184

Профиль в комплексе

Один плюс один плюс один – сколько будет? Нет, не три. Законы математики в случае реорганизации образовательных учреждений страны не действуют. И при реорганизации трёх школ вместо трёх директоров получается один. Та же арифметика будет действовать и в отношении преподавателей?

Новый этап реформ

Система образования – пожалуй, единственная сфера, в которой реформы идут, не прерываясь, на протяжении более чем 20 лет, и конца им не видно. Преобразованный два года назад департамента образования столицы уже успел внести свою немалую лепту в этот процесс, вызвав протесты как учителей, так и родителей.

Протестовали родители 434-й, 523-й, 563-й, 763-й, других столичных школ. Учителя, бывшие традиционно электоральной опорой столичной власти, даже сформировали свою колонну на Марше миллионов. И объясняли вдруг вспыхнувшую активность объединением школ.

По официальной версии это называется реорганизацией школ в образовательные комплексы. Но объединение - проще и понятнее. Всё очень похоже на известные бизнес-процесс: слияние и поглощение. И сам этот факт не может не настораживать, поскольку в представлении большинства общественности образование должно быть социально ориентированной сферой, бизнес-подходы к которой неуместны.

Поводом для первых объединений, а также оправданием эффективности взятого курса стали результаты весенней электронной записи детей в первые классы.

Инициатива снизу?

По всей Москве прошли родительские собрания, на которых обсуждалось объединение школ. Вернее, не обсуждалось даже, а сообщалось, что нужно быстро-быстро решить, с кем объединяться, чтобы не оказаться в ситуации, когда выбора уже не будет.

Департамент образования не настаивает на объединениях, а только или соглашается, или нет, а управляющие советы школ проявляют инициативу.

«Никто не делает секретов из объединения школ. Вся информация выложена на сайтах окружных управлений образования. Округ направляет заявку на реорганизацию в департамент образования только после того, как это решение согласовывается с коллективом школы, и с родителями, и с профсоюзной организацией школы», - говорит заместитель начальника управления координации деятельности  Департамента образования Москвы Александр Гаврилов.

«Какой-то политез пока сохраняется, - соглашается с ним председатель профсоюза «УЧИТЕЛЬ» Андрей Демидов. – Однако есть примеры, когда переписывался протокол заседания управляющего совета школы, и председатель родительского комитета даже не знал о том, что решение об объединении принято. Или управляющий совет высказался против – директор поменял его состав и получил необходимое «за». Кроме того, со стороны окружных управлений, по словам родителей и педагогов, идут и уговоры, и запугивания».

Аргументы «за» и «против»

Уже чётко обозначились темы, по которым противники объединения школ спорят с его инициаторами и убеждёнными проводниками – чиновниками от образования.

Тема первая. Профили. «Eсли одному ребёнку нравится литература, другому – математика, третьему - физика, то в мощном комплексе каждый из них сможет получить необходимые знания», - поясняют в Департаменте образования.

А разве в обычных школах дети не получали необходимые знания? Вопрос резонный, поскольку много лет нам говорили о высоком уровне подготовки московских школьников, который в последние 4 года подтверждался результатами единых государственных экзаменов.

В Департаменте образования объясняют, что в небольших школах невозможно создать полноценные профили: «Очень часто профильность сводится к тому, что в одном классе обучаются дети, имеющие способность решать задачи, - это математический класс, а в другой попадают дети, не имеющие такой способности, и такой класс часто называют гуманитарным».

То есть получается, что многопрофильное обучение, на которое в последнее время «вырулили» школьные реформы, не обеспечено материальной базой? Что в существующих школьных зданиях, рассчитанных на 500 – 700 учащихся, это в принципе невозможно?

«Никаким законом не предусмотрено, что одна школа должна обеспечить все профили, - говорит на это Андрей Демидов. – Опыт показывает, что иметь сильный состав педагогов и, соответственно, высокую репутацию по всем профилям невозможно. Нормально, когда в одной школе есть одни профили, в другой – другие. Нужно только следить за тем, чтобы в пределах одного округа были в равной степени представлены все профили.

Да, на Западе есть большие школы – на тысячу и более мест. Но сами здания тогда должны быть принципиально другими. Вот недавно приезжали финны – показывали проект такой школы. То есть нужно проектировать и строить специально – в новых микрорайонах или где-то ещё, где есть нехватка школ. Но механическое сливание в один организм нескольких зданий постройки 50-х или 60-х годов отстоящих друг от друга иногда на несколько кварталов – это безумие».

А может, стоит вернуться к дискуссии о необходимости профилей в принципе? Ведь они «урезают» базу знаний по непрофильным предметам. При этом определиться с профессиональным выбором (и соответственно, необходимым профилем) школьник может очень условно. Даже в советские времена, когда функционировали учебно-производственные комбинаты и существовала хорошо отлаженная система профориентации, нередки были истории, когда выпускник школы поступал, скажем, на химию или физику, а потом понимал, что это не его – бросал и выбирал на всю жизнь гуманитарную профессию. Возможны ли теперь будут подобные естественные «переквалификации»?

Тема вторая. Экономия средств на образование. Проект «125 школ». Родители обвиняют департамент образования в том, что новые потрясения имеют целью экономию средств на образование. Департамент отрицает это. «Все деньги, которые ранее находились в образовательных учреждениях до объединения, полностью остаются в бюджете нового «большого» учреждения», - заявил заместитель начальника координации деятельности Департамента образования Александр Гаврилов.

Проект по развитию общего образования  был запущен с апреля 2011 года, в который вошли вначале 125 школ. Но уже сейчас в нём участвуют более почти все московские школы. Речь идёт о банальном подушевом финансировании, которое настойчиво вводится минобром и активно критикуется в обществе.

В Департаменте образования объясняют, что механизмом реализации было выбрано личностно-ориентированное финансирование. Педагоги заинтересованы работать так, чтобы ученики хотели учиться в этой школе.

Андрей Демидов, наоборот, не видит в этом никаких красивостей: «Эксперимент, результаты которого обществу так никто и не объявил, теперь уже распространён почти на все образовательные учреждения города». Он считает, что слияния школ стали необходимы во многом для удобства внедрения этой модели финансирования.

Тема третья. Сокращение учителей. Угроза сокращений, повисшая над учителями, заставила и многих из них стать противниками объединения и выйти на уличные акции протеста.

Департамент не устаёт отрицать такую угрозу. Однако очевидно, что в руководящем составе сокращения обязательны, поскольку сразу получается переизбыток директоров. Более того, уже «наработанный» в столице опыт объединений, по словам педагогов, показывает, что зачастую в новых комплексах появляются в качестве директоров совершенно новые лица – со стороны. Это подтверждает и председатель профсоюза «Учитель».

Учительский профсоюз не сомневается в неизбежном увольнении педагогов и ухудшении условий труда (в виде роста нагрузок) для оставшихся. В перспективе здесь ожидают сокращения примерно одной трети педагогов и значительной части обслуживающего персонала.

Тема четвёртая. Зарплаты учителей. Департамент утверждает, что за последнее время зарплата учителя в среднем выросла на 30%.

Понятно, что перераспределение зарплат административных работников в пользу учителей происходит за счёт сокращения администрации образовательных учреждений. Однако сокращения отчётов и проверок, от которых стонут школы, при этом не происходит. Сможет ли в таких условиях сокращённая администрация образовательного комплекса организовывать контролировать учебный процесс или всё время будут отнимать отчёты да совещания?

В учительском профсоюзе считают, что повышение зарплат учителей будет происходить не только за счёт сокращений административных работников, но и за счёт сокращения педагогов.

«Если повышается нагрузка на преподавателя – повышается и его зарплата, - разъясняет Андрей Демидов. – А основным показателем работы директора в последнее время стал именно рост зарплат. Тем самым их фактически подталкивают к сокращениям. Но ошибочно полагать, что при этом не понизится уровень преподавания».

Тема пятая. Уровень школ. Протестуют против объединений чаще всего родители школ с высокой репутацией и, соответственно, высоким уровнем подготовки учащихся. Им не нравится перспектива слияния со школами, где уровень низкий или учатся дети из неблагополучных семей.

Департамент в ответ на это настаивает: уровень всех московских школ практически одинаковый. В Департаменте образования поясняют, что за последние годы выравнено материально-техническое состояние школ. Во всех школах учителя имеют компьютеры, везде есть специальные компьютерные классы. Сегодня и финансирование выравнено.

Тема шестая. Доступность учреждений образования. Многие родители, в том числе и в обращениях в Департамент образования, возмущены тем, что школы после объединения их в образовательные комплексы становятся менее доступны. Путь до школы увеличивается иногда с пяти минут до получаса, а дорога становится опасной, поскольку на пути школьников встречаются оживлённые перекрёстки и шоссе. И если для старшеклассников это не слишком критично, то для родителей малышей становится большой проблемой. Отпускать ребёнка самостоятельно в школу они уже не могут, а работодатель не соглашается на такой график, который даст возможность водить его.

Однако Александр Гаврилов, будучи официальным представителем департамента, сомневается в серьёзности подобных претензий. По его словам, только в этом году при зачислении детей в первые классы 46% родителей выбрали школы не в своём микрорайоне, а около 10% - даже не в своём округе.

Обсуждаем публично

Процесс объединения столичных школ, к сожалению, не стал демократичным, поскольку со стороны официальных органов не было организовано публичное и широкое его обсуждение. Возможно, в этом и кроются причины сегодняшнего непонимания и даже – противостояния.

Мы решили внести свою лепту в демократию: предлагаем всем заинтересованным лицам (учителям, директорам, родителям) принять участие в нашем опросе.

Его результаты планируем обсудить с представителями разных сторон происходящего процесса.

 

 
Андрей Малосолов, Бывший глава пресс-службы

Российского футбольного союза, журналист, блоггер,

ведущий передачи «ФанZона».

 

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество