Примерное время чтения: 10 минут
1738

Обожжённые халатностью. Почему в России полыхают леса и дома?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Время учиться всё делать самим 18/05/2022
Сотрудники МЧС тушат лесной пожар в Курганской области.
Сотрудники МЧС тушат лесной пожар в Курганской области. РИА Новости

Владимир Путин заявил о значительном ущербе от природных пожаров в российских регионах.

По данным МЧС, с начала года случилось уже примерно 4 тыс. пожаров разного масштаба на площади 270 тыс. га. Выгорали целые деревни и улицы в городах, есть погибшие. Особый противопожарный режим введён на территории почти 50 субъектов Федерации. Проблему обсуждали на специальном совещании у президента РФ. 

В прошлом году горело сильнее, и тогда, после оценки ситуации, правительство решило выделить регионам дополнительные 8 млрд руб. на профилактику и борьбу со стихией. На совещании Владимир Путин спросил у глав регионов, что мешает сегодня своевременно реагировать и используются ли выделенные средства. Президент напомнил, что губернаторы несут ответственность за лесные пожары.

Спасатели ещё борются со стихией, а властям приходится оперативно решать вопросы помощи пострадавшим. В Омской области сразу открыли счёт для добровольных пожертвований в пользу погорельцев из Называевска. Чиновники пообещали выплатить им по 65,7 тыс. руб. за кв. м, исходя из нормы 33 кв. м на человека.

Как сообщил губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв, помимо региональных выплат (100 тыс. на семью) будет оказана финансовая помощь из-за утраты имущества — от 50 до 100 тыс. на человека. В связи с гибелью члена семьи выплатят единовременное пособие — 1 млн руб. за каждого погибшего. Ещё для погорельцев разработают региональный закон о введении жилищного сертификата на покупку недвижимости. Тем пострадавшим, кто захочет строить дом на месте сгоревшего, помогут в индивидуальном порядке.

В Красноярском крае власти заявили, что на выбор погорельцам либо предоставят жилищные сертификаты на покупку вторичного жилья, либо отстроят им новые дома. Губернатор края Александр Усс заявил, что на восстановление сгоревшего жилья потребуется от 2,5 до 4 млрд руб.

Понятно, что погорельцев не оставят без внимания и на федеральном уровне. Тем более что уже есть опыт 2010 г. Тогда, по данным Рослесхоза, на территории России возникло более 30 тыс. природных пожаров общей площадью более чем 1,246 млн га. В результате погибли 60 человек, сгорели около 2,5 тыс. домов. Ущерб оценили в 85,5 млрд. На ликвидацию последствий выделили 11,2 млрд, из которых 7,67 млрд пошли на восстановление жилья. Уже к декабрю 2010 г. Минрегион отчитался, что сдали для погорельцв более 2,1 тыс. домов, в том числе многоквартирные.

Но остаётся большой вопрос: почему за столько лет не сделали выводы? Леса и дома опять горят, а миллиарды из бюджетов всех уровней тратятся порой непонятно на что.

Тушили жидкостью из септиков

Город Уяр в Красноярском крае, где проживает около 12 тыс. человек, теперь поделён на две части. Ряд жилых частных домов вдоль центральной дороги обрывается, и дальше начинается пепелище. 7 мая, когда сильный ветер и пожары бушевали по всему региону, тут без крова на трёх улицах остались 233 семьи.

Погорельцы говорят, что воды в городе в тот день не было, а пожарные тушили огонь жидкостью из септиков. «Да, так и было, — говорит начальник 4-го пожарно-спасательного отряда ФПС ГПС ГУ МЧС России по Красноярскому краю Виктор Ерохин. — Электричество же отключили и оборудование для подачи воды в город оказалось обесточенным. Тут сгонялась вся спецтехника. Ассенизаторские машины забирали жидкость из септиков, сливали её в ближайшие к пожару резервуары или ёмкости, и мы уже этим тушили».

Ерохин рассказывает, что бороться приходилось не просто с ветром, а с вихревыми потоками. «Считаю, что ребята совершили подвиг. Работать в таких условиях без аппарата защиты органов дыхания и зрения нельзя. А у нас их на 50 человек всего 16, — говорит он. — Поэтому у многих глаза были забиты песком и продуктами горения».

Многие из погорельцев считают, что пожар случился из-за ЛЭП — мол, во время ветра там замкнуло. Ранее в правительстве края заявляли, что объекты энергетики рассчитаны на ветер до 21 м/с, а в тот день порывы достигали 40 м/с, поэтому опоры падали, провода перекручивались, происходило замыкание электропроводки. СКР сообщил, что в связи с расследованием уголовного дела о халатности, которая привела к массовым пожарам, задержан замглавы города 28-летний Артём Швец. По данным следствия, на территории Уяра располагалась несанкционированная свалка, откуда на город и пришёл пожар. Швец проигнорировал письмо о необходимости ликвидировать свалку, а также убрать сухостой и скопление мусора в городе.

Почему горим?

Это не единственное уголовное дело — следователи СКР работают во всех регионах, охваченных стихией. Например, в Омской обл. задержан начальник цеха АО «ТГК-11» Евгений Масленников. Следствие считает, что он не в полной мере организовал выполнение правил противопожарного режима и, кроме того, разрешил подрядчику проведение опасных работ вблизи жилых домов.

Но не только отдельные люди виноваты в случившемся. Существует системная проблема. «Во-первых, пожары нужно предупреждать. Раньше в стране была развитая сеть лесничеств и лесники следили за состоянием лесов. Сейчас контроль снижен, — говорит профессор ОмГУПС, эколог Сергей Костарев. — Во-вторых, я считаю, что практически невозможно с уровня региона следить за территориями по всей области. Чтобы управление было эффективным и оперативным, нужно усиливать местный уровень. Города и посёлки должны иметь полномочия и ресурсы, в том числе для формирования местных пожарных дружин. Сейчас есть только некие обязанности и предписания от госорганов, но я не уверен, что эти обязанности финансируются в должной мере».

Рядом с пешеходным переходом пылает лес, дым закрывает небо — это будни на трассе «Сибирь» в Зиминском районе. Так горит тайга в начале мая. За первые три недели пожароопасного сезона, по данным Иркутской базы авиационной охраны лесов, в Приангарье зарегистрировано 168 лесных пожаров. И тут наглядно видно, что причина их не только в человеческом факторе, но и в природном, считает доцент кафедры технологии в охотничьем и лесном хозяйстве Института управления природными ресурсами ИрГАУ Оксана Виньковская. «Если очаги возникновения лесных пожаров наложить на карту, то можно увидеть, что большинство из них находятся вблизи дорог, и необязательно рядом с населёнными пунктами. Тайга поделена на квартальные сетки. Просеки между ними обеспечивают транспортную доступность в лес, а это пятна ГСМ, выброшенные окурки и бутылки, которые выступают линзами. Даже отжиг травы в качестве противопожарной меры в случае неправильного проведения может стать причиной лесных пожаров, — утверждает она. — Многие лесники со мной не согласятся, но я бы запретила отжиги совсем. Лучше опашку проводить, хоть это и дорого».

В регионе проблема массовых возгораний в лесах усугубляется незаконными рубками, отмечает специалист по лесоустройству. Иркутская область традиционно лидирует по этому показателю в Сибири. Площади нелегальных рубок сопоставимы с площадью лесных пожаров. Как следствие, гигантские обезлесенные территории просыхают, понижается уровень грунтовых вод, ветровой режим становится более неблагоприятным. Так создаются дополнительные условия для распространения пожаров в лесах с повышенной горимостью. Сокращение объёмов незаконных рубок — одна из самых эффективных противопожарных мер.

Кто заплатит?

Вице-премьер РФ Виктория Абрамченко сообщила, что ответственность за ландшафтные и природные пожары планируется кратно увеличить уже в этом году. Она уверена, что размер штрафа должен быть «отрезвляющим»: вместо 2 тыс. — 50 или 100 тыс. руб. По словам Абрамченко, сельхозпредприятия, которые будут виновны в поджогах палов, планируется лишать льготной поддержки от государства. Вице-премьер уточнила, что ряд губернаторов настаивал на возмещении всех издержек за счёт виновников пожаров.

А ещё давно обсуждается вопрос, почему люди не страхуют свои дома. В 2010-м даже заговорили о карательных мерах к беспечным гражданам. Но государство на это не пошло (особенно с учётом высоких тарифов на страховку в отдельных регионах из-за больших рисков ЧП), а, наоборот, придумало гуманный выход из ситуации. «В случае со страхованием жилья от лесных пожаров претензия возникает скорее к региональным властям, которые не реализовывают нормы уже принятых законов, — считает замдиректора департамента развития имущественного страхования физических лиц Всероссийского союза страховщиков Михаил Порватов. — В 2019 г. вступили в силу изменения в законодательство, в соответствии с которыми власти регионов РФ были наделены правом разрабатывать и утверждать программы возмещения ущерба, причинённого жилым помещениям граждан с использованием механизма добровольного страхования. Такие программы подразумевают долевое участие в возмещении ущерба, а минимальная доля участия в них, в соответствии с приказом Минфина, составляет всего лишь 0,1% регионального бюджета. Для региона такая финансовая нагрузка вполне посильна. Однако ни в одном субъекте РФ подобные программы так и не утвердили. А между тем это позволило бы за сравнительно небольшие деньги организовать полную страховую защиту жилых помещений».

По сути, это и есть ответ на поднятый президентом вопрос — про ответственность региональных властей в обеспечении противопожарной безопасности и про то, эффективно ли тратятся выделяемые из бюджета средства.

Впрочем, Минфин уже внёс в правительство законопроект, по которому регионы будут обязаны либо утвердить программы страхования жилья, либо представить ведомству обоснование, почему это невозможно.

Что делать, чтобы не горело так сильно

Одна из основных причин того, что пожары приняли столь катастрофические масштабы, — заброшенные земли сельхозназначения, зарастающие бурьяном.

Как решать эту проблему? Кто должен взяться за приведение в порядок этих брошенных гектаров?

Григорий Куксин, координатор Общества добровольных лесных пожарных:

Этой весной почти все резонансные пожары, связанные с гибелью людей и сгоревшими населёнными пунктами, начинались не в лесу, а на открытых пространствах — на обочинах дорог, пустырях, вокруг деревень и кладбищ. Причина — тот самый человеческий фактор: поджог сухой травы, непотушенный костёр или угли от мангала, брошенный окурок.

А ещё пожары часто устраивают заинтересованные лица, чтобы имитировать ведение хозяйства на заброшенных землях. Минсельхоз и Россельхознадзор штрафуют собственников земли за то, что она не используется по назначению: суммы штрафов доходят до сотен тысяч рублей. Но эти владельцы зачастую не понимают, что делать с выросшим лесом на купленной ими сельхозземле, которая долгое время не обрабатывалась. Россельхознадзор говорит: «Уничтожайте его, как хотите». Срубить лес дорого, а продать такую древесину нельзя, не попав при этом под штрафные санкции. Остаётся один выход: незаметно поджечь. Поймать с поличным виновников подобных поджогов нелегко, а штраф за них полагается символический — 4 тыс. руб. Получается, что государство из благих соображений — простимулировать освоение земли — само провоцирует лесные пожары.

Бывает, что пожар начинается из-за падения ЛЭП. Но происходит это не из-за того, что вышка линии электропередачи падает на сухостой или сухую траву. Чаще всего возгорание возникает, если сама ЛЭП стоит на подгнивших деревянных столбах, — вот её и валит ветром. Предотвратить пожар при обрыве проводов и замыкании сложно: если автоматическое устройство не успевает сработать и обесточить линию, искры воспламеняют всё вокруг. Даже если захламления у подножия ЛЭП будет мало, избежать пожара вряд ли удастся.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах