aif.ru counter
522

Мамка-атаман. Потомок Ермака, она держит в подчинении 60 мужиков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Как сегодня лучше спасать свои деньги 12/11/2008

В подчинении потомственной казачки - шестьдесят мужчин, в том числе и собственный муж. Мамка-атаман собственноручно шьёт папахи, «крестит» нагайкой посвящаемых в казаки… и бьётся с чиновниками за то, чтобы открыть для детей-сирот кадетский класс.

Юлия Ткаченко выросла в детском доме, куда её, четырёхмесячную, привезли с оккупированной части территории Украины в вагоне товарного поезда. По дороге до казахского Павлодара умерли её сёстры... Редкое отчество - Пасальковна («пасальк» по-украински означает «пасхальный» или «родившийся на Пасху») - в 16 лет, когда впервые оформляли паспорт, ей предложили поменять. Но она отказалась:

- Это была единственная ниточка, которая напоминала мне о погибшем на войне отце и моей семье, историю которой мне всегда хотелось узнать.

Когда Юля выросла, она разыскала своих родственников, которые и рассказали ей, что она - потомственная казачка, а род её берёт начало от ермаковских казаков.

Юлия Пасальковна считает, что свою жизненную стойкость она унаследовала от деда, прославленного казака из Запорожской Сечи, который, по преданиям, никогда не сдавался - ни в жизни, ни в битве.

Казачку не сломали ни три серьёзные операции (итогом которых стала пожизненная инвалидность), ни смерть пятерых детей. А когда после развала Советского Союза в Казахстане начались притеснения русских (язык запретили, возникли проблемы с работой), Юлия Пасальковна предложила мужу переехать в Россию, поближе к сыну, который по окончании военного училища служил во Владимирской области.

- Конечно, нелегко было в шестьдесят лет решиться на такой отчаянный шаг, но что-то подсказывало мне, что я всё делаю правильно, - вспоминает Юлия Пасальковна.

Атаманской тропой

Семья Ткаченко поселилась в селе Махра Владимирской области. Выбор на него пал вроде бы случайно, а потом выяснилось, что осели они буквально на атаманской тропе - через эти места Ермак вёл своих казаков на освоение Сибири. В архивах нашлись документы, что ориентиром прославленному атаману служил Махринский монастырь, возле стен которого и построили свой дом Юлия Пасальковна с мужем. Несколько месяцев ночевали они с мужем в наскоро сколоченном шалаше на участке, который «выбил» для них сын, а уж потом на его месте вырос дом - крепкий, добротный, с флюгером-петушком на крыше.

Одно было плохо: уж больно выстроенное с любовью жильё выделялось на фоне покосившихся, ушедших в землю хибар. Люди в этих местах жили небогато - практически все местные предприятия развалились, наиболее активные давно уехали на заработки в Москву, а остальные пили по-чёрному.

Под Рождество Юлия Пасальковна напекла всякой всячины и пошла по селу поздравлять односельчан с праздником и угощать своей стряпнёй. Тогда-то и выяснилось, что практически рядом, на соседней улице, тоже живут казаки - донские, поволжские, переселенцы из Прибалтики, Грузии, Дагестана. Так и возникла идея - создать первую на Владимирщине казачью общину. Сразу после праздника отправились в Москву - в Центральное казачье войско, регистрироваться. А там неожиданно предложили избрать атаманом… Юлию Пасальковну. Казаки (а их первоначально было шесть человек) посовещались и сказали: «Любо!»

- Поначалу я сомневалась - ведь должность эта мужская, единственная до меня женщина-атаман была лишь в XVII веке, - говорит Юлия Пасальковна. - Но когда мою кандидатуру одобрил и утвердил советник президента по делам казачества, ныне покойный Геннадий Трошев, сомнений не осталось - нужно засучить рукава и приниматься за работу.

Любо, братцы, любо!

Посвящение в атаманы проходило по всей строгости казачьего закона. Сначала - благословение у священника, потом омовение в купели, а напоследок - крещение нагайкой. Синяки от ударов держались несколько месяцев, но самое сложное началось потом.

Первым делом казаки стали обустраивать село - восстановили единственную дорогу, ведущую в Махру, провели электричество на улицы и газ в дома. Потом взяли шефство над одинокими старушками - казаки стали колоть им дрова и привозить продукты. Но непререкаемый авторитет у односельчан казаки завоевали, восстановив святой источник преподобного Стефана, ученика Сергия Радонежского, место, где до этого традиционно располагалась местная свалка.

Ежедневно казачий отряд, численность которого сегодня - шестьдесят человек, следит за порядком на «вверенной территории»: совместно с милицией патрулирует улицы, пригородные поезда, дискотеки. Односельчане за помощью в первую очередь обращаются не в милицию, а к казакам.

- Недавно хулиганы осквернили сельское кладбище, - рассказывает помощник атамана подъесаул Андрей Кистень, - сельчане со своей бедой пришли к нам.

Вандалов вычислили и разобрались с ними по-своему - с помощью нагайки.

Казачье войско постоянно растёт. Сейчас «испытательный срок» проходят больше десяти кандидатов. Средний возраст «поступающих в казаки» - 30 лет. В качестве проверки ребята в течение года несут службу (не получая за это ни копейки), многие приезжают после работы, из других городов.

- В нашем войске много бывших бизнесменов, которые в какой-то момент поняли, что заработанные деньги не приносят ни счастья, ни морального удовлетворения, - рассказывает казак Дмитрий Стуков. - Только общее дело, единая вера и чувство локтя делают человека сильным и дают ощущение полноты жизни.

Не шашкой махать

У атамана забот - непочатый край.

- Сколько безземельных казаков просится к нам на поселение, а принять их некуда. Три года мы ждали решения о выделении казачьей общине земли. Все документы уже подписаны - и московским, и областным, и местным начальством, а земли нет как нет. Хотя мы просим заброшенный участок, который давно стоит без дела, - сетует Юлия Пасальковна.

Но своим главным делом она считает открытие кадетского корпуса в одной из школ Александрова.

- Наше войско давно уже шефствует над детдомовскими ребятами, - рассказывает Юлия Пасальковна. - Каждые каникулы я беру их к себе домой - и каждый раз тоскую, когда приходит время возвращать обратно в училище. У нас всё готово для того, чтобы уже в этом году открыть в Александрове кадетский класс - собственными силами отремонтировано помещение, разработаны специальные программы обучения, подготовлены педагоги. Но из-за чиновничьей медлительности дело опять застопорилось.

Мамка-атаман опять надевает бурку, папаху и отправляется в поход - по начальственным кабинетам. А на разговоры о том, что «не женское это дело - шашкой махать», не обращает никакого внимания.

- Ни один мужик не сможет с утра до вечера бегать по инстанциям, когда надо просить, если необходимо стучать кулаком, а я настырная, - утверждает Юлия Пасальковна. - Когда я в кабинет захожу, чиновники на мою шашку косятся - видно, побаиваются.

Правда, шашку в ход атаман никогда ещё не пускала, а вот танец с саблями танцевать научилась. И может его исполнить - даже в кабинете чиновника, если будет такая необходимость.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы