Примерное время чтения: 8 минут
1157

«Тюремный бунт». Сектор Газа продолжит страдать, если не принять меры

Сюжет Обострение палестино-израильского конфликта в 2023-2024 гг.

Сразу оговоримся, что американское издание The Foreign Policy часто используется для того, чтобы прощупать настроения людей: как народ США будет реагировать на тот или иной поворот событий. И тем не менее в журнале появилась любопытная публикация с нестандартным для американских СМИ взглядом на ситуацию на Ближнем Востоке. Посмотрим, как отреагируют политическая элита Штатов и улица. Предлагаем и нашим читателям ознакомиться с таким подходом к происходящему, когда виноваты не жертвы и не «взбунтовавшаяся тюрьма», а «тюремщик». 

Бомбардировки сектора Газа и военная операция израильской армии приведут лишь к новым невинным жертвам, но не сломают палестинцев. Предотвратить беспощадную резню в будущем можно, только если полностью пересмотреть статус сектора Газа — освободить проживающих там 2.3 миллиона человек из заточения и подарить им равные права с израильтянами, считает The Foreign Policy.

В плену эмоций

Если для нас история с нападением ХАМАС (Исламского движения сопротивления) на Израиль началась праздничным субботним утром — 7 октября, то она действительно становится похожей на теракт 11 сентября, в результате которого «невинные жертвы подверглись неспровоцированному насилию варваров», пишет The Foreign Policy. Какое должно быть продолжение у такой истории? Оправившись от шока, вызванного разрушительным ударом, пострадавшие собираются с силами и «от имени возмущенного человечества побеждают и наказывают агрессоров», полагают американские журналисты.

Но не допустить повторения чудовищной трагедии, которая обрушилась на невинных израильтян, и свершения с их стороны жестокого возмездия, от которого гарантированно пострадают в том числе и те палестинцы, которые не были ни к чему причастны, можно только, если беспристрастно, отбросив все эмоции, определить причины продолжающегося между ними конфликта и устранить их. Тут же опровергает первый свой посыл The Foreign Policy и предлагает выход. Далее приводим их аргументы.

Этот призыв адресован не только широкой общественности, но и всем президентам. Категорически осудив нападение ХАМАС и сравнив его с теми терактами, которые в свое время совершало Исламское государство, президент США Джо Байден хотя и показал себя лидером, который стоит на страже общечеловеческих ценностей, но, однозначно поддержав Израиль, проявил политическую близорукость, отмечает The Foreign Policy.

Ведь если за точку отсчета мы примем 1948 год, когда бабушки и дедушки беженцев из Газы проживали в районах, куда их вооруженные потомки на днях возвратились с особой жестокостью, то мораль истории, как и адекватная ей развязка, поменяются радикальным образом. В этом случае, ХАМАС начали не столько войну, сколько «тюремный бунт», а сектор Газа — это «тюрьма под открытым небом», считает The Foreign Policy.

Истоки конфликта

До того, как в мае 1948 года Израиль объявил себя независимым государством, на земле, окружавшей Газу, находились десятки палестино-арабских деревень и поселений, крупнейшее из которых — Аль-Мадждаль — сегодня не что иное, как израильский город Ашкелон. 

Когда 29 ноября 1947 года Генассамблея ООН проголосовала за разделение Палестины на два государства: еврейское и палестино-арабское, вся эта территория — включая Газу, прилегающие к ней районы и части пустыни Негев — предназначалась гипотетическому палестино-арабскому новообразованию. Но в ООН не смогли найти ни деньги, ни солдат, ни должных управленцев для того, чтобы претворить свой проект в жизнь. А Великобритания, управлявшая Палестиной больше 20 лет, вывела оттуда свои войска, толкнув ее в пучину хаоса, — как только британцы покинули Палестину, евреи и арабы развязали гражданскую войну.

Результатом гражданской войны, сражений между Израилем и экспедиционным корпусом Арабских государств, которые вторглись в Палестину в мае 1948-го, а также инициированных израильтянами систематических компаний по изгнанию арабских граждан с территорий, на которых должно было конституироваться новое палестино-арабское государство, стало переселение 750 тысяч палестинцев. Из них 200 тысяч нашли прибежище в узкой прибрежной полоске земли, которая сегодня известна как сектор Газа. Израиль не позволил палестинцам, которые были им насильно выселены или же просто вынужденно покинули свои дома из-за начавшихся боевых действий, вернуться обратно. Деревни, города и окрестности, где они до этого жили, впоследствии сравняли с землей. Так палестинцы стали беженцами.

По итогам первой арабо-израильской войны в 1949-м Газу оккупировала Арабская Республика Египет. Затем после Шестидневной войны в 1967-м ее оккупировал Израиль. Тогда Тель-Авив, считая, что мусульманская религиозная идентичность для него несет меньшую опасность, чем движение палестинского национализма, поддержал местное течение «Братьев Мусульман» (запрещена в России) — политико-религиозной панисламской организации, порой применяющей для достижения своих целей террористические методы. Израильтяне рассматривали ее как «ценный актив», который можно спонсировать и использовать для того, чтобы подорвать влияние ООП (Организации освобождения Палестины) — главной политической структуры во главе с Ясиром Арафатом, отстаивающей интересы притесняемых в Палестине арабов. 

И именно эта ячейка «Братьев Мусульман» из сектора Газа потом, в 1987 году, создала ХАМАС, который сегодня борется за уничтожение Израиля и за создание на всей территории, которую до 1948 года занимала подмандатная Палестина, палестинского государства. Так, израильтяне непосредственно «приложили руку» к появлению своего заклятого врага, ХАМАС.

Тюрьма под открытым небом

В 2006-м, через год после того, как Израиль, реализуя план одностороннего размежевания, — «в надежде избавиться от ответственности за многочисленное, обнищавшее и враждебно настроенное по отношение к нему население Газы» — вывел оттуда свои войска и эвакуировал всех еврейских поселенцев, к власти в Газе пришел ХАМАС, который так и не отказался от идеи уничтожения Израиля. В ответ на это Тель-Авив при поддержке Вашингтона предпринял попытку организовать там переворот, но она не увенчалась успехом. Тогда израильтяне при участии мирового сообщества приняли меры, которые привели к фактической изоляции сектора Газа и его населения. 

Газа — клочок земли 54 км в длину и 12 км в ширину, где проживает сегодня 2.3 миллиона человек, — превратилась «в тюрьму под открытым небом, страдающую от перенаселения и дефицита ресурсов», подчеркивает The Foreign Policy. Она вынуждена почти полностью полагаться на Израиль в вопросах обеспечения себя продовольствием, водой и электричеством. Функционирование системы здравоохранения, торговля, рыболовный промысел, связи с внешним миром и даже работа почтовой службы в секторе Газа также зависят от благосклонности Тель-Авива. 

С 2006 года Израиль фактически использует ХАМАС как организацию ответственных заключенных, в чьи обязанности входит следить за тем, чтобы другие «сидельцы» — фактически «приговоренные к пожизненному заключению без суда и следствия» — не нанесли никакого вреда израильским гражданам и государству.

Эти особые отношения культивировались «карательными вторжениями» израильской армии в сектор Газа: в течение 23 дней в 2008-09, 5 дней в 2012, 50 дней в 2014 и 15 дней в 2021, в ходе которых погибло более 6400 палестинцев в период с 2008 по сентябрь 2023 и был нанесен ущерб на миллиарды долларов. В перерывах между военными операциями израильское правительство сотрудничало с ХАМАС в степени, достаточной для того, чтобы предотвращать возникновение гуманитарных катастроф, выплачивать бюрократическому аппарату ХАМАС зарплату и подавлять распространение в регионе Исламского государства.

Политика премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, суть которой — полагаться на ХАМАС в контроле за ситуацией в секторе Газа, позволила его правительству полностью сосредоточиться на других вопросах: дальнейшей экспансии еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан и судебной реформе, которая позволит аннексировать территории без предоставления палестинцам гражданских или политических прав. Но, пока «надзиратели» занимались своими делами, когорта ответственных заключенных, организованных в ХАМАС, реализовала свои тщательно скрываемые планы мятежа, отмечает The Foreign Policy.

Что дальше?

Тюремный мятеж — это красноречивое свидетельство того, что «тюрьмой» управляют неэффективно. Он всегда сопровождается насилием: как со стороны заключенных, так и со стороны тех, кто его подавляет. Решением может стать либо тюремная реформа, либо ее закрытие.

По мнению The Foreign Policy, предотвратить повторение кровопролития в будущем можно только двумя способами:

Если Израиль «не хочет» сектор Газа, он должен отдать его под управление ООН, предоставив ему поддержку в виде репарационных выплат со своей стороны, дотаций сочувствующих арабских государств и международного участия в обеспечении его безопасности. 

Если же Израиль все-таки хочет сохранить за собой сектор Газа, то он должен «открыть» малонаселенные районы на севере израильского региона Негев для «сотен тысяч» палестинцев, где еще во второй половине 20-го века жили их предки. Переселенцам из Газы должны предоставить равные права с израильтянами — в том числе, полноценные гражданство и право на участие в политической жизни.

Между Средиземным морем и рекой Иордан сейчас живет больше арабов, чем евреев. Проблемы, связанные с их совместным проживанием и тем, как это социальное явление повлияет на модель государства, которое палестинцы и арабы делят между собой, обещают быть сложными. Но эти проблемы лучше тех, с которыми мы сталкиваемся сегодня. И лучше тех проблем, которые нас ждут в будущем, если проводимая в настоящее время политика продолжит фокусироваться на эмоциональной стороне конфликта, а не на его причинах, резюмирует The Foreign Policy.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах