605

Юрий Белановский: Зачем нужны православные догматы?

В современном информационном пространстве, как мне представляется, есть некоторое противостояние, где «светская сторона» выставляет «догматичность» как что-то нехорошее, а церковная – как нечто принципиально важное. Порой со стороны верующих приверженность догматам преподносится чуть ли не как единственный и достаточный критерий истинности веры.

Откуда взялись догматы?

Христиане верят и знают из Библии, что с самого начала человеческой истории Бог открывал себя людям в живом общении. Библейское откровение достаточно просто. Оно не учебник с чёткими и ясными формулировками, а повествование, передающее живые слова Самого Бога, а также слова пророков и апостолов о том, что они видели, что слышали, в чём сами принимали участие. Только так можно передать живой опыт. Люди, стремясь к личному отношению, всегда ищут примера, хотят увидеть живые черты, хотят понять и почувствовать, о ком идёт речь, в чём они схожи, в чём различны, чему можно подражать, что настораживает или пугает.

Поэтому исторически в жизни христиан сначала возникли Евангелия и апостольские послания к общинам верующих. И уже позже в пространстве философской, как потом скажут, богословской полемики с античностью, формировались христианские догматы, как ёмкие, философски точные вероучительные определения. Догматы рождались из опыта осмысления своей веры и опыта размышления над Священным Писанием в ответ на разного рода возражения или подмены. В этом смысле догматы – это попытка найти такие слова, которые наиболее удачно и недвусмысленно отражали бы опыт христианской веры, открывали бы нечто о Боге, о Его отношении к человеку и к миру.

Проиллюстрирую сказанное. Вспомните диалог пророка Моисея и Бога. «Кто ты, Господи?» – вопрошал Моисей. «Аз есьм Сущий», – отвечал Господь. На языке философии это звучало бы так: «Я – Само Бытие». Вспомните слова апостола Фомы, увидевшего раны на теле воскресшего Иисуса. Апостол произнёс: «Господь Мой и Бог мой». Евангелие говорит об Иисусе Христе, как о человеке, и о Нём же – как о Боге. Отсюда догматическое определение: Иисус Сын Марии – Богочеловек, Сын Божий, Спаситель мира. Важнейшим догматом христианства также является утверждение, что Бог, сотворивший мир и человека, – Святая Троица – Отец, Сын и Дух Святой. Конечно, это некая философия, но она необходима, если кто-то хочет отличить свою веру от иных вер, если кто-то хочет хранить и распространять веру. Наиболее известный догматический текст – это «Символ веры», начинающийся словами: «Верую во Единого Бога Отца вседержителя…»

В любом общении очень важно различать собеседников, очень важно обращаться лично и по имени, только тогда состоится диалог, только тогда каждый будет услышан и сам сможет услышать собеседника. Для верующего человека необходимо знать, кто таков Бог, необходимо отличать Его от чего бы то ни было. В древнем мультирелигиозном мире было очень важно не только выразить свою веру словами, но и выразить её так, чтобы сразу была ясна особенность христианства по отношению к другим религиям. Нужно было ясно объяснить, Кто Тот Бог, которому верят и в Которого верят христиане. Как мы видим, христиане прошлого с большим успехом справились с этой задачей.

Из сказанного выше, думаю, ясно, что догматы – это форма вероучения, удобная с точки зрения полемики, хранения и трансляции. Догматы – своего рода гаранты, что вера сегодняшних христиан та же, что и вера апостолов и вера отцов.

Трудно ли изучить догматы?

Если говорить о содержательной стороне дела, то большой трудности в изучении догматов нет. Ради этого они во многом и составлялись. Нужно только помнить, что у нашего времени есть свои особенности, которые обязательно надо учитывать.

Одна из болезней современной православной жизни – в слишком большом акценте на словах и на форме при глубоком игнорировании личного мнения человека. Тема догматов во многом перешла в область «правильных» словесных выражений и порой стала чужда смысловой и психологической стороны.

Догматы часто преподаются и воспринимаются как аксиомы, обязательные к принятию вне контекста жизни, опыта и образования людей. Нередко, узнавая догмат или даже запоминая его, человек не знает, как и где искать ответ на вопрос: «При чём тут я, какое отношение это имеет ко мне лично?» Вероучительная истина очень легко становится или мёртвой ни к чему не обязывающей декларацией, или идеологическим отличительным маркером «я свой». Пока некто говорит «правильные» слова, данные в авторитетных источниках, он считается православным, стоит ему сказать о своём понимании, о своих чувствах, о своих недоумениях, он легко в сознании многих может превратиться чуть ли не в еретика. Хотя совершенно понятно, что для любого человека очень важны его личные искренние живые размышления над своей верой.

Сегодня на определяющем месте в культуре стоит личное понимание, личное отношение, личное переживание. Давно уже главенствует принцип «говори от себя и за себя». Пожалуй, в наши дни только в церковной среде и в политике осталась голая декларация истин (по сути, лозунгов), тогда как люди ждут простого человеческого слова. Если кто-то хотел бы изучить догматы, ему следует помнить, что вместе с историческим и смысловым контекстом ему нужно будет научиться понимать для себя и объяснять другим, какое отношение догматы имеют к нему лично и какое отношение он имеет к догматам.

Я думаю, что по отношению к догматам, с определёнными оговорками, можно отнести понимание, что смысл жизни и ценности нельзя дать человеку извне насильно, их можно обрести, как отклик сердца, и по-своему пережить. Глубоко и устойчиво будет только то понимание догматов, что рождено личной верой в Бога и является ответом на собственные вопросы о собственной вере. Если говорить о некоторой последовательности вхождения в христианскую традицию, то вера во Христа и Евангелие как живое откровение о Спасителе – первичны, а догматы как оформление веры – вторичны.

Пару слов о канонах

Догматы, или вероучительные положения, часто путают с канонами, тогда как последние – это правила жизни, дисциплина, своего рода церковное законодательство или право. Догматы отвечают на вопрос: «В кого и как мы верим?» Каноны же говорят о том, как устроена церковь, как надо жить и что недопустимо для христиан.

Каноны, как некоторые правила, проистекают прежде всего из нравственных заповедей Божьих, открытых в Евангелии, и из постановлений апостолов, сформулированных ими при создании первых христианских общин. Каноны, как положения церковного права, часто обусловлены обстоятельствами времени и места. К примеру, те из них, что определяют отношение Церкви к Византийским императорам, давно уже потеряли всякий смысл. Те же, что регулируют иерархические внутрицерковные отношения (кто таковы епископы, священники, дьяконы) или порицают безнравственность (супружеские измены или взяточничество) – вполне вневременны.

Следует сказать, что сегодня каноническая церковная наука слишком размыта и многословна, порой она даже представляет собой толкования на толкованиях. Наиболее актуальным и в то же время достаточно трудным является вопрос о статусе, области применимости и компетентности различных канонов.

 

 
Юрий Белановский, Руководитель

добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (43)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество