aif.ru counter
1010

Андрей Сидорчик: «Черный» передел в Копейске

Акция протеста заключенных колонии №6 в Копейске. Фото: РИА Новости

Красное и черное не по Стендалю

Помимо административного, узаконенного деления всех учреждений исправительного типа, существует еще и деление неофициальное. Все «зоны» России делятся на две категории – «красные» и  «черные».

«Красными» называются те колонии, где вопросы поддержания внутреннего порядка находятся полностью под контролем администрации. В таких «зонах» администрация колонии осуществляет деятельность в соответствии с законом, и обладает всей полнотой власти.

«Черными» называются колонии, контроль над которыми находится в руках так называемых «авторитетов».

Администрация подобных учреждений, чтобы добиться поддержания элементарного порядка, вынуждена договариваться со «смотрящими», идя им на определенные уступки, закрывая глаза на нарушения режима.

Многим непосвященным кажется, что охранники и заключенные – это два строго разделенных между собой мира. На деле все обстоит не совсем так. Колония – это большой организм, который занят не только обеспечением собственного существования, но и, как правило, выполняет производственные функции.

Для нормального функционирования  данной системы нужны равновесие и стабильность. Поэтому, хочешь, не хочешь, а администрации и «зэкам» приходится выстраивать взаимодействие, основанное не только на параграфах внутреннего распорядка.

Разумеется, интересы у сторон разные, и каждая пытается сдвинуть ситуацию в свою сторону.

Администрация для этих целей имеет кнут и пряник, прописанные в законе. Если заключенный ведет себя правильно, не нарушает распорядок, то он получает определенные послабления режима, больше возможностей для получения посылок и свиданий с родными, а также право на УДО – условно-досрочное освобождение. Если «зэк» начинает идти на конфликт с администрацией, извлекается кнут в виде различных взысканий, вплоть до помещения в ШИЗО – штрафной изолятор с чрезвычайно жесткими условиями. Кроме того, подобная санкция чревата потерей права на УДО.

А в этом случае заключенный рискует продлить свое нахождение за решеткой на несколько лет.

Бунт им в помощь

Казалось бы, у «зэков» мер воздействия на администрацию практически нет, кроме жалоб в высшие инстанции, да обращений к правозащитникам. Но это только на первый взгляд.

Как уже говорилось выше, администрации колонии нужна стабильность. Любое ЧП грозит серьезными проблемами руководству. Всевозможные проверки и разбирательства могут поставить крест на карьере, а иногда и вовсе повлечь уголовное дело.

Зная об этом, криминальные «авторитеты» используют массовые беспорядки как рычаг давления на администрацию.

Неподчинение бывает разным – от демонстративного невыполнения правил внутреннего распорядка, отказа от работы, до настоящих погромов и попыток массового самоубийства.

При этом вовсе необязательно, что условные 100 человек готовы проститься с жизнью потому, что при очередном обыске у «авторитетов» изъяли все запасы наркотиков.

Но в «зоне» существует жесткая иерархия среди заключенных. И если с самого верха этой «пирамиды» поступает соответствующий приказ, «зэк» идет и режет вены, или, говоря на сленге, «вскрывается». В случае отказа его ждет суровое наказание – от понижения в статусе до физической расправы.

При этом надо иметь в виду, что массовый суицид, как правило, носит показательный характер – на самом деле «зэки» умирать не собираются. Главное  - устроить ЧП, добившись, таким образом, либо послабления режима, либо смены несговорчивой администрации.

Нужно заметить, что «красный» или «черный» статус зоны может меняться – борьба между криминалитетом и администрациями колоний ведется постоянно.

Перевод «черной» зоны в статус «красной» считается очень серьезным достижением начальника колонии и помогает его стремительному продвижению по карьерной лестнице. В свою очередь, если криминальному лидеру удалось сделать из «красной» зоны «черную», он может рассчитывать даже на высший титул преступного мира – звание «вора в законе».

Борьба за влияние

Источники во ФСИН сообщают, что события в ИК-6 города Копейска являются продолжением борьбы за влияние в учреждения пеницитарной системы Челябинской области. В 2006-2007 годах региональное управление ФСИН считалось лучшим в России, отличаясь при этом весьма жестким отношением к соблюдению режима.

Затем началась постепенная гуманизация порядков в местных колониях, что стали активно использовать в своих интересах представители криминального мира.

Не является большим секретом то обстоятельство, что деятельность целого ряда правозащитных организаций, занятых проблемами исправительных учреждений, напрямую финансируется криминалитетом. Взамен «авторитеты» получают активную пиар-кампанию в прессе во время масштабных беспорядков в колониях.

Действующие сотрудники ФСИН, знакомые с ситуацией, рассказывают следующее: ИК-6 в Копейске является колонией строгого режима, поэтому в числе заключенных случайных людей мало, зато много рецидивистов. При этом зона исторически «красная», и пару лет назад она считалась едва ли не образцовой. Сейчас «авторитеты» предпринимают попытки переменить статус колонии. Сотрудники ФСИН отмечают, что ни та, ни другая сторона не идет на крайние меры.  Массовое стояние на плацу, отказ от пищи, написание лозунгов кровью на простынях – все это игра на впечатлительную публику, стремление поднять большой шум.

Беспорядки в колонии начались в так называемый «День открытых дверей», когда в колонию в массовом порядке должны были приехать на свидание родственники заключенных, что вряд ли является случайным совпадением.

Добро не остается безнаказанным

Чем закончится конфликт, большинство так и не узнает. Когда схлынет нынешний шум, либо администрация пойдет на уступки, либо зачинщиков и вдохновителей отправят в заведения еще более жесткого режима, а в ИК-6 все вернется на круги своя. Своя закрытая для посторонних глаз жизнь в местах не столь отдаленных продолжится в любом случае.

И последнее, для полноты картины. Искренняя преданность родственников, готовых денно и нощно стоять под заборами колонии ради своих осужденных близких, заслуживает уважения, но порой заканчивается плачевно.

Как сообщило 21 ноября агентство «Интерфакс-Центр» со ссылкой на региональное следственное управление СКР, осужденный до смерти забил свою жену, когда та приехала к нему на свидание в исправительную колонию N3 в поселке Товарково Дзержинского района Калужской области. Тело 41-летней женщины было обнаружено в комнате для длительных свиданий. Установлено, что она пришла на свидание к мужу, который на протяжении последних трех лет отбывал срок за избиение другой своей сожительницы и должен был освободиться в декабре. С убитой он вступил в брак летом 2012 года. О смерти женщины осужденный сам сообщил в дежурную часть и рассказал, что избил ее до смерти. Его показания были оформлены как явка с повинной.

 

 

Андрей Сидорчик, 

Редактор раздела «Общество» интернет-службы «AиФ»

 

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (9)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы