aif.ru counter
736

Ушел в отставку старейший лётчик России

 

Дедушка российской авиации

- Как я узнал, что я самый старый? Да когда медкомиссию в Москве проходил. Заставляли меня из одного конца столицы в другой ездить, на разной аппаратуре проверяться. Издеваетесь, говорю, что ли? Да нет, отвечают, просто вы у нас на особом положении – таких в стране больше нет: чтоб под 70, а все летали, - рассказывает Николай Фоменко.

Он воспитывался в детдоме в Ростовской области. И, редкий для детдомовца случай, - закончил 10 классов, что дало возможность не ограничиваться каким-нибудь ПТУ.

- Поступил в Кирсановское авиационно-техническое училище. По направлению поехал в Хабаровск. Начинал с ИЛ-14…

Бортинженер во время полета отслеживает состояние самолета (или борта, как говорят летчики) по примерно 280 параметрам: энергетика, топливо, пожарная безопасность и т.д.

Сейчас эта профессия уходит в прошлое. На новых самолетах – «Боингах», «Аэробусах» бортинженеров вообще нет – за всем следят пилоты.

- Я считаю, что это ошибка. Вспомните, сколько катастроф именно на самолетах, где нет бортинженера. Например, в Иркутске, когда самолет врезался в гаражи после посадки. Там реверс, вместо того, чтобы дать обратную тягу для торможения, стал увеличивать скорость машины. И вот пилоты тормозят, а самолет ускоряется. Если бы был бортинженер, он успел бы хотя бы отключить двигатель…

Естественно, Николай Николаевич не раз попадал в экстремальные ситуации в небе. Но они всегда хорошо заканчивались.

- Первый раз я серьезно задумался над тем, чтобы оставить небо в 1975 году. Мы летели на Камчатку на Ту-104. Топлива хватало только-только, поэтому, не долетая до точки возврата (где самолет может повернуть назад, чтобы у него хватило топлива) мы узнавали прогноз погоды. И вот нам говорят, что все нормально, а через некоторое время сообщают о циклоне. Вернуться уже не можем, не хватит горючего. Летим.

В такую болтанку он попал первый и последний раз в жизни.

- Нас трясло так! Самолет кидало метров на сто туда-сюда. Пассажиры сидели как мышки, было так страшно, что они даже паниковать боялись. Этот ужас продолжался всего минуты две, но мне они показались вечностью. Я и подумал: может, пора заканчивать?

Были и другие случаи, про которые он говорит «видимо, мы родились в рубашке». И двигатель горел, и чего только не было…

- Я не согласен с тем, что нужно убирать с рейсов Ту-154, - это, на мой взгляд, лучший российский самолет. Самый надежный, самый удобный. Не то, что этот новый Ту-214… Я несколько раз летал на нем пассажиром, и всегда плохо себя чувствовал. Потому что, например, в Ту-154 воздух полностью обновляется 30 раз в час: он поступает извне. А на Ту-214 воздух просто гоняют по салону, не обновляя. И это только один момент для сравнения.

Что же касается «Боингов» и «Аэробусов», старейший летчик страны считает, что и они – гораздо хуже Ту-154. Во всяком случае, те, на которых летаем мы.

- Знаете, как эти самолеты попадают в Россию? Из пустыни в Америке, там стоят сотни этих боингов и аэробусов. Подержанных. И вот им делают косметический ремонт и продают в Россию. Ну и каков уровень этих бортов из пустыни?..

Правда, по признанию Николая Николаевича, нынешнее состояние практически всех самолетов в России – ниже среднего.

- Раньше как? Налетал самолет 2 тысячи часов – его на завод. Там его расшивают полностью, ремонтируют и сшивают заново. Я сам регулярно гонял туда наши борты. Для сравнения: за последние 15 лет лишь один самолет «Дальавиа» был на этом заводе. Я вам признаюсь, что куда в большей безопасности чувствую себя в кабине пилотов, чем на кресле пассажира. А теперь мы с женой вообще решили – никаких самолетов. Будем ездить на поезде.

- Как удается в таком не юном уже возрасте каждый год проходить медкомиссию?

- Да спортом занимаюсь. Да вы не думайте, диагнозов у меня много. Правда, самого главного нет. Не знаю уж, почему.

«Главный» диагноз летчиков – тугоухость. Это профессиональная болезнь, за приобретение которой им к пенсии добавляют 40 процентов оклада.

- И вот молодые списываются по ушам только так. И что, думаете, они все глухие? Но кому не хочется пенсию нормальную?.. А я дурак, не стал симулировать…

Он так хотел летать, что никогда за 42 года не фотографировался в самолете и около него.

- Это у меня суеверие: если сфотографироваться, будет последний рейс. Поэтому фотографий просто нет. Кроме разве что тех, что сделали совсем недавно, в октябре…

В октябре в «Дальавиа» уже прекратили полеты. Но потом вдруг решили все-таки сделать один рейс в Магадан, – нужно было выполнить обязательства. Николай Фоменко полетел.

- Это и был мой последний рейс. Мы сфотографировались. Но, если честно, я даже после последнего рейса все равно надеялся…

Казалось бы, на что надеяться, если и летчики на десятки(!) лет моложе оказались списанными за борт?

- Надеялся, что меня возьмут в новую компанию хотя бы для эксперимента – чтоб долетал до 70 лет. До меня самый старший летчик в России списался в 66 лет. Я ведь мог попасть в книгу рекордов Гиннеса! Не дали...

Не дали ему и «заслуженного работника авиатранспорта». Стали собирать документы перед самым банкротством. Вроде собрали, но несколько дней назад сказали: а компании-то не существует, от кого же вам «заслуженного»-то давать?

- Почему так поздно выдвинули?

- А у меня все было поздно. Я и за границу поздно летать стал. Потому что я в партии не был. С тех пор, как у нас в детдоме после смерти Сталина коммунисты его бюст свалили (а нас ведь, детдомовцев, всегда учили, что он наш отец родной, другого у нас не было), – с тех пор я их и не люблю…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы