358

Александр Никонов: «Если власть не легализует использование огнестрельного оружия, не будет ее самой»

«АиФ»: - Здравствуйте Александр! В своей последней книге «Кризисы в истории цивилизации» Вы рассуждаете на тему истории общества, которая представляет собой череду катастрофических природных катаклизмов и гуманитарных кризисов различного характера. Самый страшный из них, по ваши словам, «разруха в головах». Но прежде, чем обратиться к этой теме, нашим читателям хотелось бы знать, каково ваше отношение к событиям последних дней? К конфликту на Манежной площади, всплеску ксенофобии и антикавказских настроениях большей части общества.

А.Н.: - Власть демонстративно жестко осудила события на Манежной. Но при этом у меня ощущение, что урок они извлекли, судя по мелким проговоркам, которые допускались. Что касается того, почему нет конфликтов между русскими и татарами, казахами, потому что они давно интегрировались. Это в конце XIX - начале XX вв. дворник был татарином. Сейчас дворник в Москве – таджик. Татары абсолютно цивилизованная нация, никто не спрашивает татарин он или нет, мусульманин или нет. У меня ощущение, что татары давно забыли мусульмане они или христиане. Де факто житель современного мегаполиса не является ни этническим человеком, ни религиозным. Даже если он позиционирует себя как верующий, он фактически живет как атеист: он не ходит в церковь, минуту в день думает о Боге, у него очень много других забот. Темпоритм жизни современного постиндустриального мегаполиса совершенно другой, он не допускает «родимых пятен», как национальность или религия. В то же время люди, которые приезжают из традиционных мест в мегаполис, попадают в некую моральную пропасть. На Кавказе довольно жесткое воспитание, когда они отрываются от него, им кажется, что они попали в зону, где все можно. Это не так. Мы сейчас наблюдаем конфликт города и деревни. Мы живем в городе. Как работает психотип городского человека? У него тормоза внутри. Как работает психотип деревенского человека – у него тормоза внешние. Не имея внутренних тормозов, человек, приехавший из деревни, идет «вразнос».

Вопрос состоит в том, что нам надо цивилизовать эти окраины. Россия этим всю жизнь занималась. Путин несколько лет назад верно отметил, что «Россия играла цивилизаторскую роль по отношению к отсталым окраинам», - это так. Фактически, какой бы страшной не была колониальная политика, это была политика, которая вытаскивала отсталые окраины до высот цивилизации.

«АиФ»: - Как Вы считаете, есть ли шанс интеграции людей из кавказских республик в российскую общность или они со временем получат независимость? Надо ли будет строить на границе с Кавказом стену?

А.Н.: - Мы знаем много всяких стен: Берлинскую, стену которую пытаются построить США от Мексики, мы знаем стену, которую пытался построить Израиль, чтобы отгорадить Палестину. У меня ощущение, что это палеатиф - полумера; исходя из технических, географический условий сложно в горах провести границу, которая бы нас абсолютно обезопасила. Мы можем использовать Терек, как такого рода границу. Но если смотреть на карту слева, то там Терек заканчивается. И потом, стенную границу всегда можно обойти, можно подкопаться, проделать десятки проходов, через которые все равно будет проходить диффузия деревенского материала.

Могла ли Россия цивилизовать Казахстан или Татарстан?  Она это сделала. Могла ли Британия цивилизовать целый североамериканский континент?  Она это сделала. Была ли цивилизована Африка?  Если были бы еще силы, которых не хватило и в результате чего «белые» люди ушли из Африки, та катастрофа, которую мы сейчас там наблюдаем – это результат политики пораженческой. Ответ на вопрос, сможем ли мы это сделать, зависит от того, насколько сильна Россия экономически, демографически. К сожалению, Россия не очень сильна экономически - мы до сих пор сырьевая держава. Мы не очень сильны демографически, наше положение всем известно. В этом смысле как раз Кавказ доминирует. В какой город ни приедешь, мы видим лиц кавказской национальности. Почему Кавказ «опыляет» всю Россию своими людьми? Потому что там рождаемость традиционного общества. Сможет ли Россия переварить Кавказ? – это еще вопрос, на который никто не ответит, это покажет история.

«АиФ»: - Александр Петрович, как вы думаете, сколько гробов увезли бы с Манежной площади, если бы корокоствольное оружие было бы легализовано?

А.Н.: - Если бы было легализовано огнестрельное оружие, то по современному ныне действующему закону его нельзя брать с собой на митинги, общественные мероприятия. Если бы оно все-таки там было, то при наличии травматического оружия, были бы жертвы, это мы видим по милицейским сводкам. А при наличии огнестрельного оружия, жертв не было бы. Психологически травматическое оружие воспринимается как бита, рогатка, нечто такое, чем можно ударить, но не убить и убежать, не оставив следов. В то время как боевое оружие просто так не достается из карманов. Это сразу убийство - самая тяжелая статья; стреляющий от огнестрела человек сразу оставляет две улики: гильзу и пулю. Они находятся в пулегильзотеке МВД, вас тут же вычислят. Огнестрельным оружием на такого рода мероприятиях ни в коей мере нельзя было бы воспользоваться по той же причине, по которой люди носят туда маски, чтобы их не узнали. Стрелять они ни в коем случае не будут, потому что мгновенно будут опознаны через пулегильзотеку МВД.

Есть расхожая точка зрения: власть боится вооружать народ, поэтому она не дает нам короткоствольное огнестрельное оружие.  Это ошибочная точка зрения, по той причине, что огнестрельное оружие не употребляется во время уличных боев, у него другая функция. Я был в прошлом году в Кишиневе, когда там случились волнения. Люди штурмовали парламент, громили его – это был стихийный народный бунт. Несмотря на то, что в Молдавии легализовано оружие, никто не стрелял из него. У нас человек сейчас может купить легально нарезную винтовку боевого калибра с оптическим прицелом, сошами, но никто этого не делает. Есть странная точка зрения, что русские люди дикие, им нельзя давать оружие, перестреляют друг друга. Русские люди менее дикие, чем итальянские, французские, английские. Посмотрите, что творили эти остолопы в Риме, Париже – жгли машины, переворачивали, били витрины. Из-за чего был этот сущий погром? Только из-за того, что там увеличили плату за обучение. У нас убили человека, но при этом события на Манежной были гораздо мягче по форме выражения. Никто не переворачивал машины, люди даже выходили на переговоры с властью. В общем, русские гораздо спокойнее. Если кому и доверять короткоствольное оружие, то это нам.

«АиФ»: - Как Вы думаете, в России легализуют оружие или нет? Что должно послужить поводом для его легализации?

А.Н.: - У меня есть внутренняя уверенность, что это будет сделано, по причине того, что  стране реально грозит распад. Она поражена коррупцией, как апельсин гнилью. А в таких условиях нужно коренным образом реформировать и судебную систему, прокурорскую и милицейскую. То, что Медведев предлагает переименовать милицию в полицию - это правильный шаг. Беда в том, что сейчас, к сожалению, у нас во многих местах «ментура» срослась с властью и криминалом  - фактически страна находится в метастазированном состоянии. Она поражена раковой опухолью коррупции. Метастазы проникли до самого низа. Это будет тяжелое лечение - химиотерапия в виде вооружения населения. С одной стороны милицию надо сокращать, иначе с этими «неуправляемыми бандформированиями» ничего невозможно будет сделать, увеличивать зарплату оставшимся, вычищать, брать новых, как это было в Грузии. Для того, чтобы удержать ситуацию в рамках порядка надо по-другому относиться к людям, которые защищают себя. Медведев каждую неделю должен награждать орденами государственными людей, которые защитили сами себя или посторонних лиц  от бандитского беспредела. Когда государство отвернется от преступника, которого сейчас защищает суд, повернется лицом к нормальным людям, перестанет де факто служить преступности, тогда кризис миновал, нам удастся повернуть страну в сторону выздоровления. Страна должна собираться снизу оружием и землей. Человек с оружием на земле – хозяин, с этого атома должна начаться самосборка России.

«АиФ»: - Думаете, наша власть сейчас к этому готова?

А.Н.: - Если она не готова к этому сейчас, она будет готова завтра. Если она не будет к этому готова завтра, ее не будет самой. Это может быть поздно как для самой власти, так и для России, потому что власть может Россию потерять.

«АиФ»: - Александр Петрович, что вы думаете о последних событиях в Белоруссии?

А.Н.: - Я бы хотел обратиться к Лукашенко: «Александр Григорьевич, так себя не ведут. Даже Пиночет, который пролил при приходе к власти стадионы крови, в конце концов нашел в себе силы уйти. Недовольство в белорусском обществе зреет. Победив сейчас на выборах, Лукашенко подписал себе приговор. Я думаю, что дальше у него будет только одна линия - закручивать гайки, чтобы попытаться удержаться, усиливать КГБ, который будет осуществлять проникновение в народ, выискивать недовольных. Мы это уже проходили, это никогда хорошим не кончается, учитывая, что этот странный белорусский социалистический элемент творится на наши деньги. При любом «перекрывании крана», Лукашенко будет хуже. Почему российские власти изменили отношение к Лукашенко? Потому что на Украине прошли выборы, там сидит теперь как бы наш человек, можно не беспокоится за нефтяной транзит в Европу, можно теперь разобраться с Белоруссией.

«АиФ»: - Наш читатель вас спрашивает. Не кажется ли Вам, что Россию ждет полный «финиш» и идет он из Китая? Боюсь, что в этом вопросе легализация короткоствола не поможет. И если Наполеон землицы нашей не желал, то китайцы как раз наоборот, именно ее и хотят. Не кажется ли Вам, что борьба против Китайской экспансии могла бы стать национальной идеей, способной решить многие проблемы?

А.Н.: - Лично меня эта идея не греет. Я не вижу в своем окружении ни одного человека, которого подобного рода идея противодействия Китаю, могла бы вдохновить. Мы сейчас наблюдаем отток с Дальнего Востока.

Сама китайская угроза преувеличена. Не так много там китайцев, как об этом говорят. Китайцы не угрожают земле как таковой. Хорошо бы если бы они хотели осесть на нашей земле, потому что надо ее кому-то обрабатывать. Пусть это будут корейцы, индусы, китайцы, но, увы, они не хотят. Китайцы «оседают на трубах», там, где есть тепло. Эти места густо заселены, не смогут в течение ближайшего времени китайцы сильно нас потеснить «на трубах» и в городах. Что касается лесов - я бы им квоты выделял, потому что в России некому работать.

Китай не собирается забирать нашу Сибирь. У Китая в ближайшие 20 лет будет масса своих проблем, вплоть до того, что китайская коммунистическая красная империя может развалиться на несколько государств. Китай за последние 15 лет втащил внутрь себя все те мировые противоречия, которые раньше были размазаны по всему земному шару. Мы там видим постиндустриальный Шанхай с технологическими чудесами XXI века. Отъехав на 300 км от Шанхая, мы увидим нищету, где люди «мух едят с голодухи». Это противоречие когда-нибудь может эту страну расколоть, недаром китайское руководство так опасается ускоренного развития китайской экономики. Им нужно стабилизировать ситуацию внутри страны, им не до внешних экспансий.

«АиФ»: - Александр, какая страна для вас является самой свободной?

А.Н.: - Два волка и ягненок голосуют за то, что у них будет на обед – вот что такое демократия. Мне больше нравится республика – некое демократически устроенное общество, имеющее систему сдержек и противовесов, в котором царит закон, поддерживаемый милитократией (властью умных, экспертов). Если мы дадим решать вопросы неэкспертам, мы погрязнем …

Типичный пример – химкинский лес, когда собрались эксперты, которые решили, что экономичнее всего вести дорогу через химкинский лес, а не сносить дома. Тут же наше демократическое, гражданское общество, не будучи экспертом, начало возмущаться и кричать о том, что мы привыкли здесь ходить, пить пиво и бросать бутылки. Если отдать столь важные стратегические вопросы на откуп охласу, то ни к чему хорошему мы не придем. Это будет развал страны, только с другой стороны.

«АиФ»: -Еще один вопрос от нашего читателя. Мне 25, живу и работаю в Москве всю жизнь. Последнее время все чаще задумываюсь об эмиграции - хочется жить в современном и свободном государстве уже сейчас, а не в старости. Что вы посоветуете? Уезжать(куда)? Или оставаться?

А.Н.: - Смотря чего вы хотите. Если вы хотите карьеры Билла Гейтса или основателя мощного ресурса, то вам надо в кремниевую долину. Если вы хотите артистической карьеры, вам надо в Голливуд. Если вы хотите капитанскую карьеру, то надо ехать в морскую державу. Для человека современного мира Родина там, где находится его семья, где он может максимально реализовать свой творческий потенциал. Поэтому традиционное понятие «родина» отступает. Его размывают финансовые, культурные потоки. Кто сейчас стоит на культурном Олимпе в массовом смысле? Конечно, Америка со своим Голливудом, потому что весь мир подстраивается под те штампы, которые несут американцы. Потому что у них кино не датируется государством, оно не дает деньги на съемку патриотических картин, прославляющих страну. Рынок срабатывает так хорошо, что культурные парадигмы, которые несут американские картины, распространяются на весь мир. Если вы хотите посвятить свою жизнь лесной промышленности, то надо в Канаду или Финляндию ехать. Если вы хотите стать нефтяным олигархом, то можно и здесь остаться. Все зависит от того, чего вы хотите добиться в жизни. Если для вас самое главное – семья и дети, то надо ехать в Австралию или Новую Зеландию. Австралия – это страна для детей. Решайте сами!

«АиФ»: - Александр Петрович как вы считаете, какие перспективы у нашей страны с такими властями и с такой политической системой?

А.Н.: - Я бы сам сейчас поругал и Путина, и Медведева. Но факт состоит в том, что я иногда сажаю себя на их место, понимаю, что политика – это искусство возможного. Порой ты находишься в цейтноте, когда нет времени подумать, нужно брать те рецепты, которые кто-то дает тебе из окружения. Бывает, что нет ресурсов, нет политической возможности, есть решение, но оно политически невозможно. Был у меня случай, когда я беседовал с Гайдаром, который сказал: «Складываются порой ситуации, когда ты холодным умом понимаешь как их можно было бы разрулить, в то же время видишь, что этот политический шаг невозможен, страна его не воспримет». Страна воспримет его после жуткой встряски, когда люди устанут от крови. Сейчас я не представляю как можно уволить всю милицию, чтобы собрать новую - все тут же рухнет. Это гнилая кость, но она есть.

Возвращаясь к властям - они стараются, но сделать ничего не могут, что усугубляется ошибками кардинального свойства.

«АиФ»: -Что Вы думаете о конце света?

А.Н.: - Я об этом книгу написал, она называется «Кризисы в истории цивилизации вчера сегодня и всегда». Мы всегда переживали какие-то кризисы. Другое дело, когда границы стираются, кризис охватывает не отдельные страны, а весь мир. Если мы кризис преодолеем, то все у нас будет идти по той накатанной колее, которая есть: у нас будет виртуальная реальность, искусственные органы, киборгизация и т.д. Но можем мы это и не преодолеть, потому что не все планетарные цивилизации в мире переживают этого рода кризис. Он усугубляется тем, что время сжимается. Мы сейчас находимся не только в условиях демографического перехода (видим некий экономический коллапс), но и множество других проблем. Если они будут преодолены, значит, все будет прекрасно.

Как преодолеть? Я не зря говорил, что разруха начинается в головах. Если все не будут допускать эту разруху, надеяться на лучшее, работать в этом направлении, тогда мы все преодолеем. Я имею в виду общую человеческую цивилизацию, нет русской цивилизации, татарской, казахской…. Мы сейчас находимся в том состоянии развития, в котором цивилизацию можно охарактеризовать как всеобщую. Мир слишком глобален, чтобы его разделять по несущественным признакам, таким как национальность.

«АиФ»: -А культура и религия? Сейчас идет очень сложный конфликт христианства и мусульманства.

А.Н.: - Я бы вообще взял и запретил религию. Назаретян утверждает: «Если вы хотите бороться с терроризмом, не хотите нагнетания напряженности, проповедуйте атеизм». Человек, который существует сейчас – потребитель, он не пойдет взрываться. Пойдет взрываться только человек с идеей, который считает, что есть нечто большее, чем он. А мы, либералы, считаем, что человек – это главное, он превыше религии,  ради него работают машины государства.

«АиФ»: - Известно, что вы неоднократно выступали за разрешение эвтаназии даунов. Если бы вы сами в результате несчастного случая стали дауном, согласились бы вы на вашу эвтаназию?

А.Н.: - Самому случайно стать дауном невозможно, это хромосомные нарушения. Я не призываю к эвтаназии только даунов. Каждый человек должен иметь право на эвтаназию в случае неизлечимой болезни. Сейчас в Страсбургский суд поступила жалоба от европейца, ему отказали в эвтаназии на том основании, что он не болен смертельно. Я считаю, что этот человек прав абсолютно.

Любой человек имеет право на эвтаназию. Дети тоже должны иметь право, но поскольку они не дееспособны, за них должны решать родители. На глазах моей жены был случай. Мальчик 8 лет болел раком, ему делали многочисленные болезненные переливания крови. Когда перестали помогать все обезболивающие, он кричал: «Мама, помоги мне умереть...» Последние два месяца он страдал, спрашивается, зачем? Что это за странный гуманизм, который превращает жизнь человека в пытку?

Помимо собственной жизни, есть еще и качество жизни. Если оно стало невыносимым, государство должно помочь человеку уйти. Человек должен уйти так красиво, как это происходит в Голландии и Швейцарии, в окружении родственников, тихо, спокойной, в словах любви – вот что такое право на эвтаназию, это оборотное право на жизнь.

«АиФ»: - Александр, расскажите, пожалуйста, о теории Ларина. В чем ее суть?

А.Н.: - Это совершенно великолепная теория, которая переворачивает наш мир. Я уверен, она будет принята в течение ближайших 20 лет, когда вымрет предыдущее поколение геологов. Именно геологи, которые жили в старой парадигме, не принимают ее.

Раньше, в XIX веке, мы жили на стационарной планете. Все происходило тысячелетиями неизменно. Потом научная парадигма поменялась. Теперь мы живем на стационарной планете, по оболочке которой «ездят» континенты – это теория литосферных плит. Сейчас она уходит, через 20 лет мы будем жить на раздувающейся планете. Механизм описан в моей книжке «Верхом на бомбе».

Следствия, которые вытекают из этой теории:

1. Нам не грозит энергетический голод, земля «газит» водородом. Наша главная проблема – это исчерпание нефти и газа. Водорода нам хватит на миллионы лет, это топливо экологически чистое. Недаром миллиардер Прохоров загорелся водородной энергетикой. Вся проблема водородных автомобилей в том, что у нас нет ни водорода, ни электричества. Для того, чтобы производить водород современными способами, нам нужно много электричества. Перевести весь автомобильный парк на электричество сегодня невозможно, потому что автомобили в мире потребляют больше энергии, чем вырабатывают все электростанции мира. Таким образом, это технически невозможно. Выход один - водород где-то добывать. Теория Ларина позволяет цивилизации выйти из того тупика, в который она дошла.

Я думаю, что первыми это сделают израильтяне или американцы. У нас пока тишина, хотя до меня дошли неформальные слухи, что наше руководство в курсе этой проблемы. Мы в Забайкалье, в Тункинской впадине можем добывать водород в промышленных масштабах, гнать его в Китай, Европу, но пока этого не делаем; зачем этим заниматься, если есть нефть и газ.

«АиФ»: - Александр, расскажите о своих музыкальных предпочтениях, если таковые имеются. Честно говоря, вы производите впечатление человека, который равнодушно относится к таким стандартным человеческим радостям: футболу(это не мужики, бегающие за мячом, а Великая игра, поверьте, можете даже проверить), музыке?

А.Н.: - К футболу, хоккею я равнодушен. Я считаю, что государство не должно тратить свои деньги на чужие развлечения.

Что касается музыки, я – не меломан. В основном у меня в машине радио разговаривает, а не поет. Если мне надо слушать дальний перегон, где радио не берет, то это либо книжка, либо легкая, ненавязчивая музыка: дудка, испанская гитара и т.п.

«АиФ»: - Почему вы до сих пор не вегетарианец?

А.Н.: - Есть много фактов, которые говорят, что мясо действительно вредно. Есть легенда, которую нам рассказывают о том, что в мясе есть незаменимые аминокислоты, которых нет в растительной пище. Но если вы будете есть только растительную пищу, не забывая творог, молоко, бобовые, яйца, то у вас изменятся процессы в кишечнике, там заселятся не угнетаемые процессами распада мяса бактерии, которые будут вырабатывать незаменимые аминокислоты. Можно жить без мяса. Легенда – всего лишь легенда, которая опровергается фактами: существуют люди, которые живут долго и не едят мяса.

Я пока  его еще ем, может быть, когда-нибудь откажусь. Но шашлык – это же прелесть!

«АиФ»: -Александр, откуда у вас такая работоспособность? Занимаетесь ли вы спортом?

А.Н.: - Я хожу в спортзал не для того, чтобы нарастить бугры, а для того, чтобы поддерживать себя в форме. Человек современного общества живет во внештатном режиме. Конструкция, в которой мы пребываем, не задумывалась для таких режимов работы, в которых мы существуем – это гиподинамия, «пережор». Если вы хотите продлить свою жизнь в полтора раза, жрите меньше, больше двигайтесь. Организм - это клеточная империя, в которой есть дороги. Если вы в своей гиподинамии давите на кровоток, соответственно, по «дорогам» в разные регионы империи не поступают необходимые вещества, не происходит дренаж. Многие болезни можно вылечить только движением и только диетой (артриты, гипертонии, диабеты). То, что организм не получает извне, от микробов, то, что он сам себе делает – от всего этого он может избавиться.

«АиФ»: - Александр Петрович, не планируете ли написать еще какую-нибудь книгу на тему религии?

А.Н.: - Одна книжка на тему религии у меня написана, она называется «Опиум для народа». Что кается религии вообще, в очень многих своих книгах я затрагиваю аспекты веры, потому что считаю, что религия является одним из тех якорей, которая удерживает цивилизацию на ее пути вперед. Еще одну книгу про религию в ближайшее время я писать не намерен.

«АиФ»: - Где грань между либерализмом и анархией? Если разница в наличии законов, то как отличить либеральный закон от нелиберального, ведь любой закон - это ограничение свободы?

А.Н.: - Да любой закон – это ограничение свободы. Либеральная республика устроена так: там должен существовать минимум законов, который должен исполняться. Главным принципом, которому должны соответствовать нормативно-правовые акты, должен быть следующим: человек имеет право распоряжаться собой и своим имуществом, если он непосредственно не затрагивает чьих-либо интересов.

Например, можно ли сжечь Коран? Если это ваш Коран – то можете, если не ваш – то не можете. Все остальные магические навороты, которые общество накручивает – это все магия. Танцевать надо от практики. Поскольку мы живем в практическом мире, в котором у каждого есть свои идеи, святыни, то и на общественной площадке мы должны соблюдать только гражданские законы, никаких культов вуду. Мой Коран я сжигаю, ваш Коран вы сжигаете. Что касается разговоров о символике - символ у каждого в голове свой собственный. Если для кого-то Коран – это святыня, он может его не сжигать. На этих принципах должны строиться законы в обществе, отсюда вытекают закон об эвтаназии, о короткоствольном оружии, как праве на защиту себя, своего здоровья и имущества, потому что имущество – это часть человека, собственность священна.

«АиФ»: - Александр, вопрос от нашего читателя. В книге про рекламу вы писали, что реклама - это хорошо, стимулирует потребление, работу людей и т.п. Но вы ведь сами признали, что от вещей люди счастливее не делаются! Можно быть йогом в канаве и быть счастливым, а можно иметь миллиард - и быть несчастным. Это факт. Но ведь люди живут именно для счастья, а не для потребления и инвестирования. Я не спорю, что если все будут много вкалывать, чтобы много заработать и много тратить - это будет прогресс. То есть в плюсе окажется человечество, а не отдельные личности (личность, возможно, была бы куда счастливее, просто меньше работая и больше проводя времени с семьей, книгами, или занимаясь спортом).

Но тогда чем вы отличаетесь от того же Сталина, которому, несомненно, было плевать на счастье отдельных людей, но так же несомненно, что прогресса - как он его понимал - он хотел и к нему стремился. И добился, чтобы там не говорили. Ну, хотел человек завоевать мир. Ну, погибла бы при этом пара сотен миллионов. Зато - всепланетное государство, отсутствие таможен и т.д. Для вас прогресс и благополучие человечества в целом важнее счастья отдельной личности. Тогда какая разница?

А.Н.: - Сталин заботился о счастье. Термин «осчастливливание» – был официальным термином пропаганды. Когда советские войска входили на территорию Польши, Финляндии, как раз и звучал этот термин. Я хочу немного «остудить ваши головы». Счастье – это не категория цивилизации, это категория индивидуума. Цивилизация не работает с категорией счастья. Счастье работает с категориями комфорта, удовлетворения и т.д. Увеличение комфорта – это задача цивилизации. Увеличение счастья вы можете добиться без всякой цивилизации, употребляя психотропные вещества. Но наркомания – то не наш путь. Наш путь – это работа, трезвый ум, наука. которая позволяет нам жить комфортнее, приятнее. А счастливее или нет – я не могу сказать. Для кого-то поменять «Жигули» на «Шевроле» – это счастье. А для другого заработать миллиард – это несчастье, потому что у него их уже несколько штук, для него это никакой принципиальной роли не играет.

Что касается счастья вообще: мы - клетки организма, который называется цивилизация. Если каждая клетка будет заботиться о себе, а не о других людях, досаждая им своей точкой зрения о том, как надо правильно жить, тогда весь организм цивилизации будет жить хорошо. Если каждый добьется для себя хорошей жизни, то всем будет хорошо. Если каждый будет соваться в чужую жизнь, то мы только порушим ее. Современный мир - не мир идеологии, он спокойный.

«АиФ»: -Спасибо, Александр, за интересное интервью, поздравляем Вас с наступающим Новым Годом! Что бы Вы могли пожелать нашим читателям и зрителям?

А.Н.: - Денег и здоровья, больше вам ничего не нужно!

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (51)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество