыре состоит исключительно из молитв и усердного труда. В действительности, как и в любом другом коллективе, случаются конфликты, порой переходящие в откровенную вражду. Кроме того, Соловецкий монастырь был отнюдь не бедной организацией, и вокруг того, как расходуются поступающие средства, возникли серьезные споры.

Часть монахов объявила настоящую войну настоятелю архимандриту Иоанникию. Жалобы на его злоупотребления поступали в адрес Священного Синода на протяжении четырех лет, и летом 1917 года было решено отправить Иоанникия на покой. Вместо него назначили Вениамина. Наиболее упрямые считали, что прежнего настоятеля необходимо судить, но Вениамин выступил резко против, потребовав забыть об этой истории. Несогласные покинули обитель.

Секуляризацию придумали не большевики. Но они взяли ее на вооружение

Тем временем к власти в России осенью 1917 года пришли большевики. В начале 1918 года ими был издан Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Его 12-й и 13-й пункты гласили: «Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием».

Собственно, ничего нового большевики не придумали. Секуляризация, то есть изъятие церковного движимого и недвижимого имущества, осуществлялась в разных странах в разные политические эпохи. В России она проводилась и при Петре Великом, и при Екатерине Великой, и при Николае I. По сути, как только у государства появлялась необходимость пополнить казу и земельный фонд, церкви указывали на ее место в государственной структуре.

Большевики же, рассматривавшие церковь как один из институтов подавления народа предыдущим режимом, получивший собственность за счет одурманивания и обирания масс, разумеется, не имели оснований быть более либеральными с церковниками, чем русские императоры.

Дело о сокрытии ценностей

Далеко не все священнослужители испытывали желание подчиняться требованиям новой власти.

Согласно данным, опубликованным открытой православной энциклопедией «Древо», по указанию архимандрита Вениамина наиболее чтимые святыни, а также те ценности из ризницы, которые имели богослужебное употребление, были скрыты в стене и под папертью Спасо-Преображенского собора, а также над алтарем Никольской церкви. Тайные хранилища для продовольственных запасов начали строиться рядом с Амбарным озером и озерными каналами.

До Соловецкого монастыря у большевиков руки дошли только к весне 1920 года, когда иностранные интервенты были изгнаны с Русского Севера. В апреле в монастырь прибыла Особая комиссия Архгубисполкома и Губревкома РКП(б), которая занялась выполнением требований декрета. Сегодня некоторые называют происходившее «грабежом», но еще раз повторим: с точки зрения закона все было оформлено как положено, а сам институт секуляризации как таковой выдумали не большевики.

Нужно сказать, что позицию Вениамина разделяли далеко не все монахи. И вскоре в адрес местных властей полетело письмо, подписанное теми, кто был недоволен уже новым настоятелем: «Благодаря перевороту в России нам удалось отстранить от власти тирана Иоанникия. Но, к сожалению, в выборе нового настоятеля мы ошиблись, как видите: он уже скоро три года управляет, а ничего на пользу общества не сделал... Посему верится, что Ваша Советская власть действует по Промыслу Божественному. И если Вы найдете возможным хотя бы маленькое провести расследование, то мы можем дать Вам те черновики, которые писали в разное время о фактах преступлений... В сокрытии монастырских продуктов просим также не обвинять всю братию, тщательно узнать, кто виновен, и наказать по закону преступления. Конечно, главные виновники — настоятель, соборные (старцы) и содержатели разных частей (хозяйства монастыря)».

Приговор и амнистия

Разумеется, сегодня это письмо именуют «доносом, сочиненным под пытками». Доказательств в пользу этой версии не приводят никаких. Зато точно известно, что конфликт внутри братии продолжался и часть монахов относилась к Вениамину с неприязнью.

Сокрытие монастырских ценностей, которое советская власть рассматривала как преступление, имело место, поэтому 14 сентября 1920 года архимандрит Вениамин и его ближайший приближенный иеромонах Никифор (Кучин) были приговорены к пяти годам принудительных работ. Осужденных отправили на лесозаготовки. А дальше история делает совершенно неожиданный поворот: 30 октября 1921 года постановлением коллегии Архангельской губернской ЧК в связи с амнистией, посвященной 4-й годовщине Октябрьской революции, Вениамин и Никифор были освобождены.

Найти себе место в новой жизни им, откровенно говоря, было сложно. Сменив несколько мест жительства, в 1926 году они поставили себе лесную келью близ реки Лодьмы в районе Волкозера, в 40 км от деревни Коровкинской. Важно отметить: жили они там не тайно, а с разрешения властей. Жили монахи рыболовством, сбором грибов и ягод, а кроме того, продукты им привозил крестьянин Степан Антонов, бывший послушник Соловецкого монастыря.

«Убийство монахов и сожжение избушки произведено с целью ограбления»

В начале июня 1928 года Антонов в очередной раз приехал к монахам, но обнаружил сгоревший домик и человеческие останки.

Крестьянин обратился к властям, и милиция начала расследование преступления.

Через месяц архангельская газета «Волна» в заметке «Раскрытие убийства монахов на Волкозере» написала: «Два монаха б. Соловецкого монастыря Кучин Николай и Кононов Василий в 1926 году поселились с разрешения властей у Волкозера в 32 квартале Беломорского лесничества, в 40 верстах от ближайшего населенного пункта от деревни Коровкинской Часовенского сельсовета. При помощи крестьянина Подгородней волости Антонова Степана они построили избушку и там проживали. Необходимый для пропитания хлеб им ежегодно завозился Антоновым. Занимаясь рыболовством, монахи в своей избушке имели разные вещи, как из одежды, так и из домашнего обихода. При посещении Антоновым этой местности 12 июня он нашел лишь обгоревшие бревна избушки и кости её обитателей. Произведенным на месте происшествия дознанием установлено, что убийство монахов и сожжение избушки произведено с целью ограбления гражданами Подгородней волости Ивановым Влад. Мих. и Ярыгиным Степ. Данил. <...> По пути ими были совершены кражи вещей из лесных избушек, принадлежавших лесорубам, работающим от Северолеса. Иванов и Ярыгин заключены в исправдом».

Охотники за сокровищами

Ярыгину, жителю деревни Коровкинской, было 23 года, он имел за плечами две судимости. Иванову из села Часовенского было 19 лет, и до этого в преступных деяниях молодой человек замечен не был. Более того, он состоял в комсомоле, что и станет основанием для создания мифа.

На допросах оба преступника стали давать признательные показания, сваливая вину друг на друга. Как уже было сказано выше, парочка начала промышлять кражами и мечтала о большом куше. Несчастных монахов погубили слухи о несметных сокровищах Соловецкого монастыря, которые бывший настоятель якобы прятал у себя в келье. Добравшись до избушки, они дождались, когда монахи лягут спать, после чего четырежды выстрелили через окно. Из дома послышались стоны. Заходить внутрь убийцы не решились, забрали все, что нашли на чердаке, а затем подожгли дом и скрылись.

В сентябре 1928 года суд приговорил Иванова к 10 годам лишения свободы, Ярыгина — к 8 годам. Интересно, что на суде Иванов пустился в рассуждения о том, что погибшие были «контрреволюционерами», но его даже слушать не стали.

В августе 2000 года на Архиерейском соборе Русской православной церкви архимандрит Вениамин и иеромонах Никифор (Кучин) были канонизированы как преподобномученики.

И что же в сухом остатке? Никакие большевики монахов живьем не сжигали. Они стали жертвой уголовного преступления, которое было оперативно раскрыто, а виновные осуждены. Считать их жертвами режима на том основании, что один из убийц был комсомольцем, — это все равно, что после одного дела о педофилии с участием священника объявить поголовно всех служителей культа сексуальными извращенцами.

Историю стоит принимать такой, какая она есть, а не добавлять туда красок по своему вкусу.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы