aif.ru counter
244

Людмила Алексеева, правозащитник: «Судебные ошибки никуда не делись»

А преступность не падает!

Нашему обществу жестокости не занимать — впитали её с младых ногтей. И при царях, и в особенности при большевиках. Вот уже раздаются призывы вооружить население и приступить к «самообороне», т. е. к несудебной расправе. Каждому пистолет в руки — и наводи порядок... Было уже такое. Вспомним наших чекистов в 30-е годы XX века, взявшихся вершить суд без следствия. Миллионы погибших. Сколько из них ни в чём не виновных?

Но вроде бы с тех пор мы кое-что поняли. Свыше половины государств мира сегодня отменили смертную казнь или не применяют её на практике. Четыре страны какое-то время спустя восстановили, но… опять отказались. Потому что преступность ничуть не снижалась, только росла. И, смею вас заверить, так было всегда! В царской России, и при Советах, и сегодня. Точно такая же картина во всех странах, пытающихся устрашить преступника смертью. Происходит прямо противоположное: зная, что, скажем, за изнасилование его, если поймают, казнят, преступник предпочитает не оставлять в живых свою жертву — потенциального свидетеля.

Смерть для невиновного

А судебные ошибки? После того как в штате Иллинойс (США) выяснилось, что более ста человек, находящихся в камерах смертников, невиновны, казни отменили. Слишком велика цена ошибки следствия и суда. И это в США! Что же говорить про нашу зависимую и от властей, и от богачей коррумпированную, непрофессиональную судебную систему?

Самосуд происходит чаще всего тогда, когда государство не может или не хочет нас защитить. И вот мы разуму вопреки сочувствуем «ворошиловскому стрелку» — Ульянову, который пулей наказывает подонка, надругавшегося над его внучкой. Происходит это потому, что должностные лица — и милиция, и прокуратура — бездействуют. Мы сочувствуем мстителю, но не подозреваем, к каким ужасным последствиям может привести такое беззаконие.

Наш Уголовный кодекс, кстати сказать, чуть ли не самый жестокий среди цивилизованных стран. А условия отбывания наказания — тяжелейшие. Недаром Минюст выходит с законодательной инициативой: год пребывания в следственном изоляторе считать за два. Есть, безусловно, в некоторых странах уголовные статьи жёстче наших. Но не о жестокости наказания надо бы говорить, а о его неотвратимости. Люди не верят, что заслуженная кара настигнет негодяя. Не верят милиции, прокуратуре, суду. Не верят в возмездие и преступники. И понятно почему.

Закон у нас частенько действует очень «избирательно»: с рядового гражданина спросят по всей строгости за украденную булку, а сильным мира сего сойдёт с рук и убийство. Вот где зарыта собака. Вот где корни высокой преступности.

Мафия не будет бессмертной, если мы наконец по-настоящему реформируем нашу следственную и судебную систему. Вот сюда должна быть направлена политическая воля власти и наша гражданская активность. А не на восстановление смертной казни, не на внесудебный отстрел, не на суд Линча.

Пороки нашей судебной системы очевидны всем — и политической верхушке, и нам, рядовым гражданам. Я убеждена: независимая, квалифицированная, неподкупная судебная власть — это цель, ради которой в состоянии объединиться верхи и низы нашего расколотого общества.

Писатель Данил Корецкий выступает ЗА смертную казнь. Его доводы читайте ЗДЕСЬ.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы