24330

«Водку в землю пришлось закопать». Как живёт Кабул после захвата талибами?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Куда без QR-кода пускать не будут? 17/11/2021
/ Георгий Зотов / АиФ

Я бы сказал, на первый взгляд вообще ничего не изменилось. В Кабуле нет светофоров, сумасшедшее движение и такие пробки, что Москва отдыхает. После перехода улицы надо давать медаль «За отвагу!» — водители несутся на старых «рыдванах» прямо на пешеходов, не думая тормозить. Центральный проспект Майванд по-прежнему выглядит как сплошной базар, где вручную жмут гранатовый сок, продают китайское барахло, а из древних маршруток орут — «Давай запрыгивай, место есть!». Электричество и мобильная связь вырубаются на несколько часов в день, ночью из кранов почти не идёт вода.

Как будто и нет новых властей...но на самом деле они есть. По Кабулу разъезжают броневики, где под белыми знамёнами с надписью «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его!» сидят новые хозяева страны, 20 лет подряд воевавшие в горах и пещерах против НАТО. С пулемётами, в шлёпанцах и рваной одежде, и в новенькой форме США — со складов бежавшей афганской армии. «В первую неделю тут все жутко, до дрожи боялись „Талибана“*, и откровенно не знали, что делать, — рассказывает мне бизнесмен Хафизулла Маршид. — Но потом привыкли». «К чему именно?» «А, да просто привыкли бояться».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Снится, голову рубят»

Я приезжаю в МИД Афганистана — получать разрешение на репортаж из Кабула. Из талибов в кабинетах только бородатое начальство в чёрных чалмах, остальные сотрудники — те же самые, что работали при свергнутом президенте Ашрафе Гани.

«Боевики сказали: оставайтесь на своём месте, мы вас не тронем, — шепчет секретарь, оглядываясь на открытую дверь. — Но я часто просыпаюсь в ужасе — снится, что талибы рубят мне голову за связь с американцами».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Зарплату в Афганистане никто не получает уже 2,5 месяца — у исламистов нет денег, но обещают выдать «как только, так сразу». На перекрёстках Кабула мучаются с диким хаосом постовые — тоже сотрудники прежнего режима (им даже форму не сменили), рядом кладут асфальт рабочие в оранжевых жилетах. «Ребята, вам платят?» — спрашиваю я. «Нет, — разводят они руками. — Талибы сказали — молитесь Аллаху, деньги будут».

Таксист в машине громко врубает песню. «Говорят, боевики запретили музыку». «Плевать, хочу и буду слушать». Удивительно. Когда в 1996 году «Талибан» захватил Кабул, здесь прошли кровавые массовые казни — на стадионе расстреляли тысячи солдат, замучили до смерти и публично повесили бывшего президента времён СССР Наджибуллу, резали горло противникам исламистов. И вдруг всё тихо-мирно. У меня появилось ощущение, что афганцы даже слегка разочарованы.

Охотники на людей

«“Талибан” начался в 1994 году как движение крестьян из бедных кишлаков, — объясняет врач Сибгатулла Маджид, в 1981-1986 гг. учившийся в Москве. — Такие люди всегда находили утешение в религии, от этого происходят их фанатизм и жестокость. Но первые командиры талибов за 27 лет войны умерли или убиты в боях, у руководства оказались другие люди. Их уже не устраивают запреты на смартфоны, на школы для девочек и повсеместная паранджа для женщин. Эти люди тоже фанатики, но с умом — им ясно, что опять расплеваться со всем миром талибы не могут — Афганистан просто не выживет без международной гуманитарной помощи. Хотя представляю, каких сил им стоит удержать боевиков от расправ над ненавистными проамериканскими чиновниками. Да, я помню прежних талибов как бешеных убийц. Похоже, их новое поколение сообразило — либо мы будем воевать без конца, либо на земле Афганистана прямо сейчас наступит мир. Поэтому они никого и не трогают. Вопрос — надолго ли?»

В добрые намерения талибов в Кабуле верят немногие, и это логично — особенно если вспомнить, что именно они творили. У пятизвёздочного отеля «Интерконтиненталь» (у меня там назначена встреча с представителем боевиков) патруль «Талибана» проверяет мои документы...Ситуация выглядит абсурдом — всего 3 года назад террористы захватили эту же гостиницу и убили тут 43 человека, включая 9 украинских лётчиков и стюардесс. Ещё недавно боевики охотились за иностранцами, как за куропатками, а теперь раздают интервью в холлах фешенебельных отелей, которые ранее взрывали.

«Вы стреляли в невинных людей, — говорю я сотруднику пресс-службы провинции Кундуз мулле Мустафе Хабибулле. — А теперь предлагаете это забыть?». Тот флегматично отпивает чай и улыбается. «Американцы и их слуги убили в нашей стране сотни тысяч мирных жителей, — произносит он. — И что, на такое не нужно обращать внимания? Но мы готовы закрыть глаза на преступления прежнего режима. Хватит крови. Сами спросите афганцев, что им нравится, — жить без войны или под бомбардировками? Вы прежде могли спокойно вечером пройтись по Кабулу? А сейчас гуляйте на здоровье, вас никто не остановит».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Боевики и мусор

Тут он прав — в Афганистане (по сравнению с прежней ситуацией) стало гораздо безопаснее. «Лично я доволен, — признаётся владелец супермаркета Мохаммед Абдулла. — Преступность почти исчезла — талибов опасаются, знают: они скоры на расправу. Раньше в каждом городе бандиты грабили и убивали торговцев, теперь — тишина. Получив власть, талибы сначала растерялись — оказывается, страной нельзя управлять из мечети с автоматом в руках. Они думали, что сокрушат американцев, закричат хором — „Аллах велик!“, и всё сразу наладится. Ничего подобного. Нужно, чтобы на заправках был бензин, вывозился мусор, работали больницы — от коронавируса у нас много людей умирает. Для талибов это шок. Оказывается, мало занять Кабул, следует научиться управлять государством. Мне один полевой командир грустно сказал — „Воевать было проще“. Ну и хорошо, что они не рубят руки на площадях, не устраивают казни». «Вы уверены, что они позже этого не начнут?» — спрашиваю я. «Э...вот не хотелось бы».

Талибы расслабились

Ввиду лёгкой победы в Афганистане боевики находятся в эйфории. Раньше в центре Кабула стояла куча блокпостов, где военные обыскивали машины, а иногда и пассажиров. Министерства окружали по две бетонные стены — чтобы террористам-смертникам было сложнее прорваться в здание. Посетителей проверяли через металлоискатель, рылись в личных вещах. Сейчас я прохожу запросто, боевик на посту краем глаза смотрит на удостоверение журналиста, и машет рукой. На входе в торговый центр меня тоже не обыскали. Талибы расслабились и думают — угрозы им больше нет. Хотя в Афганистане уже произошло несколько крупных атак смертников в мечетях (предположительно, их устроили террористы «Исламского государства»**), «Талибан» не придаёт этому внимания. Вчера в Кабуле подорвали два госпиталя — грохот взрыва одного их них я слышал лично. Такой пофигизм рано или поздно аукнется — талибы привыкли сами устраивать теракты, но теперь террористы убивают их: и они не знают, что делать.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

С раннего утра я вижу толпы у банков — банкоматы в Кабуле не работают, люди занимают очередь ещё ночью, чтобы снять свои сбережения: в неделю выдают максимум 10 000 афгани (7 900 рублей).

«Я две бутылки водки хранил, из России привёз, — смеётся доктор Маджид. — Талибы пришли, испугался — думал, будут ходить по квартирам, алкоголь запрещённый искать: закопал в землю возле дома. Сейчас размышляю — надо уже достать да выпить, всё вроде тихо. Меня „Талибан“ устраивает, при них порядок. Недавно водительские права получал, выдали за полчаса: тот же чиновник, что полгода назад без взятки в $100 и пальцем не шевелил».

Тем не менее, беды Афганистана не исчезли: еда дорожает, на улицах полно нищих, умоляющих о куске хлеба. Если талибы не справятся с экономикой, им понадобится свалить проблемы на врагов. И недостатка в них явно не будет.


*Организация запрещена в РФ
**Организация запрещена в РФ

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах