aif.ru counter
13105

Игра в царя. Сколько всего Лжедмитриев было в России?

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Монета 1606 г. с портретом Лжедмитрия I.
Монета 1606 г. с портретом Лжедмитрия I. © / Сергей Пятаков / РИА Новости

Пресечение царской династии Рюриковичей в конце XVI века открыло в истории России мрачную эпоху, впоследствии названную «Смутным временем». Эпоху, когда само существование России как независимого государства оказалось под вопросом.

Искушение «чудесным спасением»

Значительную роль в этот период сыграли самозванцы. Сразу несколько человек поочередно, а порой и пересекаясь друг с другом, выдавали себя за «чудесного спасшегося» младшего сына Ивана Грозного – царевича Дмитрия.

Настоящий царевич погиб в Угличе в 1591 году в возрасте восьми лет при обстоятельствах, о которых историки спорят до сих пор. Несмотря на то, что факт смерти царевича был установлен вполне достоверно, страна, вошедшая в период политической нестабильности, оказалась удобным полем деятельности для отчаянных авантюристов.

Григорий на троне

Вне всяких сомнений, королем самозванцев является Лжедмитрий I. Под этим именем скрывался, вероятнее всего, сын галичского дворянина Богдана Отрепьева Григорий Отрепьев.

Человек достаточно образованный, подготовленный к роли «царевича Дмитрия», он сумел совершить то, чего более в русской истории никому не удавалось – самозванец вполне официально взошел на трон.

Этому, разумеется, способствовало стечение обстоятельств, а также интриги в среде русской элиты, где самозванца использовали как орудие в борьбе. Больше других в этом преуспел род Романовых, одному из представителей которого Отрепьев служил до принятия имени «царевича Дмитрия».  Но Лжедмитрий I забрался слишком высоко. В мае 1606 года он был убит в ходе очередного дворцового переворота.

Первый самозванец погиб, но осталась идея, люди, готовые встать под знамена «царевича Дмитрия» и политическая нестабильность, удобная для авантюристов.

Несостоявшийся «Лжедмитрий»: аферы дворянина Молчанова

О том, что царь – ненастоящий, в России знали многие. Но это лишь добавляло азарта тем, кто хотел пойти по пути Отрепьева – если худородный дворянин смог добраться до царских палат, то чем я хуже? Те, кто во времена Лжедмитрия I добрался до власти и денег, не хотели терять своих позиций. Если получилось один раз, то почему не попробовать снова?

Одним из первых решил попробовать себя в этой роли дворянин Михаил Молчанов. Он служил при дворе царя Бориса Годунова, однако имел довольно плохую репутацию и был замешан в различных махинациях. После смерти Бориса Молчанов участвовал в убийстве его родных, чем заслужил доверие Лжедмитрия I. Самозванец приглашал его для участия в попойках и оргиях.

После убийства Лжедмитрия I Молчанов отделался сравнительно легко – его наказали битьем кнутом. Вскоре он покинул Москву, причем прихватив с собой некоторые царские регалии и печать.

Молчанов объявил себя «чудесно спасшимся» от расправы в Москве «царем Дмитрием», и даже издавал указы. Однако настоящая личность Молчанова была слишком хорошо известна, поэтому полноценного Лжедмитрия из него не получилось. Поняв, что замысел не удался, он перебрался к более успешному Лжедмитрию II, который возвел Молчанова в чин окольничьего.

После гибели Лжедмитрия II Молчанов ездил в Польшу, став доверенным лицом польского короля Сигизмунда III в Москве. Следы авантюриста теряются в 1611 году. Скорее всего, он погиб во время одного из восстаний в столице.

«Тушинский вор»: Лжедмитрия II погубила ссора с начальником охраны

Лжедмитрий II  фигура еще более загадочная, чем его предшественник. Русские и польские сторонники первого самозванца искали человека, который смог играть его роль. Существует более десятка версий, кем он был в действительности.

Ясно одно – образован и подготовлен к царской роли Лжедмитрий II был куда хуже Григория Отрепьева. Это не помешало собрать вокруг него армию и добиться присяги старому новому царю многих русских городов. Да что там города – жена Лжедмитрия I Марина Мнишек признала в новом самозванце мужа и, более того, родила от него ребенка. Такой поступок вполне объясним – амбициозная полячка не теряла надежды стать полноценной русской царицей.

Короноваться в Москве Лжедмитрию II не удалось, да этого и не могло произойти. Ведь, согласно роли, он являлся уже коронованным царем, бежавшим из рук заговорщиков.

В 1608 году Лжедмитрий II разбил лагерь в Тушине, откуда правил страной.  Это породило прозвище, данное «монарху»  «Тушинский вор». Царь Василий Шуйский, фактически запертый в Москве, по влиянию в этот период явно уступал самозванцу.

В 1610 году, после того, как часть сторонников самозванца перешла на сторону польского короля Сигизмунда III, Лжедмитрий II перебрался в Калугу. Ему помогло то, что в это время часть русской элиты выступила за приглашение на русский трон польского королевича Владислава. Самозванца стали рассматривать как единственную надежду и опору в борьбе с поляками.

Но в декабре 1610 года Лжедмитрия II убил начальник его собственной стражи Петр Урусов, сбежавший после этого к крымскому хану.

Прибытие Дмитрия Самозванца (Тушинского вора) после бегства из Тушина». картина русского художника Дмитриева-Оренбургского, гравюра Рашевского.
Прибытие Дмитрия Самозванца (Тушинского вора) после бегства из Тушина». картина русского художника Дмитриева-Оренбургского, гравюра Рашевского. Фото: Public Domain

Царь в Пскове, царь в Астрахани

Весной 1611 года в Новгороде прямо на рынке появился человек, назвавший себя чудесно спасшимся царем Дмитрием. Новгородцы не поверили неизвестному, и с позором выгнали его.

Тогда новый претендент добрался до Ивангорода, где снова заявил – я царь, избежавший гибели.  Город, переживавший шведскую осаду, принял Лжедмитрия III как нового лидера сопротивления. Шведы, отправившие к «царю» своих эмиссаров, быстро убедились, что перед ними человек, не имеющий никакого отношения к Лжедмитрию I, то есть к Григорию Отрепьеву. Впрочем, Лжедмитрий III сумел добиться присяги от целого ряда русских городов. В декабре 1611 года его торжественно встретил и признал царем Псков.

Пока один самозванец действовал на севере страны, на юге утверждался «Астраханский вор», или Лжедмитрий IV. Его появление в Астрахани произошло в конце 1611 года, то есть примерно в те же сроки, когда наибольшего успеха добился Лжедмитрий III. Присягу астраханскому самозванцу принесли жители Нижней Волги. Интересно, что центральной фигурой в окружении Лжедмитрия IV стал Петр Урусов, расправившийся с Лжедмитрием II. Однако «Астраханский вор» продержался недолго. Вскоре он также бесследно исчез, как и появился.

У Лжедмитрия III шли лучше. Казака по имени Сидорка (предполагается, что так на самом деле звали очередного самозванца) в марте 1612 года признало так называемое правительство первого ополчения, предшествовавшего ополчению Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского. Эта присяга открывала Лжедмитрию III путь к Москве. Но он сам все испортил. Признанием царем вскружило самозванцу голову. Он погряз в пьянстве, а его подручные промышляли грабежами в Пскове и окрестностях. В таком «царе» люди быстро разочаровались, многие казачьи отряды от него ушли. Почувствовав, что счастье ему изменило, самозванец решился бежать, но был пойман и возвращен в Псков. На сей раз народу его предъявили уже в цепях, как «ненастоящего царя» и настоящего преступника. Летом 1612 года Лжедмитрия III отправили из Пскова в Москву, но по дороге его убили.

Список самозванцев этими «Лжедмитриями» не исчерпывается. Однако остальным добиться какого-то значительного успеха не удалось. После Земского собора 1613 года, избравшего на царство Михаила Романова, уставшая страна предпочла принять новую династию, нежели продолжать игру в «чудесные спасения» младшего сына Ивана Грозного.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы