431

Осенний призыв патриотов и уголовников

Год за два

Замначальника Генштаба Василий Смирнов в ходе состоявшейся 30 сентября прелюбопытнейшей пресс-конференции сообщил: в настоящий момент в России насчитывается сто тысяч «уклонистов» – только тех, кто физически скрывается от армии, не появляясь по месту регистрации. Подсчитать число «откупантов» и «косарей» (тех, кто избегает службы за взятку или симулирует тяжелые заболевания) нереально, но можно предположить, что оно как минимум не меньше. И все же по сравнению с совсем недавними временами, когда «косили» и прятались буквально все, ситуация резко изменилась в лучшую сторону.

Армия постепенно перестает быть пугалом. Как ни относиться к главе Минобороны А. Сердюкову (ярлык «торговец мебелью» оказался удивительно прилипчивым), свое дело в этом направлении он делает эффективно. Безусловно, главным аргументом Сердюкова (запрограммированным, правда, еще при С. Иванове) стал окончательный переход на годичную службу. Отмена большого числа «гуманистических» отсрочек резко увеличила призыв тех, у кого сложные семейные обстоятельства, но нет денег или энергии на эффективный «откос» – а таких людей в стране многие десятки тысяч.

Но вот еще одна приведенная Смирновым цифра пугает. Когда генерал такого уровня с солдафонской прямотой заявляет о том, что за год масштабы неуставных отношений сократились в 15 раз, становится не по себе. Понятно, что при годичном сроке службы число поколений в одной казарме сокращается с четырех до двух, что разница в физподготовке между «дедами» и «салагами» уменьшается. Но за год вытравить вековые традиции можно только в фантазии отдельно взятого генерала.

Жертвы сентября–2009

За два дня до пресс-конференции бравого генерала питерские правозащитники на свой страх и риск отправили домой рядового Артема Россихина (воинская часть №66813 в Сертолово-2, Ленобласть). Все пять месяцев службы старослужащие избивали Артема и вымогали у него деньги. Дважды он пытался покончить с собой.

В тот же день, 28 сентября, в ленинградский окружной военный госпиталь был переведен Дима Федосеев (воинская часть №3705 в Сосновом бору) – в результате побоев парню пришлось удалить селезенку.

17 сентября застрелился Толя Оловянишников (военчасть №59946, Хабаровский край), «установлены факты применения насилия со стороны сослуживца».

9 сентября в военчасти Хотилово-2 (Тверская обл.) повесился солдат-срочник, его имя не называется. Официальная версия – несчастная любовь и генетическая предрасположенность к суициду.

В сентябре в медсанчасти военного подразделения, расквартированного на Дорожной улице в Москве, повесился 18-летний солдат, ранее уже сбегавший из части по причине неуставных взаимоотношений.

Василий Васильевич, эти примеры взяты практически наугад. Но если год назад их было в 15 раз больше, вам как мужчине и офицеру, отвечающему за призыв, следовало бы лично сорвать с себя погоны. Как минимум.

Граждане уголовнички

Понятно, что основные реки солдатских слез остаются невидимыми миру (да, настоящие мужики не плачут – особенно когда издеваются над младшими). Ни о каком улучшении ситуации даже речи не идет. Напротив, армия становится все более жестокой. В 2007 году по официальным цифрам небоевые потери армии составили 442 человека, в 2008 – уже 471. В 2009 году цифры слегка снизились – 245 погибших за 8 месяцев. Основная причина – самоубийства (75-80%) или замаскированные под суицид убийства. От неуставных взаимоотношений официально гибнут лишь 20-30 человек в год. Тут все просто: дабы не портить статистику, военные врачи оперативно комиссуют избитых солдат, чтобы те умирали уже членами гражданского общества.

Очевидно, для улучшения атмосферы в казармах Сердюков, Смирнов и их боевые товарищи собираются призвать этой осенью 10–12 тысяч новобранцев с уголовным прошлым. По мысли генерала, эти люди должны исправиться посредством исполнения своего конституционного долга. Рядом с честными ребятами, у которых горят глаза, которые искренне любят страну и мечтают отдать ей долг, а заодно и закалиться.

Армия ждет Евсюкова?

Но самым интересным во всем этом является отсутствие какой бы то ни было политической воли к решению проблемы. Вспомним недавнюю историю – после того как майор Евсюков перепутал супермаркет с тиром, полетели достаточно серьезные головы, некоторое время даже поговаривали об отставке самого Р. Нургалиева. И это притом что речь шла об одном поступке одного майора!

Сажать или хотя бы снимать с должностей организаторов кровавой мясорубки под названием «российские вооруженные силы» никто не собирается. Из этого следуют любопытнейшие выводы.

Даже первые лица нашего государства не видят иного способа поддержания боеспособности российской армии (кстати, с 1 декабря 2009 года все военные части переходят на режим постоянной боевой готовности – вероятно, возникла серьезная внешняя угроза), кроме примитивной пропаганды и откровенного насилия. Другими способами, по их мысли, от русского человека ничего путного не добиться.

Эта точка зрения имеет право на существование. Жираф большой, и ему, соответственно, виднее. Только обидно становится. Не за пренебрежительное отношение – к этому мы привыкшие, – а за страну. Воевать такая армия не сможет – разве что с каким-нибудь очередным карликом-соседом.

P.S. Министерство обороны декларировало сокращение числа военкоматов в 20 раз. На самом деле нынешние районные комиссариаты просто переименуют в отделы и заменят военный персонал на гражданский. Заметное сокращение расходов Минобороны. Но можно предложить еще более радикальную меру – слить воедино военные части с учреждениями ГУИН, управления исполнения наказаний. Так будет и проще, и честнее.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество