39594

Вассерман: все санкции по форме антироссийские, а по сути антиевропейские

Анатолий Вассерман.
Анатолий Вассерман. / Александр Уткин / РИА Новости

Америка в который раз обвинила Россию в нарушении договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) и пообещала ввести новые санкции. Об этом заявила заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Роуз Гетемюллер. Имеют ли данные обвинения под собой реальную почву и может ли Москва пойти на уступки Вашингтону, чтобы избежать дополнительных санкций, АиФ.ru рассказал политический консультант Анатолий Вассерман. 

Наталья Кожина, АиФ.ru: Анатолий Александрович, Вашингтон рассматривает возможность введения нового блока экономических санкций. Причина — нарушение Россией договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Как вы считаете, это очередная ничего не значащая угроза или США все же готовы ввести новые санкции?

Анатолий Вассерман: Есть такое выражение — «Англия всегда готова сражаться до последнего солдата своих союзников». Это также относится и к той части англичан, что два с половиной века назад объявила себя независимой от Родины. Сейчас смысл так называемых американских санкций заключается, прежде всего, в том, чтобы максимально разорить Евросоюз и затруднить его взаимодействие внутри Евразийского материка. В конечном счете сделать его подконтрольным США. Более того, это намерение и не скрывается. Большая часть санкций, объявляемых Америкой, по форме антироссийская, а по сути антиевропейская. Европейцы теряют от них гораздо больше, чем Российская Федерация. Возможно, абсолютные суммы потерь у нас значительнее, зато выдержать эти санкции нам легче по многим историческим причинам. Соответственно, Россия смело может пренебречь этим давлением, а для европейцев оно весьма чувствительно. Я даже не сомневаюсь, что Штаты будут и впредь изыскивать поводы для объявления очередных санкций.

— Что вы думаете относительно повода, который на этот раз выбрала Америка. Имеют ли ее обвинения под собой какие-либо основания? 

— Насколько мне известно, американцы заявляют претензии относительно того, что Россия разработала стенд для испытания новых модификаций крылатых ракет и он базируется на сухом пути. А согласно договору РСМД и мы, и американцы вправе создавать крылатые ракеты средней и меньшей дальности только воздушного или морского базирования. Разумеется, сам по себе стенд не предназначен для боевых пусков, только для испытаний, но именно к нему американцы сейчас предъявляют претензии. При этом естественно, что у них самих подобные стенды тоже имеются. Все недовольство США основано на, мягко говоря, произвольной трактовке договора, поскольку сам этот документ никоим образом не ограничивает возможности испытания этих ракет на стендах заведомо не предназначенных для боевых пусков. Формально эта претензия возможна, но по сути она не имеет никакого отношения к реальности. Я не сомневаюсь, что мы тоже можем предъявить американцам в точности такие же претензии, просто нам это в экономическом смысле не выгодно. А в политическом — мы, к сожалению, используем далеко не все имеющиеся у нас возможности давления на оппонента. О чем лично я очень жалею. Но думаю, что западно-европейские партнеры США, скорее всего, не задумываясь присоединятся к новым санкциям. Они уже не раз доказывали, что в политическом плане полностью подчинены Штатам, хотя в экономическом — еще обладают некоторыми возможностями свободы. Очень жаль, но нам придется какое-то время терпеть это. Американцы пока демонстрируют себя самыми сильными игроками. А тот, кто не рассчитывает на собственные силы и ресурсы, естественно старается присоединяться к тому, кто покруче. Думаю, что у России будут более или менее нормальные союзники только тогда, когда мы наглядно докажем, что можем защищать себя и других, а для этого нам придется показать, что никакие санкции ни под какими предлогами не изменят нашей политики.

— У вас есть предположения, какие сферы может затронуть новый блок санкций?

— Боюсь, что возможностей у Америки для этого очень много. Дело в том, что на протяжении четверти века наша экономика перестраивалась по западным рецептам, разработанным для того, чтобы создать как можно больше уязвимых мест. На этот счет есть очень хорошее выражение: «Есть два вида экономики. Один вы стараетесь создать у себя, другой — хотите видеть у ваших конкурентов». К сожалению, мы построили в России именно ту экономику, которую Запад хотел видеть у нас как у своих конкурентов. Еще раз повторю, что в нынешних условиях у Российской Федерации гораздо больше уязвимых мест, чем было, например, на заре перестройки. Сегодня нам приходится очень многие отрасли создавать практически с нуля, тратя на это колоссальные деньги и время, поэтому сейчас вряд ли кто-то может перечислить места, по которым нас могут «ударить». 

— Как вы считаете, может ли Россия пойти на какие-то уступки, чтобы смягчить санкции?

— Желающих уговорить нас пойти на уступки очень много. Но исторический опыт взаимоотношений с тем же Западом доказал, что каждая наша уступка вызывала лишь следующую волну давления и попытки заставить нас подчиниться. Мне кажется, что в нашем руководстве осталось достаточное количество вменяемых людей. Они, несомненно, понимают, что если мы будем делать уступки, то нас просто еще больше зажмут.

— А что вы думаете, относительно контрмер: возможны ли они с нашей стороны, если Америка примет очередной блок санкций, а главное — насколько эффективна подобная политика?

— Возможны. Но большая часть наших контрмер идет не в формате антисанкций, а в формате создания новой структуры отечественной экономики, неуязвимой для санкционного давления.

Судя по тому, как много, долго и упорно нам рассказывают о неэффективности любых программ импортозамещения, бессмысленности создания каких-либо экономических блоков в противовес США, нерентабельности перехода на торговлю в национальных валютах, эти меры действительно эффективны.

Оставить комментарий (10)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество