aif.ru counter
12.11.2008 00:05
2412

Пророк или гений: кем же был Достоевский?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Как сегодня лучше спасать свои деньги 12/11/2008

А ведь, как заметил защищавший писателя Дмитрий Рогозин, Европа учила Россию именно по Достоевскому: «Если Пётр I прорубил окно из России в Европу, то Достоевский прорубил окно из Европы в Россию».

С одной стороны, именно автор «Бесов» и «Братьев Карамазовых» был тем пророком, кто за сто с лишним лет вперёд смог разглядеть приход «бесов»-революционеров. Он если не раскрыл окончательно, то, по крайней мере, приблизился к раскрытию тайны связи России с Богом. Но, с другой стороны, как писал в начале ХХ века философ Розанов, он первым показал «ненаказуемость порока, безвинность преступления».

Насколько пророческим был великий писатель - размышляет Игорь Волгин, президент Фонда Достоевского, академик РАЕН, доктор филологических наук, автор книг о писателе.

- Прежде всего отвечу на ваш вопрос о том, может ли вообще один человек, сколь бы велик и талантлив он ни был, претендовать на право олицетворять собой всю страну. Конечно, данный проект - это только замер общественного мнения, «результат» которого в любом случае будет условен, факультативен и некорректен. Именем страны не может быть никакое реальное лицо, разве что собирательный, внеисторический персонаж.

Вы спрашиваете, как мог оказаться в «списке Двенадцати» писатель, романы и повести которого смогла прочитать едва ли половина страны. Ну вы и оптимистка! Половина страны Достоевского не прочитала. Боюсь, не прочитала толком и пятая часть. Но присутствие его в списке абсолютно закономерно. Конечно, и в Пушкине, и в Толстом воплотились фундаментальные основы русского духа. Но Достоевский проник в такие «подвалы» и на такие «верхние этажи» национальной души, которые до него не были доступны ни для иностранцев, ни для нас самих. Благодаря Достоевскому не только русский человек, но и человек вообще узнал о себе немало любопытного. Творчество Достоевского - это постижение незримых прежде для искусства глубин человека. С одной стороны, природы зла - «бесовщины», «подполья», «смердяковщины» и т. д. (всё это понятия Достоевского, овеществлённые в художественной прозе и вошедшие в язык).

С другой - высочайших взлётов человеческого духа, подвига смирения и самоотвержения - мужик Марей, Мышкин, Соня Мармеладова, Алёша Карамазов, Зосима и т. д. Ни Пушкин, ни Гоголь не проникали в эти сферы. У Пушкина нет Свидригайловых и убийц-идеологов, разрешающих себе кровь по совести. У Гоголя Башмачкин - маленький человек, созерцаемый как бы со стороны. А Макар Девушкин «Бедных людей» дан в письмах - это его собственное самосознание маленького человека. Кто-то заметил, что самый большой злодей у Толстого - Анатоль Курагин - при всём своём «бонвиванс тве» - всё-таки не растливший маленькую девочку Ставрогин. То есть Толстому-художнику неинтересно подполье. Он эпик - в большой истории и в «большой» семейной жизни, а не живописатель «случайных семейств». Достоевскому же удалось расшифровать такие «гены», которые до него не «прочитывались». И Подпольный, и «положительно прекрасный человек», и «бесы», и Раскольников, и Алёша Карамазов, и Смердяков - это его, простите за выражение, ноу-хау. И всё это - Россия.

«Этот писатель живёт в нас»

Никита Михалков, режиссёр, председатель «суда присяжных» проекта: «Позволю себе процитировать философа Розанова: «Достоевский, как пьяная нервная баба, вцепился в «сволочь» на Руси и стал её пророком».

Игорь Волгин: «Я думаю, что как раз Розанов, будь он среди «присяжных», голосовал бы за Достоевского. Именно Розанов в «Опавших листьях» говорит, что если бы миллионная российская аудитория с таким же вниманием, жаром и страстью «прочитала и продумала из страницы в страницу Толстого и Достоевского», как она читает М. Горького и Л. Андреева, «то общество наше выросло бы уже теперь в страшно серьёзную величину». Заменим ныне Горького и Андреева, скажем, на Пелевина и Сорокина (условно!) - слова Розанова будут столь же актуальны. И ещё он говорит: «Достоевский - всадник в пустыне с одним колчаном стрел. И капает кровь, куда попадает его стрела»… Он «живёт в нас. Его музыка никогда не умрёт».

Дмитрий Рогозин, представитель России в НАТО, «присяжный заседатель» проекта: «Достоевский был не только философом и учителем, он был ещё и великим пророком. Именно он впервые рассмотрел наступление «бесов» на Россию. Процитирую Фёдора Михайловича: «Во всякое переходное время поднимается эта сволочь, которая есть в каждом обществе. ...Эти дряннейшие людишки получили вдруг перевес, стали громко критиковать всё священное, тогда как прежде и рта не смели раскрыть. …Развитые посредники, развивающиеся купчики, бесчисленные семинаристы, женщины, изображающие собою женский вопрос. Всё это вдруг взяло над нами верх».

Ничего вам не напоминает? Не о нашем ли времени, не о начале ли 90-х российской новейшей истории писал эти строки Фёдор Михайлович?

Достоевский пытался разобраться в противостоянии добра и зла. И понял, что зло - оно не где-то слева или справа. Оно в нас самих. Но добро должно победить. И то же самое происходит в душе народа. Да, Достоевский не указал нам путь к светлому будущему, но он точно показал, куда нам нельзя идти».

Игорь Волгин: «Достоевский действительно не только смог предугадать приход «бесов», но и вскрыл нравственные истоки «бесовщины». Её проявления - высшая степень социальной и нравственной невменяемости, демагогии, провокативности, исторической и истерической безответственности. Это и наше недавнее прошлое, о котором (как о будущем!) заявлено героем «Бесов»: «…Каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом… Все рабы и в рабстве равны... Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей!.. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза. Шекспир побивается каменьями…» Таким образом, ту социальную систему, которая возобладает ещё нескоро, Достоевский описал с большим опережением. Он проник в самую сердцевину тех нравственных механизмов, которые, «модернизировавшись», действуют до сих пор. А, скажем, поэма о Великом Инквизиторе - предвосхищение того, как идеологическое, тоталитарное государство берёт на себя все моральные права, лишая человека свободы воли. Эта система была реализована в ХХ веке - большой кровью и в разных тоталитарных системах».

Сергей Капица, профессор, вице-президент РАЕН, «присяжный заседатель» проекта: «Сравните два дома - дом, который можно создать из творчества Пушкина, и дом Достоевского. И ответьте: мы бы хотели жить в доме Достоевского?»

Игорь Волгин: «Ни Пушкин, ни Достоевский не сулят нам квартиры с тёплым ватерклозетом и прочими замечательными удобствами (в отличие, скажем, от социальных утопистов). Я имею в виду в том числе и душевный комфорт, исключающий «больную совесть». У художников, говоря словами Бориса Пастернака, - лишь «образ мира, в слове явленный». А дом сооружаем мы сами. Если мы будем возводить его без учёта «технологий» Достоевского, его морального опыта, мир будет подвержен чудовищным опасностям, а построенный дом, рухнув, погребёт нас под своими обломками».

 

7 фактов из жизни Достоевского

 

4 года

Достоевский провёл на каторге - он был «чернорабочим» в Омской крепости.

600 рублей

выделил Достоевскому в 1865 г. Литературный фонд, чтобы писатель оплатил свои долги. Иначе ему грозила опись имущества.

Почти 10 лет

Достоевский играл в рулетку (некоторые периоды - ежедневно), надеясь выиграть и разбогатеть. В 1871 г. он покончил с игроманией.

4 ребёнка

было у писателя, двое из них умерли в младенчестве.

15 минут

длилась овация писателю, когда в 1879 г. он впервые публично прочёл фрагменты из романа «Братья Карамазовы».

5 лет

издавал Достоевский ежемесячные «Дневники писателя». Читатели завалили его письмами с изъявлениями благодарности.

9 романов

18 повестей и рассказов, а также десятки фельетонов и статей - литературное наследие писателя.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество