aif.ru counter
05.04.2019 21:00
395

Одним приказом. Почему не работают новые очистные сооружения на Байкале?

Деньги возвращаются, а объекты не вводятся

В Нижнеангарске, где очистных сооружений не было вообще, они построены в феврале 2018 г. на средства республиканского бюджета Бурятии (54 млн руб.). Однако они до сих пор не введены в промышленную эксплуатацию. Для очистки сточных вод там, помимо классической технологии, используется новейшая: на основе мембранных биореакторов. Оборудование закупали в Японии, потому что оно даёт самые высокие показатели очистки: позволяет получать, по словам технологов, особо чистую воду без примесей. Однако «особо чистая» — по мировым критериям оценки — вода всё же не соответствует российским экологическим нормам в отношении Байкала. 

В Кяхте очистные сооружения построены ещё раньше, — в 2017 году — но тоже по сей день находятся в режиме пуско-наладочных работ.

Объекты, доставшиеся республике как наследство СССР, с нынешними нагрузками не справляются, да и очищают стоки в соответствии с нормами 40-летней давности, а с тех пор требования к очистке сильно изменились. К примеру, с правобережных очистных Улан-Удэ ежедневно в реку Селенгу (впадает в Байкал) отправляется 56 млн литров канализационных стоков, в которых концентрация нитритов превышена в 48,8 раза, аммония — в 21,3 раза, нитратов — в 2,8 раза по сравнению с нормами для сбросов в водоёмы рыбохозяйственного назначения.

В 2012 г. для спасения Байкала от промышленных и бытовых стоков была принята федеральная целевая программа: на строительство 46 новых очистных сооружений по берегам выделялось 46 млрд руб. Но деньги эти в основном остались невостребованными и вернулись в федеральный бюджет. А всё потому, что ещё не придумано таких технологий, которые бы обеспечили качество очистки в соответствии с российскими нормами.

Хотели как лучше — получилось как всегда

Мы решили разобраться, что же это за нормы и откуда они взялись. Тем более что в рамках нацпроекта «Экология» на строительство 18 очистных на Байкале вновь выделяются средства федерального бюджета: 9 млрд руб. Очень хочется понять: смогут ли их взять? Или, как и в случае в ФЦП, они так и останутся невостребованными, а по берегам Байкала по-прежнему будут работать объекты, построенные в восьмидесятые?

Изложены эти нормы в приказе Минприроды России № 63 от 5 марта 2010 года, а разработаны Институтом биологии Иркутского государственного университета — наверное, на основании каких-то исследований, и наверняка из искреннего желания сохранить первозданность уникального озера. Вот только по факту это блокировало все усилия для улучшения экологической ситуации. 

По мнению специалистов, требования к качеству очищенных вод по многим показателям невыполнимые: именно поэтому подрядчики, которые могли бы построить очистные сооружения, не желают с ними связываться. Так, на европейских очистных предельно допустимая концентрация (ПДК) взвешенных веществ в очищенных водах — 35 мг/л, на Байкале — 10, фосфатов (по фосфору) в Европе допускают 2 мг/л, у нас — 0,2, железа в Европе — от 2 до 20 мг/л, у нас — 0,2, меди — 0,5 и 0,008 соответственно.

А в отношении некоторых веществ установленные ПДК значительно ниже фоновых для этого региона. По данным Росгидромета, к примеру, естественное содержание в воде сульфатов — 70,7 мг/л, меди — 1,27 мг/л, а 63-й приказ определил ПДК по ним соответственно в 25 и 0,008. То есть стоки должны быть чище, чем вода в реках, впадающих в Байкал.

Вообще-то, приказом Минприроды от 2010 г. предусмотрена корректировка установленных норм на основании ежегодных научных исследований. Но, по мнению директора Байкальского института природопользования СО РАН Ендона Гармаева, ежегодно делать её невозможно. Последние исследования учёных этого института длились два года. 

«Исследовано более чем по 100 проб, взятых в разные сезоны и в разные фазы водного режима, причём по трём котловинам», — говорит директор.

Работа бурятских учёных прошла экспертизу в двух ведущих научных организациях в области водопользования: Институте водных проблем РАН и Российском НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов. На основании изложенных рекомендаций теперь внесены предложения по корректировке злополучного приказа.

«Какие-то показатели мы рекомендовали смягчить, — поясняет ЕндонГармаев, — но по сравнению с европейскими нормами они всё равно остаются в разы жёстче. При этом по ртути, свинцу, алюминию, фенолу, мышьяку мы, наоборот, предлагаем нормы ужесточить». 

Сакральное место для бурятов

Глава Бурятии Алексей Цыденов эти предложения поддержал и надеется, что Минприроды всё же откорректирует свой приказ до разумных показателей. Он лучше, чем московские чиновники, понимает, что такое Байкал, своими глазами видит, что сегодня сливается в него, и искренне хочет изменить ситуацию.

«Для бурятов Байкал — сакральное место. Ему нельзя навредить, заботиться о нём нужно. Это в спинном мозге заложено», — поясняет он. 

За 9 лет, что действует 63-й приказ, по словам главы республики, не введено в эксплуатацию никаких новых очистных: «У нас есть такие населённые пункты, где очистных нет вообще. Нечистоты сливаются в выгребные ямы, потом машины приезжают, выкачивают из них содержимое. А куда везут?»

У Бурятии — 67% побережья Байкала, но 94% байкальского водосбора. Современные очистные здесь нужны были ещё позавчера, а их и сегодня нет. Появятся ли завтра? Ответ на этот вопрос «упёрся» в частокол нормативов, выставленных приказом Минприроды.

«Я понимаю, что кто-то может не понять, почему мы настаиваем на корректировке этого документа, не разобраться в сути. И поднятая волна ударит по моему рейтингу. Но я ведь всё равно когда-то уйду. А очистные, если мы сможем их построить, останутся. И Байкалу от этого будет благо», — говорит Цыденов.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество